Комментарии в СМИ

«Поймать дно»: как российский юррынок реагирует на пандемию»

Денис Качкин, управляющий партнер, руководитель практики по инфраструктуре и ГЧП «Качкин и Партнеры», оценивает влияние пандемии коронавируса на отрасль юридических услуг в целом и работу компании в частности.

Срочных задач стало больше, а доходов – меньше. Общий тренд – снижение, однозначно заявляют юристы российского рынка, когда говорят об эффектах от пандемии коронавируса на отрасль. По самым оптимистичным прогнозам, рынок просел в среднем на 20%. Падение экономики, следовательно, ухудшение финансового положения клиентов, вряд ли будет способствовать его росту в перспективе. Пока же одни на словах еще сохраняют оптимизм, другие осторожны в оценках. Увеличения активности ждут летом, но восстановления не ожидают до конца года. Многие, как и западные компании, считают: чтобы устоять в очередной кризис, надо подготовиться к худшему, но сохранить главные активы – коллектив и клиентов.

Число задач

Рынок ждут не лучшие времена – с такой оценкой Андрея Гольцблата, управляющего партнера Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP, едва ли поспорят его коллеги как из западных, так и из российских компаний. «Покупатели активов выжидают, как и в прошлые экономические кризисы, суды не работают – это все скажется на снижении объёмов рынка», – говорит Гольцблат. Снижение будет серьезным. Так, ряд крупных российских и иностранных фирм (например, Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры или Baker McKenzie) вообще не комментируют перспективы, другие признают падение выручки на 20–30%. Редкий оптимизм присутствует, но скорее в официальных комментариях. Наибольшего снижения ждут летом, но, как заметил Михаил Тимонов, партнер Eversheds Sutherland , «любые прогнозы сейчас не опираются на прошлый опыт, а являются в основном разновидностью гадания», а нынешний кризис не имеет аналогов.

Динамика поступлений средств негативная, описывает ситуацию Евгений Шестаков, управляющий партнер фирмы INTELLECT. Его компания с 20-летней историей обслуживает более 50 предприятий разного масштаба, из разных регионов и отраслей (как российских, так и международных). От всех число поручений сократилось. «Динамика поступлений негативная. Говорить рано, но мы оцениваем более чем 30%-ное падение выручки в апреле и мае этого года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года», – делится Шестаков. Пока поступают платежи за проделанную работу, но поступления от малого и среднего бизнеса падают. Замораживаются новые проекты, включая судебные и банкротные, то есть те, по которым работа в судебную стадию не перешла. Число новых обращений снизилось, по оценке Шестакова, «катастрофически». Сергей Учитель, сопредседатель коллегии адвокатов Регионсервис, отметил, что «не увеличение количества задач, а необходимость более оперативно реагировать на запросы клиентов».

Точки роста и «коронаправо»

Есть практики, в силу обстоятельств испытывающие взрывной рост в юрфирмах любого масштаба. «Сейчас чемпион по загрузке – трудовая практика. Именно она «переваривает» все законодательные нововведения федеральных и московских властей и в режиме реального времени консультирует бизнес по нетривиальным вопросам функционирования в режиме карантина и нерабочих дней», – говорит Алексей Захарько, управляющий партнер международного гиганта Dentons в России.

То же самое отмечает Гольцблат: особенно много задач в трудовой практике у крупных компаний. Как отметил Михаил Тимонов, компании задаются вопросами о сокращении издержек в период локдауна (простои, переводы на сокращенное рабочее время). Для большинства пока речь идет об изучении возможностей в будущем, а не о мгновенных мерах сейчас, потому что запас прочности еще имеется. Партнер Оксана Петерс, его коллега, говорит, что обращаются и с более простыми вопросами. Например, как обеспечить сотрудника необходимыми документами, чтобы он добрался до офиса.

