Комментарии в СМИ

Андрей Алексейчук, юрист практики по интеллектуальной собственности / информационным технологиям «Качкин и Партнеры», подробно разобрал судебный спор по иску Комиссии по биржам и ценным бумагам США против компании-создателя мессенджера Telegram относительно анонсированной ей в 2017 году криптовалюты.

В феврале этого года начнется рассмотрение судебного спора по иску Комиссии по биржам и ценным бумагам США (U.S. Securities and Exchange Commission, SEC) против Telegram LLP относительно Gram – анонсированной в 2017 году криптовалюты от команды известного мессенджера.

Ранее в октябре 2019 года SEC добилась временного приостановления выпуска Gram до момента окончания судебного разбирательства, а сейчас SEC требует окончательно запретить выпуск и публичное предложение к продаже Gram, утверждая, что Gram являются ценными бумагами и Telegram не выполнил все необходимые процедуры для их выпуска. Команда Павла Дурова, в свою очередь, говорит о том, что Gram являются криптовалютой, а не ценными бумагами – и у SEC нет полномочий по его регулированию.

Дело рассматривается в Федеральном окружном суде по Южному округу Нью-Йорка.

Весь криптовалютный мир внимательно следит за ходом спора, полагая, что в данном деле будут разрешены ключевые вопросы, влияющие на законность и стоимость проведения ICO, а также оборот криптовалют на территории США. В рамках дела прошла стадия раскрытия доказательств (даже Павел Дуров давал показания), обе стороны попросили о рассмотрении дела в ускоренном порядке, что означает, что и SEC, и Telegram уверены в том, что суд поддержит именно их позицию. Не исключено, что в ближайшие месяцы спор действительно будет разрешен по существу.

Не знаю насчет решающего влияния на рынок криптовалют, но само по себе дело безумно интересно с юридической точки зрения – SEC продолжает адаптировать существующий правовой режим ценных бумаг на принципиально новые объекты – критовалюты и токены. В ходе процедуры раскрытия доказательств в публичный доступ попало много информации о том, как создавались TON (Telegram Open Network, так называется сам блокчейн, в рамках которого будет оборот криптовалюты) и Gram, как строились отношения Telegram и инвесторов, как предполагается в дальнейшем запускать проект.

Рассмотрение споров в США

Для понимания того, что сейчас происходит в споре SEC против Telegram, нужно знать несколько вещей о рассмотрении споров в США в целом.

Начать следует с того, что штаты США имеют очень высокий уровень автономии в рамках государства, что подразумевает для каждого штата наличие по сути собственного законодательства, регулирующего отнесенные к ведению штата вопросы (их достаточно много), и собственной судебной системы. На уровне всей страны по вопросам, относящимся к компетенции федерации, также действует федеральное законодательство и федеральные суды. Соответственно, споры по вопросам, отнесенным к ведению штата, должны рассматриваться в суде штата, а споры по федеральному законодательству – в федеральном суде.

Второй момент – перед началом судебного разбирательства каждая из сторон должна раскрыть предварительный список доказательств, на которых основываются доводы этой стороны, кроме того, каждая из сторон имеет право запросить необходимые ей доказательства у другой стороны: документы, электронную переписку, допросить тех или иных лиц. В совокупности это составляет стадию раскрытия доказательств (disclosure).

По общему правилу после предоставления всех необходимых доказательств от обеих сторон, суд (с участием присяжных, если это применимо) должен перейти непосредственно к судебному разбирательству, то есть к исследованию представленных доказательств, оценки их достоверности и достаточности для подтверждения тех или иных фактов, в отношении которых были представлены доказательства. Затем суд, на основании позиций сторон определяет, каким образом закон должен быть применен в отношении доказанных фактов, и, собственно, выносит решение.

В то же время любая из сторон может попросить суд вынести решение без исследования доказательств, убедив суд, что факты, на которых сторона основывает свою позицию, другой стороной не оспариваются и (или) не могут быть оспорены, и, соответственно, суду необходимо разрешить только правовые вопросы. Такая процедура называется упрощенным рассмотрением дела (summary judgement). Вынесение судебного решения без исследования доказательств существенно сокращает сроки рассмотрения дела.

Дело SEC v. Telegram Group Inc, как я говорил выше, рассматривается федеральным судом, поскольку регулирование выпуска и оборота ценных бумаг отнесено к вопросам федерального законодательства. На данный момент обе стороны представили и получили друг у друга все необходимые, по их мнению, доказательства. И SEC, и Telegram попросили об упрощенном рассмотрении дела, что означает, что сторонам не требуется подробное исследование доказательств в ходе судебных слушаний и они уверены в своей позиции. Если суд удовлетворит ходатайства сторон, то в скором времени суд может вынести решение по делу.

Предыстория. Ценные бумаги, апельсиновые деревья и ICO

Обычно под ценной бумагой понимают особым образом оформленный документ, удостоверяющий право на получение какого-либо имущества или имущественных прав. Ключевое отличие ценной бумаги от, например, свидетельства о праве собственности заключается в том, что передача прав на имущество (или имущественных прав) осуществляется путем передачи такой ценной бумаги (с соблюдением или без соблюдения дополнительных формальностей, в зависимости от вида ценных бумаг). К ценным бумагам также приравнивается указание на лицо как на обладателя тех или иных прав, закрепленное в специальном реестре (бездокументарные ценные бумаги). В этом случае осуществлять удостоверяемые права вправе то лицо, которое указано в реестре.

Наиболее известные виды ценных бумаг – акции (удостоверяют право на участие в управлении компаний и получение дивидендов), чеки (удостоверяют право на получение денежных средств от другого лица), облигации (удостоверяют право на получение стоимости облигации и дополнительного дохода через определенный срок после ее покупки).

