Комментарии в СМИ

Юридические фирмы, как представители организаций в Арбитражном суде

Настоящая статья посвящена нововведениям Арбитражно-процессуального кодекса Российской Федерации в части института представительства. В статье содержится два противоположных мнения относительно возможности для юридических фирм осуществлять функции представительства в Арбитражном суде от имени организаций. А также возможный вариант ведения деятельности юридических фирм для осуществления функций представительства от имени других юридических лиц. В настоящей статье не будут рассматриваться вопросы, посвященные представительству в Арбитражном суде граждан РФ, в том числе индивидуальных предпринимателей, в связи с тем, что нормы законодательства претерпели незначительные изменения в отношении этой категории лиц.
Новый Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24 июля 2002 г., в соответствии с Федеральным законом от 24 июля 2002 г. N 96-ФЗ вводится в действие с 1 сентября 2002 года за исключением положений, для которых указанным законом установлены иные сроки и порядок введения в действие. Изложенные в новом АПК РФ нормы, посвященные институту представительства, претерпели существенные изменения по сравнению с ныне действующим Арбитражно-процессуальным кодексом.
Для сравнения, АПК РФ от 5 мая 1995 г. содержал следующие положения: 
Ст. 47. Ведение дел через представителей
п.1. Дела организаций ведут в арбитражном суде их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им законами и иными нормативными правовыми актами или учредительными документами, и их представители.
Ст. 48. Лица, которые могут быть представителями в арбитражном суде
п.1. Представителем в арбитражном суде может быть любой гражданин, имеющий надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела в арбитражном суде.
Новый АПК РФ ввел следующие нормы: 
«Ст.59. Ведение дел в арбитражном суде через представителей
п.4.Дела организаций ведут в арбитражном суде их органы, действующие в соответствии с федеральным законом, иным нормативным правовым актом или учредительными документами организаций.
От имени ликвидируемой организации в суде выступает уполномоченный представитель ликвидационной комиссии.
п.5. Представителями организаций могут выступать в арбитражном суде по должности руководители организаций, действующие в пределах полномочий, предусмотренных федеральным законом, иным нормативным правовым актом, учредительными документами, или лица, состоящие в штате указанных организаций, либо адвокаты.»
Из этих отдельно взятых из АПК РФ норм становится очевидным, что новым АПК РФ существенно сокращен круг лиц, способных представлять интересы организаций в арбитражных судах. Данное обстоятельство говорит о том, что, несмотря на длительные дискуссии в юридических кругах до подписания закона Президентом о недопустимости и даже неконстиуционности указанных норм, они были приняты. У большинства юристов, не являющихся адвокатами, подобная норма закона при первом ее прочтении, способна вызвать лишь негативные эмоции.
Таким образом, с 01 сентября сложившаяся ситуация может иметь два варианта толкования. Первый вариант – установлена адвокатская монополия на договорное представительство организаций, второй вариант – организации, как и ранее, могут представлять любые юридические фирмы. Рассмотрим оба варианта.
Исходя из вышеприведенных цитат нового АПК РФ, представлять организации на договорной основе могут только адвокаты. Основной аргумент в пользу этого тот, что только адвокаты могут гарантировать оказание квалифицированной юридической помощи, указанной в ст. 48 Конституции РФ. Видимо, с момента вступления в силу нового АПК, многие из частнопрактикующих юристов, сотрудников юридических фирм для оказания услуг по представительству вынуждены будут стать адвокатами – т.е. вступить в адвокатуру. Адвокатура в соответствии с п.п.1 ст.3 закона об адвокатуре «является профессиональным сообществом адвокатов» – налицо принуждение к вступлению в объединение, тогда как, в соответствии с п.2 ст.30 Конституции «никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем». Можно ссылаться в обоснование позиции о неконституционности положений о договорном представительстве адвокатами на ст.ст. 8, 17, 18, 34, 37, 45 Конституции РФ. В частности, совершенно неоправданно нарушается конкурентная среда, определенным лицам предоставляются преимущества, нарушается свобода экономической деятельности, то есть любой деятельности, приносящей доход. Однако критика конституционности установления адвокатской монополии на рынке юридических услуг по ее содержанию и порядку установления не является предметом данной статьи.
Конституция РФ гарантирует каждому право на квалифицированную юридическую помощь. Применительно к организациям такую помощь могут оказывать только адвокаты. Если допустить, что это действительно так, то можно прийти к нелогичному выводу: молодой человек, недавно закончивший юридический факультет, сдавший экзамен для занятия должности адвоката, автоматически становится лицом, которое может оказывать квалифицированную юридическую помощь. А юристы, занимающиеся частной практикой на протяжении нескольких, а зачастую и многих лет, но не сдавшие такого экзамена, оказывать юридическую помощь не в состоянии. Тем самым государство ставит потребителей юридических услуг в неясную ситуацию: потребитель знает, что некая юридическая фирма на протяжении многих лет успешно представляло его интересы, но после вступления в силу нового АПК РФ он вынужден будет обращаться к тому самому молодому адвокату, причем никакой уверенности в его успехе у потребителя нет.