По словам Дениса Литвинова, управляющего партнера Содружество Земельных Юристов, проекты в девелопменте, требующие новых инвестиций, остановили, хотя у крупных игроков реализация уже начатых проектов пока не снижает темпов. Зато появился большой пласт запросов на урегулирование спорных вопросов участников арендных отношений. Арендаторы озаботились тем, как получить отсрочку или снизить плату, арендодатели – сохранением прибыли. Схожие проблемы возникают не только в арендных отношениях, но и при исполнении других долгосрочных договоров. Дополнительную сложность порождает неопределенность правового режима в России, а также разница в подходах к ситуации на уровне субъектов, говорит Тимонов. Обилие вопросов по всем видам форс-мажоров в договорных отношениях на фоне общего снижения по многим практикам констатирует Андрей Корельский, управляющий партнер КИАП.

Крупные международные фирмы отмечают загруженность банковской практики и финансовой. «Это связно с реструктуризацией задолженностей, кредитов», – поясняет Гольцблат. По словам Натальи Гуляевой, управляющего партнера московского офиса Hogan Lovells в России, на первом этапе воздействия COVID-19 многие клиенты столкнутся с проблемами цепочки поставок и спроса потребителей, в результате чего возникнут проблемы с ликвидностью. «Мы оказываем поддержку клиентам в решении вопросов, связанных с краткосрочными денежными потоками, вытекающими из указаний и инструкций правительства. Происходит множество операционных изменений. Мы наблюдаем увеличение работы по реструктуризации», – подтверждает Гуляева. Хотя масштабы реструктуризации радикально отличаются, партнер видит параллели с проблемами, возникшими после введения санкций против России.

Она отмечает волну законодательных изменений в результате пандемии, особенно в сфере фармацевтики и здравоохранения. В числе перемен – либерализация телемедицины, дистанционной розничной торговли безрецептурными лекарственными препаратами, упрощенная регистрация препаратов и медизделий. «Мы помогаем клиентам воспользоваться каждым преимуществом, предоставленным российским законодателем», – говорит Гуляева.

В целом задачи сосредоточили вокруг вопросов пандемии. Многие фирмы, от международных до региональных, сформировали временные практики, концентрирующие усилия на проблемах, в той или иной мере связанных с «противовирусным законодательством» и принимаемыми властями ограничениями. «География наших клиентов – это вся Россия, поэтому каждый рабочий день мы начинаем и заканчиваем с мониторинга изменений не только федерального, но и регионального законодательства, сбора и анализа практики применения тех или иных «противовирусных» норм», – рассказывает Учитель. По его словам, все офисы превратились в одну большую антикризисную команду специалистов практически во всех областях правоприменения, работающую 24/7. Helpdesk по коронавирусу появляются и у «рульфов» (КИАП, «Интеллект», «Пепеляев Групп» и другие), и у зарубежных фирм (Hogan Lovells или Bryan Cave). Компании выпускают руководства для всех желающих. Хотя, признают юристы, ответов на все вопросы порой нет и у них.

«Формируется новая сфера нормотворчества – регулирование общественных отношений в условиях чрезвычайных режимов и неопределенности», – Денис Качкин, «Качкин и партнеры».

Совокупность вопросов вокруг вируса юристы характеризуют как хаос: «Ничто не работает нормально, а как работает – непонятно». Административное право смешали с гражданским и трудовым, нарушили иерархию нормативных актов (указы субъектов оказываются для правоприменителей важнее федеральных и Конституции). Нарушаются процедуры принятия и опубликования актов, появились новые правовые категории: выходная неделя, самоизоляция, режим повышенной готовности. Оспорить все нельзя, ведь не работают суды. Ситуация усугубляется запретами, которые разнятся в зависимости от региона. «С последствиями мы будем долго бороться, даже когда пандемия закончится и все ограничивающие режимы будут сняты», – говорит Шестаков.

Тучи на горизонте

«Мы пока не наблюдаем спада, но видим тучи на горизонте», – осторожно характеризует ситуацию в «невирусных» практиках управляющий партнер Dentons Алексей Захарько. Другие «ильфы», похоже, тоже пока не столкнулись с серьезными проблемами. В Eversheds отмечают, что в первые недели самоизоляции не наблюдали резкого спада объема работы. Партнеры видят два объяснения. С одной стороны, часть больших проектов продолжается по инерции: до пандемии они находились на высоком уровне реализации, поэтому доделать их проще, чем приостановить. С другой стороны, многие клиенты предполагают, что текущая ситуация не продлится более 1,5–2 месяцев, и не видят смысла приостанавливать текущую работу, отмечает Тимонов. Практика слияний и поглощений оживляется, отмечает Гольцблат.

