Комментарии в СМИ

«Власти «поправят» ритейл»

Максим Али, юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры», оценивает изменения в закон «О торговле» и отмечает, что поправки требуют более глубокой проработки.

2015 год ознаменовался не только многочисленными санкциями, валютными колебаниями и, как следствие, массовым импортозамещением и общим удорожанием товаров, но и знаковыми инициативами властей, которые, вопреки тенденциям поддержки малого и среднего бизнеса, создают все больше и больше как административных, так и фактических преград на пути предпринимателей.

Одним из новых барьеров для российского ритейла стали поправки в закон «О торговле», предложенные группой депутатов во главе с Ириной Яровой, которые вызвали нешуточный резонанс на профессиональном рынке.

От добра добра не ищут

Поправки, предлагаемые депутатами к действующему Федеральному закону от 28 декабря 2009 года N 381-Ф3 «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации», впервые были озвучены 21 января 2015 года, а 19 мая одобрены Госдумой в первом чтении. Они предполагают дополнить существующий закон пунктами о сокращении ретробонуса торговым сетям с 10% до 3% и уменьшить срок отсрочки платежей поставщикам вдвое — для скоропортящихся продуктов с 10 до 5 дней, за продукцию с месячным сроком годности до 20 дней, а на товары длительного хранения — до 35 дней вместо действующих 45. Также планируется обязать торговые сети размещать на сайтах компаний информацию о правилах отбора поставщиков продовольственных товаров и об условиях подобного сотрудничества.

По мнению Максима Али, юриста корпоративной и арбитражной практики адвокатского бюро «Качкин и Партнеры», основной целью законопроекта является повышение доступности продовольственной продукции в торговых сетях. «В связи с этим вводится ряд ограничений, которые должны повлиять на уменьшение стоимости товара в рознице, во многом за счет улучшения положения поставщика. Например, максимальный размер вознаграждения ритейлеру снижается с  10% до 3%, существенно уменьшается максимальная отсрочка оплаты товара (по отдельным категориям товаров в 1,5-2 раза), запрещается включение в договоры с поставщиками услуг по продвижению товаров. Кроме того, за нарушение закона о торговле предлагается ввести административную ответственность, при которой суммы штрафов для организаций, как и сейчас, исчисляются миллионами рублей», — пояснил он.

К слову, о штрафах — в случае нарушения вышеописанных норм, юридическим лицам грозит штраф от 2,5 до 5 млн рублей, а должностным лицам и вовсе может светить дисквалификация. Также депутаты предлагают увеличить срок давности привлечения к ответственности по правонарушениям в торговой сфере с двух месяцев до одного года. При этом в первоначальном варианте поправок предполагалось приостанавливать деятельность ритейлера на срок до 90 дней.

Другой стороной вопроса стал тот факт, что, помимо депутатского проекта, существует и правительственный, о котором говорил вице-премьер Аркадий Дворкович еще 16 апреля. Согласованный проект практически полностью совпадает с депутатским, но при этом отличается меньшей «жесткостью» по отношению к предпринимателям.

Екатерина Кузнецова, старший юрист коммерческой практики Goltsblat BLP, считает, что нынешняя редакция закона о торговле формально предоставляет поставщикам и торговым сетям, при условии грамотного составления договоров, возможность обеспечить максимальную прозрачность в правоотношениях поставщик-торговая сеть. «Но с учетом предлагаемых поправок данные правоотношения вряд ли станут более прозрачными, скорее наоборот. Это связано с тем, что поправки слабо учитывают специфику отрасли. Более того, до сих пор отсутствует официальный отзыв Правительства РФ к данному законопроекту, есть возражения со стороны Минпромторга и Федеральной антимонопольной службы. Принятие данных поправок также пошло вразрез договоренностям, достигнутым 16 апреля 2015 года на совещании у Аркадия Дворковича», — сетует эксперт.

Серая зона

В случае принятия поправок не самые хорошие последствия могут наступить не только для самих ритейлеров, но и для покупателей. Торговой сетью может считаться два и более магазинов, принадлежащих одному лицу или работающих под одним брендом. Применение новых ограничений для таких предпринимателей может оказаться фатальным. С этой точки зрения, можно сказать о том, что фактически законодательные инициативы косвенно способствуют образованию монополий и сосредоточению рынка в руках крупных сетевых ритейлеров. Но и представителем большого бизнеса лишние расходы ни к чему, а значит они вряд ли пойдут на собственные убытки во имя сохранения общественного блага.

«Принятие данного законопроекта может привести к ряду неблагоприятных последствий. Самыми негативными из которых представляются, во-первых, повышение розничной цены для потребителей продукции, что обусловлено снижением размера вознаграждения ритейлеров до 3% от «чистой» цены товара, поскольку ритейлеры вынуждены будут «компенсировать» потерю денежных средств», — полагает Максим Жарский, адвокат, партнер компании «Найдем Адвоката».

Также эксперт отмечает, что переход рынка «под тотальный контроль» наиболее крупных торговых сетей в связи со снижением сроков отсрочки оплаты по полученным от поставщика товарам тоже не станет благоприятным исходом. «Принятие данного законопроекта, в частности, предложенных в нем положений о снижении сроков отсрочки оплаты по полученным от поставщика товарам, в большей степени, негативно скажется именно на мелких ритейлерах. Указанное обусловлено недоступностью для них кредитов, что, в значительной степени, затруднит ускорение процесса расчетов с поставщиками», — добавляет Жарский.