Сторонники адвокатской монополии, говорят о том, что никакого ограничения на представительство нет, ведь организации могут представлять еще и «лица, состоящие в штате указанных организаций». Однако данное положение никак не соотносится с необходимостью оказания квалифицированной юридической помощи. Получается, что гарантировать оказание квалифицированной юридической помощи может и любой (!!!) сотрудник организации, состоящий в штате, а это может быть и слесарь, и уборщица, и инженер-технолог (а у него тоже есть высшее образование) сварочных работ. Таким образом, упор на то, что организациям в Арбитражном суде должны оказывать квалифицированную юридическую помощь только адвокаты, неоснователен.
Опять же, вступление в ряды адвокатов само по себе не обеспечивает необходимых познаний в области правовых норм, регулирующих спорные правоотношения. Поэтому необходимым и достаточным для представительства в суде и арбитражном суде следует признать наличие высшего юридического образования.
Более того, в отношении гарантий оказания каждому квалифицированной помощи, закрепленной в ст. 48 Конституции РФ можно отметить мнение судьи Э.М. Аметистова (см. его особое мнение в постановлении КС РФ от 28 января 1997 г. N 2-П):
«Подлинные намерения авторов ныне действующей Конституции Российской Федерации можно уяснить из материалов Конституционного Совещания 1993 года, на котором разрабатывался и обсуждался ее проект.
В ходе Конституционного Совещания неоднократно предпринимались попытки внести в проект нынешней статьи 48 поправки, имевшие целью ограничить круг лиц, оказывающих юридическую помощь, только членами коллегии адвокатов. Все эти поправки были отклонены… «главное, чтобы у человека при осуществлении его права на защиту был выбор независимого защитника по его убеждению. Не всегда существующие адвокатские структуры независимы от органов власти, и поэтому предоставление альтернативы для человека обратиться в коллегию адвокатов, в Союз юристов или к частному юристу, защитнику – это реализация в полной мере его права на осуществление защиты».
Изложенное позволяет прийти к выводу о том, что создатели действующей Конституции Российской Федерации намеревались в окончательном тексте ее статьи 48 установить и обеспечить право…на самостоятельный и максимально широкий выбор защитников.
Указанное право, закрепленное в части 2 статьи 48 Конституции Российской Федерации, соответствует положению Международного пакта о гражданских и политических правах, в котором установлено, что каждый имеет право при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения сноситься «с выбранным им самим защитником» (пункт 3 подпункт «b» статьи 14). Таким образом, Международный пакт о гражданских и политических правах также подразумевает право каждого на самостоятельный выбор защитника.
С учетом сказанного следует толковать и часть 1 статьи 48 Конституции Российской Федерации. Содержащееся в ней положение о том, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи, означает конституционную обязанность государства обеспечить каждому желающему достаточно высокий уровень любого из видов предоставляемой юридической помощи (не только в уголовном процессе, но и в любой другой сфере деятельности, где возникает необходимость в такой помощи), по не означает обязанности гражданина непременно пользоваться помощью только такого уровня, если, конечно, при этом не нарушаются конституционные принципы судопроизводства, а также права и интересы других лиц.».
Очевидно, что, говоря о гарантии квалифицированной юридической помощи, конституция не имеет в виду то, что такая помощь может быть оказана только адвокатами, а значит, запрет на участие в арбитраже в качестве представителей организаций юридических фирм и частнопрактикующих юристов не соответствует гарантиям Конституции о предоставлении каждому квалифицированной юридической помощи.
Рассмотрим позицию противоположную сторонникам адвокатской монополии.
П.3 ст. 59 нового АПК РФ говорит о том, что «представителями граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, могут выступать в арбитражном суде адвокаты и иные оказывающие юридическую помощь лица». Таким образом, законодатель допускает возможность представительствования от имени граждан юридическими фирмами или частнопрактикующими юристами. Соответственно деятельность по представительству, осуществляемая иными лицами, в том числе юридическими фирмами, по своему содержанию и целям тождественна юридической помощи, оказываемой адвокатами по представительству в арбитражном процессе. Адвокаты и иные представители граждан в рамках арбитражного процесса имеют одинаковый статус. Из этого можно сделать вывод, что предполагаемое ограничение круга лиц, которые могут оказывать юридическую помощь по представительству в арбитражном суде организациям, не является ни принципом судопроизводства, ни квалификационной гарантией надлежащего (профессионального и добросовестного) представительства. Иначе говоря, осуществление представительства в арбитражном суде, в частности, участниками и работниками организаций, оказывающих юридические услуги, индивидуальными предпринимателями, оказывающими юридические услуги, не противоречит принципам и организационным основам судопроизводства, которые имел в виду законодатель при принятии нового АПК РФ.
На основании этого можно сделать вывод о том, что толкование п.5 ст. 59 нового АПК РФ, в той мере, в которой оно ограничивает участие юридических фирм в качестве представителей организаций в Арбитражном суде, явно не соответствует целям и задачам правосудия, осуществляемого арбитражными судами (ст. 2 нового АПК РФ).
Данное толкование не должно применяться арбитражными судами.