«Все пытаются поймать дно. Ждем возобновления работы судов и ожидаем вала», – Андрей Гольцблат.

Из относительно ровно идущих практик можно отметить налоговую: принципиальных изменений здесь нет. В направлении, которое больше специализируется на консультировании и структурировании работы достаточно много, говорит партнер TAXOLOGY Алексей Артюх. «Нельзя сказать, что произошел взрывной рост, но изменилось направление вопросов. Так, намного больше стало тех, которые касаются антикризисных мер, порядка учета тех или иных хозяйственных операций, также спровоцированных кризисом. Мы стараемся активно оказывать адресную поддержку нашим клиентам зачастую без дополнительной оплаты. Например, при получении тех же отсрочек по уплате налогов», – делится Артюх. Требования по налоговым проверкам тоже никуда не делись, отмечает руководитель налоговой практики Eversheds Андрей Грачев.

Денис Качкин, управляющий партнер Качкин и Партнеры, отметил просадку по новым инфраструктурным проектам: «В практике ГЧП и инфраструктуры мы обсуждали несколько достаточно крупных проектов, которые должны были стартовать в марте или апреле, но теперь их отложили «до лучших времен». Очевидно, что в кризисные времена в первую очередь режут инвестпрограммы».

Тяжело приходится судебникам: подавляющее большинство судов закрыто, а заседания откладываются. Это несколько тормозит судебное ответвление налоговой практики. Впрочем, пласт судебной работы никуда не ушел, он просто отложен, ведь рано или поздно суды заработают. Пока в суд ходить не надо, юристы заняты подготовкой к спорам. Делать это лучше тщательно. При росте нагрузки на суд в десятки раз тщательного рассмотрения дел юристы не ждут. При этом в компаниях с узкой специализацией отметили, что на фоне изменения запросов не планируют менять подходы.

Лояльность к пострадавшим

Рассуждать о том, какая из клиентских сфер пострадала больше, а какая меньше, неправильно, считают юристы: просто последствия для разных сфер наступают в разное время. «Пострадала вся экономика страны, масштабы потерь нам только предстоит определить», – замечает Учитель. Другие партнеры отмечают как наиболее пострадавших в первую очередь тех, чья деятельность была фактически остановлена директивно. Например, транспорт и туризм. В частности, коммерческая авиация и производители, клиентами которых являются авиакомпании.

Наталья Гуляева, управляющий партнер московского офиса Hogan Lovells:

«Проблемы, возникающие во всех отраслях, включают в себя задержки или отмену корпоративных транзакций, нарушение цепей поставок, резкое сокращение корпоративных доходов, опасения по поводу коммерческой жизнеспособности контрактов, отмену крупных мероприятий и снижение потребительской активности – все эти факторы играют роль в нарушении работы рынков и бизнеса».

Это офлайн-ретейл, ресторанные сети и отели. В списке – малый и средний бизнес, хотя юридических вопросов у них стало не меньше, а даже больше.

«Другой вопрос, что компании столкнулись в этих сферах с кардинальным падением выручки, а лишних ресурсов на хороших юристов практически не осталось. Поэтому многие проекты реализуются на грани рентабельности или вовсе на условиях pro bono», – говорит Андрей Корельский.

Гибкий подход к клиенту сейчас выбирают большинство юрфирм, чтобы дать бизнесу шанс «вернуться в игру». Гольцблат, указавший, что в компании нет абонентского обслуживания, отметил, что в Bryan Cave все переговоры с клиентами сейчас идут о курсе доллара к рублю. «И мы здесь идем скорее навстречу клиенту, понимаем их сложности и оцениваем будущее», – замечает он.

В Eversheds вопросы скидок обсуждаются индивидуально и, как правило, только в рамках масштабных и длительных проектов с большим объемом услуг. В рамках обычного сопровождения бизнеса тенденции разнятся: пока одни сокращают обращения, экономят бюджеты и замедляют бизнес, другие вспоминают про отложенные задачи.

