Комментарии в СМИ

«Почему компании нарушают закон «О противодействии коррупции» и как этого избежать»

Денис Качкин, управляющий партнер «Качкин и Партнеры», дает свои рекомендации в отношении применения норм антикоррупционного закона.

Федеральный закон «О противодействии коррупции», принятый еще в 2008 году с целью повысить прозрачность бизнеса государственных и частных компаний, до сих пор трактуется по-разному и применяется выборочно. Периодически нарушения закона приводят к громким штрафам и показательным процессам, но четкого понимания у компаний, как именно следует трактовать те или иные нормы закона, нет.

В прошлом году за нарушение закона о противодействии коррупции были оштрафованы сразу несколько крупнейших российских перевозчиков — «Аэрофлот», «Домодедово КАРГО», «Аэропорт Внуково» и «Лукойл Авиа». Компании приняли на работу бывших госслужащих и не сообщили о заключении трудовых договоров их вывшим работодателям. А это — требование закона, невыполнение норм которого грозит штрафом. Подобные нарушения встречаются довольно часто.

Закон регламентирует и другие аспекты деятельности компаний. Например, возможности дарить подарки чиновникам и оплачивать командировки за счет бизнес-сообщества. А начиная с 2013 года российский бизнес обязан самостоятельно разрабатывать и принимать превентивные антикоррупционные меры. В примерный перечень таких мер входит, в частности, внедрение кодексов этики, процедур, направленных на обеспечение добросовестной работы организации, сотрудничество с правоохранительными органами и т.д.

Как же вести себя компании, чтобы случайно не попасть в ряды поборников коррупции? Свои рекомендации в отношении применения норм антикоррупционных законов по запросу «Эксперт. Северо-Запад» дают профессионалы крупных юридических компаний.

1. Факт: незаконное привлечение к трудовой деятельности бывшего государственного (муниципального) служащего

Статья 12 Федерального закона «О противодействии коррупции» обязывает работодателя при заключении трудового соглашения с гражданином, ранее замещавшим должности государственной или муниципальной службы, сообщать о заключении такого договора по последнему месту работы этого служащего в течение 10 дней (однако если с момента увольнения гражданина с государственной или муниципальной службы прошло более 2 лет, то такой необходимости нет).

Чем грозит?

Неисполнение работодателем этой номы является правонарушением и влечет в соответствии ответственность в виде административного штрафа:

— на граждан — в размере от двух тысяч до четырех тысяч рублей;

— на должностных лиц — от двадцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей;

— на юридических лиц — от ста тысяч до пятисот тысяч рублей.

Комментирует Денис Качкин, управляющий партнер «Качкин и Партнеры»: «В первую очередь при принятии на работу бывшего государственного (муниципального) служащего необходимо понимать, в отношении каких лиц нужно направлять уведомление. Данные требования распространяются на лиц, замещавших должности федеральной государственной службы, включенные в раздел I или раздел II перечня должностей госслужбы (при назначении на них граждане обязаны представлять сведения своих о доходах и имуществе, а также о доходах супругов и несовершеннолетних детей), либо в перечень должностей, утвержденный руководителем государственного органа в соответствии с разделом III названного перечня (речь идет о Перечне должностей федеральной государственной службы, утвержденном Указом Президента РФ от 18 мая 2009 г. N 557, с изменениями и дополнениями).

Необходимо также отметить, что привлечение организации к административной ответственности возможно при условии наличия состава правонарушения, в том числе и вины. Согласно статье 2.1. КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, но он ей не воспользовался. Таким образом, если будет установлено, что организация-работодатель не знала о том, что лицо является бывшим служащим, чья должность входит в перечень, ввиду сокрытия данной информации работником, компания, на наш взгляд, должна освобождаться от ответственности.

Иными словами, избежать ответственности возможно, если внимательно относиться к документам, которые предоставляет соискатель, в частности к его трудовой книжке, которая заполняется по общим правилам трудового законодательства. Это связано с тем, что трудовая книжка установленного образца является основным документом о трудовой деятельности и трудовом стаже работника.

Однако в случае заключения гражданско-правового договора на оказание услуг (выполнение работ) с бывшим служащим ситуация выглядит более оптимистично. Согласно части 4 статьи 12 Закона «О противодействии коррупции», направление уведомления обязательно при заключении с бывшим служащим гражданско-правового договора стоимостью в течение месяца более 100 тыс. рублей. Процедура его заключения не предусматривает обязательный доступ работодателя к сведениям трудовой книжки и в этом случае, на наш взгляд, есть шансы не платить штраф.»

Комментирует Инна Вавилова, управляющий партнер консультационной группы «Прайм Эдвайс»: «В этой ситуации остается порекомендовать организациям тщательно проверять историю трудовой деятельности сотрудников, принимаемых на работу, и своевременно предоставлять сведения о заключенных договорах по предыдущему месту работы сотрудников.