Сложность при расчетах с поставщиками, разумеется, возникнут, однако тут в качестве решения можно рассматривать факторинг, который при умеренных процентных ставках станет выходом из ситуации для представителей МСБ. Однако Максим Али говорит о том, что, поскольку законопроект предусматривает не увеличение, а уменьшение максимальной отсрочки платежей, представляется, что это, наоборот, может снизить значимость факторинга для поставщиков. По словам юриста, определенному числу поставщиков будет выгоднее дождаться оплаты товара, чем соглашаться на комиссию финансового агента. С другой стороны, развитие факторинга может выразиться в том, что финансовые агенты будут предлагать поставщикам более выгодные условия сделок, принимая во внимание сократившуюся длительность отсрочки платежей со стороны ритейлеров, что, в свою очередь, сделает факторинг более распространенным явлением.

Еще одним камнем, но на это раз уже в огород потребителей, станет небольшая выгода от крупных закупок для ритейлера в связи со снижением величины ретробонуса. При этом не исключается и тот факт, что данная мера может подтолкнуть торговые сети активнее развивать собственные линейки товаров, тем самым лишая покупателей широко ассортимента. По словам заместителя министра промышленности и торговли России Виктора Евтухова, ретробонусы должны постепенно сводиться к нулю.

Ольга Аткачис, руководитель департамента street retail компании Сolliers International в Санкт-Петербурге, предполагает, что на крупные продуктовые сети принятие поправок в закон о торговле практически не повлияет. У сетевых операторов объем заемных средств обычно не превышает 5%, и отказ от них на бизнесе глобально не отразится. Также сетевые ритейлеры зачастую работают без отсрочек по оплате поставленного товара.

Вполне вероятным видится и возможность развития «серых» схем со стороны предпринимателей. Екатерина Кузнецова, напротив, считает, что компании с высокими стандартами работы не будут использовать «серые» схемы, а выберут для себя возможные альтернативные механики, которые будут соответствовать законодательству даже с учетом его ужесточения. «Например, механика со скидками. Сейчас в законопроекте госпожи Яровой в совокупный размер вознаграждения, выплачиваемого торговым сетям, который не может быть более 3% от цены приобретенных продовольственных товаров, включены премии за объем закупки продовольственных товаров и выплаты за маркетинговые услуги. Ничто не запрещает сторонам договариваться, например, о предоставлении скидок. Важно при этом помнить, что скидка лишь корректирует цену товара и не является формой какой-либо компенсации. Чтобы скидка была интересна обеим сторонам (то есть не только торговой сети, которая ее получит, но и поставщику, который ее заплатит) можно рассмотреть различные механики: например, скидка за предоплату. Для корректного регулирования процесса введения скидок компании следует издать локальный документ, например, приказ, либо описать скидки в коммерческой политике компании. В этих документах должны быть указаны критерии, условия и порядок предоставления скидок», — объясняет специалист.

Абсолютный контроль

Торговые сети, невзирая на многочисленную шумиху вокруг одиозных поправок, не поддаются паники, сетуя исключительно на отсутствие диалога между властями и бизнесом. Екатерина Куманина, директор по внешним связям ГК «Дикси», обращает внимание на то, что в предложенном законопроекте сохранились положения, против которых активно выступает бизнес сообщество (совместно производители и торговые сети), и которые могут нести негативные последствия для продовольственной безопасности, ценовой стабильности и бездефицитного снабжения страны. «Мы рассчитываем на активное взаимодействие в рамках подготовки ко второму чтению и готовы предлагать наработки, сделанные в рамках межотраслевого экспертного совета. К сожалению, перед первым чтением мнение рынка и смежных отраслей не было учтено», — дополняет Куманина.

Стоит упомянуть и о запрете на продвижение продукции поставщиком ритейлерами. На сегодняшний день распространенной практикой является заключение маркетинговых договоров на продвижение продукции между сетями и поставщиками. По данным договорам оказываются различные услуги, включая выкладку товаров в основной секции магазина, прикассовой зоне, семплинг, дегустацию товаров и прочие услуги. Запрет предполагает уравнивание отношений между игроками и избавление от схем «фиктивного» продвижения, когда ритейлер заключает такой договор, но по факту не оказывает соответствующие услуги.

Однако основной вопрос находится в области контроля за исполнением всех предписаний. Максим Али считает, что сама идея предлагаемых изменений, которые должны сбалансировать отношения поставщиков с экономически более сильной стороной — ритейлерами, заслуживает внимания. Однако поправки, как представляется, требуют более глубокой проработки. Например, возникают сомнения в обоснованности и эффективности уведомления антимонопольного органа обо всех соглашениях между поставщиками и ритейлерами, поскольку, с одной стороны, необходимо учитывать возможности антимонопольных органов по проверке и контролю каждого такого соглашения, с другой — это создает лишнюю «административную» нагрузку на бизнес, что всегда нежелательно.

Так или иначе, а ритейл ждут непростые времена. Новые правила игры, пока еще не принятые, но уже активно осуждаемые, на руку будут далеко не всем. Общий итог подобных инициатив туманен и противоречив, хотя, конечно, стоит дождаться второго чтения, где голос бизнеса может быть услышан. Вполне возможно, что и «черт» окажется не таким страшным, как его малюют.

Антон Мошкин

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