Артюх, компания которого работает с клиентами из крупного бизнеса, отмечает, что от абонентского обслуживания клиенты не отказываются, а проблемы с оплатой единичны. В случае проблем фирма идет на компромисс и договаривается о скидках и рассрочках. Учитель отметил, что абонентских договоров стало даже больше. Клиенты же рассчитываются за март. От оплаты они не отказываются, рассрочек и скидок пока нет. «Для нас показательным будет май, когда придет время выставлять и оплачивать наши счета за апрель. С учетом того, что наша основная специализация – это судебное представительство, а суды уже практически месяц не работают, мы ожидаем существенного падения выручки», – говорит Учитель. Не стоит успокаиваться, если сегодня деньги поступают на счет, согласен Шестаков. По его расчетам, деловая активность – генерация новых счетов – упала почти на 50% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года: «Стоит посчитать, сколько денег будет в мае и июне, и из этого исходить».

Поэтапная оптимизация

Насущный вопрос юрбизнеса в кризис – на чём сэкономить. Резкие решения под влиянием очередной порции тревожных новостей – плохая идея, соглашаются юристы и делают выбор в пользу сохранения команды и клиентов. Пока всё сводится к типичным для любого бизнеса консервативным мерам.

Ведущие юрфирмы пока никого не увольняют и надеются выйти из кризиса во всеоружии. «Кризис закончится, как и все предыдущие, и для нас самое важное – это люди. И мы сделаем все, чтобы они, их близкие, семьи чувствовали себя защищенными», – расставляет приоритеты Гольцблат. При этом к найму новых сотрудников консультанты практически не готовы.

Снизить стоимость аренды офисов пытаются большинство участников рынка. Попытки в основном успешные, иногда удается добиться снижения цены вдвое. Позиция у компаний со множеством офисов жесткая. «Переговоры ведутся с арендодателями, мы готовы съезжать, если с нами не станут договариваться», – говорит глава Intellect (у компании 80 юристов в семи офисах по регионам). Он дает еще один рецепт – контроль: «При наличии финансового директора и трех бухгалтеров у нас не оплачивается ни один счёт без моего согласования».

Фирмы ожидаемо срезали расходы на внутренние корпоративные мероприятия и компенсацию обучения сотрудников. Одна из областей экономии – бюджеты на маркетинг. Они либо сокращаются естественным образом (за счет отмены мероприятий), либо, если проект не совсем приоритетный, от него отказываются. Зарплаты сотрудникам пока тоже не сокращают, экономят на бонусах и премиях, хотя в перспективе урезание компенсаций есть. В глобальной Hogan Lovells отсрочили повышение зарплат и премий. У отраслевой Saveliev, Batanov & Partners тот же подход. «Возможно, что пострадает годовой бонусный фонд. Тогда годовые бонусы сотрудникам снизят», – говорит о вероятной экономии партнер Сергей Савельев. Некоторые фирмы мыслят на перспективу. По словам Дениса Литвинова, компания перераспределила бюджет в пользу развития бизнеса. Есть понимание, что в нынешней ситуации нельзя использовать только запланированные раньше маркетинговые инструменты. Больше повезло тем компаниям, в числе клиентов которых – крупный бизнес. По словам партнера коллегии адвокатов Делькредере Андрея Тимчука, наличие в числе клиентов непрерывно действующих и системообразующих или стратегических компаний позволило не срезать расходы. Пока фирма удовлетворилась естественным снижением маркетинговых бюджетов на фоне ухода конференций в онлайн и отмены ПМЮФ.

Тем не менее многие фирмы вслед за западными коллегами готовы подумать о подушке безопасности. Например, пополнить бюджеты за счет прибыли партнеров. Обычно это часть «плана Б», который, как понимают опытные игроки рынка, лучше иметь всегда. «Долевые партнёры сформируют за счёт части своего бонуса резервный фонд в размере не менее четырехмесячного бюджета расходов фирмы», – говорит о стратегии компании Дмитрий Магоня, управляющий партнер Art de Lex . На такой шаг готовы многие игроки рынка.