Можно говорить о том, что п. 5 ст. 59 нового АПК РФ не содержит исчерпывающего перечня категорий лиц, которые могут выступать в качестве представителей от имени организаций в арбитражных судах. Действительно, пункт 6 этой же статьи, касающийся как представительства от имени граждан, так и представительства от имени организаций, устанавливает следующее: «Представителем в арбитражном суде может быть дееспособное лицо с надлежащим образом оформленными и подтвержденными полномочиями на ведение дела, за исключением лиц, указанных в статье 60 настоящего Кодекса».
С учетом данного пункта можно прийти к выводу, что п.5 ст. 59 нового АПК РФ указывает лишь на отдельные распространенные категории представителей организаций. При этом полномочия руководителя организации по должности и адвокатов, в отличие от других категорий представителей, в соответствии со ст. 61 АПК РФ подтверждаются не доверенностью, а иными документами. Кроме того, такие категории представителей как руководитель организации и штатные работники характерны исключительно для организаций. Соответственно по причине этой особенности данные категории представителей организаций были перечисления в п. 5 ст. 59 нового АПК РФ.
Таким образом, по общему и для граждан, и для организаций правилу, установленному в пункте 6 статьи 59 нового АПК РФ, в качестве представителей в арбитражном суде могут выступать любые дееспособные лица, имеющие надлежащим образом оформленные и подтвержденные полномочия, т.е. доверенности, соответствующие требованиям федерального законодательства. Это наиболее общая категория представителей в арбитражном процессе. Руководители организаций по должности, штатные сотрудники организаций, адвокаты, а также представители ликвидационных комиссий (председатель, члены, иные представители) и единоличный ликвидатор выделены из данной категории специальными признаками.
Однако данная точка зрения весьма спорна и подтверждение ее на практике, либо утверждение точки зрения сторонников адвокатской монополии нужно ожидать с разъяснением Пленума ВАС РФ.
В настоящий момент наиболее неприятной для представителей юридических фирм является трактовка указанных пунктов, запрещающая им осуществлять функции представительства от имени организаций. А действительно ли такая трактовка запрещает юридическим фирмам оказывать услуги по представительству?
По-видимому, на этот вопрос можно ответить отрицательно. Хотя и добавляя определенные сложности, указанная формулировка не лишает юридические фирмы возможности оказывать организациям услуги по представительству.
На самой поверхности лежит вариант заключения между сотрудниками юридической фирмы и организацией срочного трудового договора в соответствии со ст. 58 Трудового кодекса РФ. Проблема нахождения в штате с одной стороны компенсируется возможностью принять в штат на любую должность, с другой стороны отсутствием необходимости доказывать нахождение представителя в штате.
На суде не лежит обязанности и, соответственно, суд не имеет права требовать от представителей иных документов, подтверждающих их полномочия, помимо предусмотренных в статье 61 нового АПК РФ. В частности, не соответствует закону истребование у представителя, предъявившего надлежащим образом оформленную доверенность, выписок из трудовой книжки, справок отдела кадров, выписок из штатного расписания, копий трудового договора и т.д. Данные документы не указаны в статье 61 нового АПК РФ и не относятся к предмету доказывания по делу.
По общему правилу полномочия представителя подтверждаются доверенностью оформленной в надлежащем порядке. Следовательно, представление арбитражному суду надлежаще оформленной доверенности является достаточным основанием для допущения этого лица в процесс без представления каких-либо дополнительных доказательств правомерности своего участия в судебном заседании. Ведь, строго говоря, представить какие-либо иные документы, подтверждающие процессуальный статус представителя, объективно невозможно. Ст.61 Трудового Кодекса сохранила понятие фактического допущения к исполнению трудовых обязанностей и, соответственно, возникновение трудовых отношений даже при отсутствии письменного трудового договора. В соответствие со ст. 66 Трудового Кодекса трудовые книжки оформляются после пяти дней работы, соответственно, и выписки из трудовой книжки могут не представляться.
Вопрос о наличии расходов на представителя в случае, если представителем является работник организации, решается тоже относительно просто. Работник может осуществлять только функции представителя (за 1 МРОТ). Составление же исковых и иных заявлений, оказание консультационных юридических услуг, оказание посреднических услуг, услуг по досудебному урегулированию, может, как и ранее, осуществляться юридическими фирмами, данные расходы будут включаться в состав убытков лица их осуществившего.
Таким образом, вступление в силу нового АПК РФ затруднит, но не исключит возможность оказания юридическими фирмами юридических услуг по представительству. Однако положения Нового АПК РФ, регулирующие институт представительства нуждаются в их комментарии со стороны Пленума ВАС РФ для единой практики применения их Арбитражными судами.
Саськов К.Ю.
Директор Департамента корпоративного обслуживания и арбитражных споров«Качкин и Партнёры»

ПОДЕЛИТЬСЯ

Денис Качкин

Адвокат
Управляющий партнер
Руководитель практики по инфраструктуре и ГЧП
Заведующий базовой кафедрой юридического факультета НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург

Cкачать VCARD
Денис Качкин

Адвокат
Управляющий партнер
Руководитель практики по инфраструктуре и ГЧП
Заведующий базовой кафедрой юридического факультета НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