Комментарии в СМИ

«Налоговые споры и проверки — чем приметен год?»

Анна Васильева, юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры», по приглашению редакции рассказывает, какие интересные налоговые споры и проверки были в недавнем времени.

Несомненным трендом судебной практики и налоговых проверок являются вопросы применения ст. 54.1 НК РФ[1], посвященной пределам осуществления прав налогоплательщиком по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога.

Практика применения данных норм набирает все большие обороты, их важность сложно переоценить, поскольку ими охватывается вся хозяйственная жизнь налогоплательщика. Любые схемы налоговой оптимизации находятся под пристальным вниманием налоговых органов, бизнесу рекомендуется осуществить проверку организации своей деятельности на предмет налоговых рисков.

Бизнес-деятельность часто предполагает необходимость привлечения третьих лиц, не состоящих в штате организации, для осуществления тех или иных работ/оказания услуг. ФНС России указано, что в пп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ законодатель фактически ограничил право учесть расходы и вычеты по сделке при исполнении ее лицом, не указанным в первичных документах[2].

Данное разъяснение вызвало сомнения даже у добросовестных налогоплательщиков, привлекающих третьих лиц, связанные с тем, могут ли они учесть расходы при исчислении базы по налогу на прибыль или принять к вычету НДС, если сделка исполнена не их контрагентом, а привлеченными им лицами.

Существенным вопросом, волнующим налогоплательщиков, является возможность применения так называемой «налоговой реконструкции», т.е. определения действительного размера налоговых обязательств налогоплательщика.

Одним из ключевых определений Верховного Суда РФ, принятых в 2021 году и посвященных применению положений ст. 54.1 НК РФ и вопросам «налоговой реконструкции», явилось определение от 19.05.2021 № 309-ЭС20-23981 по делу № А76-46624/2019 (дело ООО «Фирма «Мэри»).

Согласно фабуле дела налогоплательщик – компания, занимающаяся производством хлебобулочных изделий, до середины 2013 года доставлял продукцию своими силами, имел штат водителей, собственный транспорт. В июле 2013 года начался процесс оформления части водителей в подконтрольные налогоплательщику транспортные компании на УСН, другая часть водителей заключила с такими компаниями договоры аренды транспортного средства. Посредниками между налогоплательщиками стали «технические» компании, не обладавшими ни трудовыми, ни материальными ресурсами для оказания транспортных услуг. Состав водителей при этом оставался неизменным, фактически услуги оказывались ими в отсутствие договорных отношений с налогоплательщиком. Логистические функции осуществлялись самим налогоплательщиком.

Кроме того, в ходе проверки выявлено, что денежные средства, перечисляемые транспортным компаниям, обналичивались через цепочку взаимозависимых лиц и возвращались учредителю организации в виде векселей, которые передавались налогоплательщику в виде займов.

Обществу были доначислены НДС и налог на прибыль, пени и штраф в связи с необоснованным применением вычетов НДС и учете расходов по сделкам с контрагентами.

Суды первой и апелляционной инстанции согласились с решением налогового органа.

Суд кассационной инстанции отменил решения нижестоящих судов в части налога на прибыль, указав, что, поскольку реальность операций подтверждена, налогоплательщик имеет право на учет расходов по налогу на прибыль путем применения расчетного метода определения обязательств[3], т.е. указал на необходимость определения действительного размера обязательств в данной ситуации.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ оставила в силе решение суда первой инстанции, отменив определение кассации.

По мнению Судебной коллегии, недобросовестные налогоплательщики, организовавшие схему, направленную на уменьшение налоговой обязанности, или участвовавшие в такой схеме, т.е. осведомленные о том, что вступают в отношения с «технической» компанией, не могут быть поставлены в равное положение с теми, кто просто не проявил должную осмотрительность при выборе контрагента.

При этом недобросовестные налогоплательщики могут рассчитывать на применение расчетного метода, если оказали содействие налоговому органу в установлении реальных исполнителей.

Кроме того, ВС РФ делает важную ремарку о том, что общество не раскрыло сведения, позволяющие установить, «какая часть перевозок в интересах общества была выполнена соответствующими водителями, и какая часть из зачисленных на счета физических лиц денежных средств имела отношение к оплате осуществленных в интересах общества перевозок и сформировала облагаемый налогами доход водителей, а не к обналичиванию денежных средств, то есть была осуществлена на легальном основании».

Это означает, что при выплате фактически «черной» зарплаты налогоплательщик может раскрыть данные сведения, что повлечет формирование налоговой базы по НДФЛ и по взносам во внебюджетные фонды, и тогда сможет рассчитывать на налоговую реконструкцию.

Подобные манипуляции со штатом работников компании в виде ввода во взаимоотношения с ними «технических» компаний, безусловно, вызовут претензии со стороны налоговых органов.

Однако налогоплательщику не придется рассчитывать на определение действительного размера налоговых обязательств, если он не осуществлял содействие налоговому органу в виде раскрытия информации. По нашему мнению, такой подход влечет негативные последствия для бизнеса, представляет собой поворот в сторону обвинительного уклона. Налогоплательщикам остается занимать проактивную позицию во взаимоотношениях с налоговым органом, чтобы доказать отсутствие умысла в их действиях.

 [1] Статья 54.1 введена в НК РФ Федеральным законом от 18.07.2017 № 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации», вступившим в силу 19.08.2017. До ее появления на практике налоговые органы руководствовались правилами, закрепленными в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», позиции которого остаются применимыми.

[2] Письмо ФНС России от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@ «О рекомендациях по применению положений статьи 54.1 Налогового кодекса Российской Федерации» (далее – Письмо ФНС России от 31.10.2017).

[3] Пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ.

Материал опубликован в журнале «Жилищное право» №9, сентябрь 2021

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Анна Васильева

Адвокат
Юрист корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Анна Васильева

Адвокат
Юрист корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