Денис Качкин, управляющий партнер «Качкин и партнеры»:

«Мы живем в логике краткосрочного планирования, смотрим на развитие ситуации, проработали развернутый арсенал методов реагирования. Одна из первых мер – отправление сотрудников в оплачиваемые отпуска, следующий шаг – перевод на сокращенный рабочий день с чередованием сотрудников, чтобы было равномерное влияние на доходы сотрудников в компании. Естественный шаг в этой ситуации – это увеличение резервного фонда компании за счет средств партнеров, который позволит существовать даже в условиях убыточной деятельности».

С мерой согласен и Учитель, который в качестве приоритета выделяет сохранение любой ценой всех ключевых сотрудников, опыт и знания которых составляют капитал юрфирмы и будут нужны в постпандемию. «Не исключаю, что для решения этой задачи партнерам придется «залезть в собственный карман» и сесть на «финансовую диету». Кому-то она даже пойдет на пользу», – говорит он.

При этом юристы готовы помогать: многие ведут проекты pro bono, особенно «коронавирусной» тематики, у многих работает Helpdesk или горячая линия. В КА «Регионсервис» рассказали, что нашли возможность помочь маломобильным группам населения в Кемеровской области – приобрести и доставить продуктовые наборы.

Прогнозы: риски и баланс

В ближайшей перспективе юристы копят силы и ждут открытия судов. Летом объемы работы резко возрастут. Корельский замечает, что придётся не только разобрать отложенный огромный массив юридических вопросов, накопившихся за несколько месяцев локдауна в экономике, но и вовлечься в неизбежную лавину неплатежей и спасение бизнеса. Без юристов сделать это будет невозможно. Он прогнозирует волну сделок на рынке M&A: «Перераспределение собственности в разных отраслях неизбежно».

Работы наверняка будет много, но будут ли за нее хорошо платить – это большой вопрос. Главный риск – сокращение бюджетов на внешних консультантов. Второй – неплатежеспособные клиенты.

«Очевидно, что денег у клиентов будет меньше, потребуется более гибкая гонорарная политика, готовность идти навстречу, предоставлять рассрочки и скидки», – говорит Качкин. «Не хотелось бы видеть коллег, работающих «за еду», и девальвацию значения юридических услуг для бизнеса. Важно иметь, насколько это возможно, сбалансированный и диверсифицированный по отраслям и практикам «клиентский портфель», – дает рекомендацию Учитель. Здесь особую роль будет играть процедура «финансового KYC» перед заключением каждого договора с новым клиентом, говорит он: от каких-то договоров и работы нужно будет уметь отказываться в связи с существенными финансовыми рисками их неоплаты, а какие-то, наоборот, идти на риск и заключать.

Осторожно говорят о будущем компаний, для которых значительную часть базы составляет малый и средний бизнес. Какой процент компаний выживет после самоизоляции – вопрос.

«Можно будет назвать успехом возврат выручки от юридических услуг к «докризисному» объему работы и «докризисным» денежным поступлениям. О росте каких-либо доходов на 2020 год говорить не приходится», – говорит Шестаков.

Сам он исходит из негативных сценариев: «Если мы ошибаемся в своих прогнозах, то будем рассматривать просчёт как неожиданный бонус».

Тем не менее в отдаленном будущем юристы свои компании видят успешно вышедшими из кризиса. «Постепенно все вернется в том или ином виде на круги своя, как это было в предыдущие кризисы шестилетнего цикла 2008–2014–2020, – замечает Артюх. – Наша страна уникальна тем, что мы привыкли работать от одного кризиса к другому и относительно быстро находить пути выхода. С экономикой мы все вместе справимся. Лишь бы не помешала политика, а также карантинный запрет на работу».

Ирина Кондратьева

Материал опубликован на портале «Право.Ru» 29.04.2020

ПОДЕЛИТЬСЯ

Денис Качкин

Адвокат
Управляющий партнер
Руководитель практики по инфраструктуре и ГЧП

Cкачать VCARD
Денис Качкин

Адвокат
Управляющий партнер
Руководитель практики по инфраструктуре и ГЧП

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