В случае, если требование закона не выполнено, и штраф установлен, шансов на успешное обжалование соответствующего постановления у нарушителя практически нет. Дело в том, что статья 4.5. КоАП РФ устанавливает особый срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации о противодействии коррупции – 6 лет со дня совершения административного правонарушения (самый продолжительный по сравнению с другими видами правонарушений). Очевидно, что обеспечение неотвратимости наказания за антикоррупционные правонарушения очень важно для законодателя. Поэтому юридические лица, нарушившие антикоррупционные нормы КоАП, вряд ли могут рассчитывать на освобождение от административной ответственности в связи с малозначительностью административного правонарушения.»

2. Факт: подарки чиновникам и командировки за счет бизнес-сообщества

Статья 17 Закона «О государственной гражданской службе РФ» запрещает чиновникам получать вознаграждения от физических и юридических лиц в связи с исполнением должностных обязанностей — подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения. Подарки, полученные гражданским служащим в связи с протокольными мероприятиями, со служебными командировками и другими официальными мероприятиями, признаются федеральной собственностью и собственностью субъекта РФ и передаются гражданским служащим по акту в государственный орган, в котором он замещает должность гражданской службы. Исключением являются случаи, когда цена подарка составляет менее 3 000 рублей. Гражданский служащий, сдавший подарок, полученный им в связи с протокольным мероприятием, служебной командировкой или другим официальным мероприятием, может его выкупить в порядке, устанавливаемом нормативными правовыми актами РФ. Равным образом чиновникам запрещается выезжать в связи с исполнением должностных обязанностей за пределы территории Российской Федерации за счет средств физических и юридических лиц.

Чем грозит?

Получение подарка может быть квалифицированно как получение взятки (ст. 290 УК РФ) чиновником и, соответственно, дача взятки физическим (ст. 291 УК РФ) или юридическим лицом. Для юридических лиц, давших такую «взятку» должностному лицу, установлена ответственность в виде административного штрафа (ст. 19.28 КоАП РФ «Незаконное вознаграждение от имени юридического лица»). Минимальный размер штрафа составляет до трехкратной суммы денежных средств (либо стоимости ценных бумаг, иного имущества, услуг имущественного характера, иных имущественных прав), незаконно переданных или оказанных либо обещанных или предложенных от имени юридического лица, но не менее одного миллиона рублей, с конфискацией денег, ценных бумаг, иного имущества или стоимости услуг имущественного характера, иных имущественных прав. В случае крупного размера (которым на данный момент признается сумма более 1 млн рублей) предусматривается штраф до тридцатикратного размера суммы незаконного вознаграждения, но не менее двадцати миллионов рублей, особо крупного (более 20 млн рублей) — до стократного размера вознаграждения, но не менее 100 млн рублей (также с конфискацией денег, ценных бумаг, иного имущества или стоимости услуг имущественного характера, иных имущественных прав).

Комментирует Артем Нарижний, юрист юридической фирмы «Дювернуа Лигал»: «Данные нормы следует признать вполне логичными, поскольку государственные служащие не должны в своей деятельности зависеть от каких-либо внешних источников дохода, в том числе и от подарков, которые могут являться замаскированной взяткой. Равным образом может быть расценена и оплата поездок чиновника из внешних источников, поскольку они способствуют определенной экономии ими средств, полученных из законных источников дохода. Это может привести к возникновению у чиновника чувства долга перед оплатившим поездку лицом. А долг может быть возвращен соответственно путем оказания некоего содействия такому лицу при исполнении чиновником своих профессиональных обязанностей, что, естественно, недопустимо.

Стоит отметить, что в силу п. 2 ст. 14 Закона о противодействии коррупции, применение мер ответственности к юридическому лицу не освобождает от ответственности за данное коррупционное правонарушение виновное физическое лицо, и наоборот».

3. Факт: обязанность по принятию организациями мер по предупреждению коррупции

С 1 января 2013 года российский бизнес обязан самостоятельно разрабатывать и принимать превентивные антикоррупционные меры (статья 13.3 Федерального закона от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции»). Закон даже приводит примерный перечень таких мер:

Определение подразделений или должностных лиц, ответственных за профилактику коррупционных и иных правонарушений;

Сотрудничество организации с правоохранительными органами;

Разработка и внедрение в практику стандартов и процедур, направленных на обеспечение добросовестной работы организации;

Принятие кодекса этики и служебного поведения работников организации;

Предотвращение и урегулирование конфликта интересов.

Чем грозит?

