Глава 4. Недостаточность имущества
Оглавление

4.1. Определение недостаточности имущества

 

Вторым понятием, характеризующим ситуацию внутреннего кризиса в компании и составляющим один из сущностных признаков банкротства, является недостаточность имущества, которая определяется Законом о банкротстве как превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью его имущества (активов)[1]. Между тем практическое применение этой категории не столь просто.

Вопервых, для определения состояния недостаточности имущества мы должны установить размер всех обязательств компании и вычесть из них неденежные обязательства, оставив только денежные.

Вовторых, должны быть учтены лишь обязательства перед независимыми кредиторами. Ранее мы обосновали, что просрочка должника перед аффилированным кредитором не должна приниматься во внимание при установлении признаков неплатежеспособности (см. § 3.5 настоящей книги). Равным образом она не должна учитываться и при установлении признака недостаточности имущества. Впрочем, это правило справедливо лишь постольку, поскольку мы исходим из последующей субординации требований аффилированных кредиторов. Если бы такие кредиторы стали конкурировать с независимыми кредиторами, то данную задолженность следовало бы учесть при расчете соотношения между стоимостью имущества и размером обязательств.

Втретьих, полученную цифру мы должны сравнить со стоимостью имущества (активов) компании. Как отмечает С.А. Карелина, «в целях установления признака недостаточности имущества необходимо определять действительную (рыночную) стоимость имущества (активов) должника, а не балансовую»[2]. В подтверждение данного тезиса в работе С.А. Карелиной приводится судебная практика[3], в дополнение к которой можно привести, например, Постановление Арбитражного суда ЗападноСибирского округа от 19.01.2017 № Ф046368/2016 по делу № А46710/2015, где указано, что суд нижестоящей инстанции «при оценке наличия признака недостаточности имущества должника оценивал основные средства по их остаточной стоимости, что существенно меньше их рыночной стоимости».

Сложность в том, что Закон о банкротстве не указывает, какая именно стоимость имущества должна приниматься во внимание. Для начала мы считаем необходимым исключить возможность использования балансовой стоимости имущества, так как в балансе стоимость имущества, как правило, отражается по цене его приобретения или создания[4] (т.е. по истечении некоторого времени уже не соответствует рыночным условиям).

Далее следует сделать выбор между рыночной и ликвидационной стоимостью имущества. Ликвидационная стоимость имущества, как известно, ниже рыночной стоимости, так как рассчитывается для случаев отчуждения имущества при меньшем сроке экспозиции, при вынужденной его продаже.

Аналогичный вопрос в немецком праве решается в пользу использования ликвидационной стоимости имущества[5].

С этим следует согласиться. Действительно, если рассматривать продажу активов как средство для расчета с кредиторами, то следует признать, что должник будет иметь весьма ограниченный срок на их продажу. Это справедливо как в случае принудительной реализации (например, в ходе исполнительного производства), так и в случае добровольной продажи.

На наш взгляд, в российском праве речь идет именно о рыночной стоимости имущества (активов) в том значении, как она определена в ст. 3 Закона об оценочной деятельности (хотя, как указано выше, правильно было бы учитывать ликвидационную стоимость). По аналогии можно использовать нормы ст. 7 Закона об оценочной деятельности, в соответствии с которыми в случае, если в нормативном правовом акте[6] не определен конкретный вид стоимости объекта оценки, установлению подлежит рыночная стоимость данного объекта. Это правило подлежит применению и в случае использования в нормативном правовом акте не предусмотренных Законом об оценочной деятельности или стандартами оценки терминов, определяющих вид стоимости объекта оценки, в том числе терминов «действительная стоимость», «разумная стоимость», «эквивалентная стоимость», «реальная стоимость» и др. То есть если в абз. 36 ст. 2 Закона о банкротстве нет специального указания на балансовую, кадастровую или какуюлибо еще стоимость, речь идет именно о рыночной стоимости.

Вчетвертых, само понятие «имущество» в абз. 36 Закона о банкротстве употребляется как синоним понятию «актив», что вызывает вопросы[7]. На многозначность понятия «имущество» обращалось внимание еще в дореволюционной литературе[8]. На наш взгляд, при определении недостаточности имущества активы или имущество должны пониматься в самом широком смысле, как это определено в ст. 128 ГК РФ. Закон о банкротстве не придает недостаточности имущества какоголибо второстепенного значения по сравнению с неплатежеспособностью. Так, недостаточность имущества является самостоятельным основанием для обращения руководителя должника в суд с заявлением о банкротстве[9], равно как и образует презумпцию причинения вреда кредиторам и осведомленности о цели причинения такого вреда должником при оспаривании сделок[10].

В литературе обращается внимание на то, что использование недостаточности имущества как основного признака неудовлетворительного финансового состояния должника приводит к определенным затруднениям. В частности, Г.Ф. Шершеневич отмечал, что установить истинную недостаточность имущества достаточно сложно, так как необходимо точно оценить стоимость активов и обоснованность требований к кредитору, если же опираться на внешние признаки недостаточности имущества, то значение такого критерия будет нивелировано, поскольку «…предположение не всегда может оправдаться, имущество может оказаться достаточным для покрытия лежащих на нем долгов…». По этой причине Г.Ф. Шершеневич предлагал рассматривать в качестве основания несостоятельности «неспособность должника к платежу»[11], т.е., по сути, неплатежеспособность.

На вторичное значение недостаточности имущества (по сравнению с неплатежеспособностью) указывается и в иностранной литературе[12].

Однако прежде, чем сделать собственные выводы относительно обоснованности применения данного критерия и присущих ему ограничений, остановимся на способах установления недостаточности имущества должника.

При установлении признака недостаточности имущества самым доступным, а потому распространенным способом является использование данных бухгалтерского баланса должника (условно можно назвать такой способ определения недостаточности имущества балансовым тестом). Также распространено обращение к профессиональному оценщику. При этом, как правило, уже в процедуре банкротства лица, участвующие в деле, пытаются установить наличие признаков недостаточности имущества ретроспективно, используя данные анализа финансового состояния должника, или путем обращения к экспертам.

Попробуем разобраться, в чем преимущества и недостатки того или иного способа определения недостаточности имущества и насколько вообще возможно достоверно установить этот внутренний (сущностный) признак банкротства.