Ответственность за непринятие антикоррупционных мер законом не определена, как не предусмотрены и какие-либо преференции за их внедрение в систему управления бизнесом. Тем не менее требования закона должны исполняться, и в помощь компаниям Министерство труда и социальной защиты населения предложило методические рекомендации в виде свода принципов, которых должны придерживаться законопослушные компании. Эти принципы в том числе предписывают предпринимателям выстраивать политику организации в соответствии с действующим законодательством и общепринятыми нормами, подавать личный пример подчиненным, вовлекать сотрудников в борьбу с коррупцией, постоянно контролировать бизнес-процессы, регулярно их мониторить на предмет выявления фактов и факторов коррупции, и так далее. Словом, рекомендации носят общий декларативный характер.

Комментирует Илья Шенгелия, юрист юридической фирмы VEGAS LEX: «Обязанность установлена, а последствия её неисполнения ничем не караются, равно как и не предусмотрены преференции компаниям за внедрение антикоррупционных принципов в систему управления бизнесом. В то же время, к примеру, антикоррупционный закон Великобритании (UK Bribery Act 2010) признает пассивность компании в предотвращении коррупции отдельным преступлением. Принятие же превентивных мер, напротив, освобождает организацию от ответственности (раздел 7 (1, 2) UK Bribery Act). В целях создания единой методологии противодействия коррупции в 2010 году Минюст Великобритании опубликовал принципы, на основе которых должна строиться антикоррупционная работа компаний.

А в законе США «О коррупционных практиках за рубежом» (Foreign Corrupt Practices Act, 1977 – FCPA) подобные положения отсутствуют – закон не содержит схем поведения, придерживаясь которых компания может избежать нарушения антикоррупционного законодательства или уменьшить размер своей ответственности. Однако в ноябре 2012 года Минюст США и Комиссия по ценным бумагам и биржам опубликовали руководство по применению FCPA, в котором приведены элементы того, что американские правоохранительные органы рассматривают как элементы эффективной программы соблюдения антикоррупционного законодательства.

Возвращаясь в российскому опыту, полагаю, что добровольное исполнение приведенных Минтруда РФ рекомендаций может стать полезным подспорьем в минимизации рисков привлечения компании к ответственности за коррупционные действия. Так, за подобные факты организация может поплатиться штрафом от 1 млн рублей с конфискацией суммы взятки или коммерческого подкупа, переданных от её имени или в её интересах (статья 19.28 КоАП РФ). Обратим внимание, что верхний предел санкции законом не установлен – штраф исчисляется в кратном размере от суммы взятки или коммерческого подкупа, но в любом случае не может быть менее миллиона рублей. На практике это приводит к применению многомиллионных разорительных штрафов. Одни из самых известных примеров – привлечение к ответственности ЗАО «Корпорация «ГРИНН». Коррупционные действия обошлись компании в 100 млн рублей (включая штраф и сумму конфискованной взятки). При этом формально российское законодательство не позволяет исключить ответственность компании или хотя бы уменьшить размер штрафа, если она принимала меры по предотвращению акта коррупции – на практике причастность к такому акту презюмируется, если компания могла получить от него какую-либо выгоду. Однако в силу закона юридическое лицо признается виновным, если будет установлено, что у него имелась возможность для правомерного действия, но оно не предприняло для этого все необходимые меры (часть 2 статьи 2.1 КоАП РФ).

Из этого следует, что утвержденные Минтруда РФ рекомендации, безусловно, являются правильным вектором развития практик борьбы с коррупции. Но этот вектор, между тем, требует «тонкой настройки» при внедрении комплекса процедур в систему менеджмента. Грамотное применение этих рекомендаций имеет шанс стать надежным ориентиром для бизнеса в управлении рисками применения антикоррупционных штрафов.»

Комментирует Артем Нарижний, юрист фирмы «Дювернуа Лигал»: «Никакой юридической ответственности не непринятие организациями мер по предупреждению коррупции не предусмотрено. А как говорил еще в начале XX века известный юрист и по совместительству классик строительства коммунизма Владимир Ленин, «право есть ничто без аппарата, способного принуждать к соблюдению норм права».

Более того, в действующем законодательстве отсутствуют какие-либо взаимосвязанные с этой статьей нормы, а пояснительная записка к законопроекту, на основе которого был принят закон, не содержит каких-либо комментариев, объясняющих предназначение содержащихся в ней положений. Кроме того, закон очень новый, и судебная практика по нему еще не сформировалась.

К рекомендациям Минтруда стоит отнестись внимательнее, хотя невыполнение их также, скорее всего, не станет поводом для серьезных претензий госорганов. Тем не менее, разработать внутренние правила по противодействию коррупции, назначить ответственного за их соблюдение и, например, обязать работников сообщать о конфликте интересов, не станет лишним, особенно в крупных компаниях.»

ПОДЕЛИТЬСЯ

Денис Качкин

Адвокат
Управляющий партнер
Руководитель практики по инфраструктуре и ГЧП

Cкачать VCARD
Денис Качкин

Адвокат
Управляющий партнер
Руководитель практики по инфраструктуре и ГЧП

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