Описанным выше образом понятие ценных бумаг закреплено в российском законодательстве: статья 142 ГК РФ определяет ценные бумаги как «документы, соответствующие установленным законом требованиям и удостоверяющие обязательственные и иные права, осуществление или передача которых возможны только при предъявлении таких документов (документарные ценные бумаги)», а также «обязательственные и иные права, которые закреплены в решении о выпуске или ином акте лица, выпустившего ценные бумаги в соответствии с требованиями закона, и осуществление и передача которых возможны только с соблюдением правил учета этих прав (бездокументарные ценные бумаги)».

А вот в США понятие ценных бумаг намного шире. Формулировка, закрепленная в Законе о биржах, принятом в 1934 году, содержит перечисление множества видов финансовых активов и фактически предусматривает отнесение к ценным бумагам оборотных финансовых активов различной природы, вне зависимости от того, как они именуются в обороте.

Вопрос о том, что такое ценные бумаги, имел и имеет очень важное значение. И американское, и, кстати, российское законодательство предусматривают выполнение определенных действий до выпуска ценных бумаг: раскрытие финансовой и иной информации о компании и ее руководстве, оценку предполагаемого дохода и рисков для инвесторов, ограничение по суммам сделок непрофессиональных инвесторов по ценным бумагам, государственную регистрацию выпуска ценных бумаг и ряд иных требований.

Одно из ключевых решений, связанных с определением ценных бумаг в США, было принято в 1946 году. Верховный суд США при рассмотрении дела по иску SEC против W. J. Howey Co. фактически закрепил возможность признания ценной бумагой любых активов или соглашений, отвечающих определенным условиям.

Обстоятельства дела заключались в следующем. Компания «W. J. Howey Co.» занималась выращиванием апельсинов во Флориде и задумалась о расширении бизнеса. Для этого компании нужны были деньги, однако классические способы привлечения денежных средств, например, путем выпуска акций, компании, видимо, не подошли. Тогда компания придумала разделить принадлежащий ей земельный участок, на котором росли апельсиновые деревья, на полосы с фиксированным количеством деревьев в каждой. Каждую полосу компания продавала как самостоятельный земельный участок третьим лицам, при этом условием для покупки земельного участка являлось заключение арендного соглашения с компанией.

Такое арендное соглашение предусматривало следующие условия:

  • компания осуществляла пользование земельным участком, уход за деревьями, сбор и продажу апельсинов;
  • покупатель в качестве арендной платы получал выручку от продажи апельсинов, за вычетом определенной стоимости услуг компании;
  • покупатель не имел право самостоятельно собирать или продавать фрукты, а также владеть и пользоваться земельным участком иными способами, и даже посещать собственный земельный участок;
  • покупатель не имел права досрочно расторгнуть договор, а по истечении срока действия аренды компания имела право выкупить земельный участок обратно.

По сути соглашение подразумевало предоставление привлеченным компанией лицом денежных средств в обмен на долю в прибыли от продажи апельсинов в будущем. Однако с формальной точки зрения отношения заключались в продаже земельного участка, обремененного арендой.

SEC сочла подобную деятельность формой инвестирования, а сами соглашения – ценными бумагами. В связи с этим SEC обратилась в суд с требованием о запрете выпуска ценных бумаг, поскольку компания не выполнила все необходимые требования для их выпуска.

Суды двух инстанций отказали SEC в удовлетворении иска. Суды, в частности, указывали, что компания осуществляет продажу земельных участков, имеющих самостоятельную ценность, право собственности на эти земельные участки действительно переходит покупателю и, следовательно, покупатели инвестируют денежные средства именно в земельные участки, а не финансируют деятельность компании. SEC обратилась с жалобой в Верховный суд США – и Верховный суд отменил судебные акты нижестоящих судов.

Верховный суд США счел, что заключаемые компанией договоры продажи земельных участков являются инвестиционными договорами – одним из видов ценных бумаг из крайне широкого перечня, закрепленного в определении Закона о биржах США. Принимая такое решение, Верховный суд сформулировал универсальный тест для квалификации инвестиционных контрактов. В дальнейшем тест стал известен как «тест Хауи» – по наименованию компании-ответчика.

Тест заключается в следующем. Контракт, сделка или схема признается ценной бумагой, если:

  • некое лицо инвестирует денежные средства;
  • инвестиция совершается в общее коммерческое предприятие («в общее дело»);
  • это лицо ожидает получения прибыли от своей инвестиции;
  • предполагаемая прибыль преимущественно зависит от усилий компании, получающей инвестицию.

Если присутствуют все эти критерии, то контракт, сделка или схема является инвестиционным договором, и к ним применяются требования, связанные с выпуском ценных бумаг – вне зависимости от формальных отношений между сторонами.

Тест Хауи получил достаточно широкое распространение, и по настоящее время применяется для оценки той или иной сделки или актива в качестве инвестиционного договора в тех случаях, когда сделка или актив прямо не поименованы в Законе о биржах в качестве ценных бумаг.

В частности, этот тест применяется и в отношении криптовалютных токенов, выпускаемых компаниями в рамках Initial Coin Offering (ICO). SEC указывает, что выработать однозначный подход к квалификации ICO невозможно, и необходимо в каждом конкретном случае устанавливать, являются ли выпускаемые токены ценными бумагами – для чего, как раз, и применяется тест Хауи.

Причем в качестве ценных бумаг могут быть квалифицированы как «дивидентные токены» – то есть, токены, в отношении которых прямо предусмотрена вероятность получения части прибыли компании (аналог акций), так и «утилитарные токены» — токены, предусматривающие последующий их обмен на товары и услуги компании, поскольку инвесторы могут ожидать получения прибыли вследствие увеличения стоимости утилитарных токенов из-за действий компании.

Впервые на возможность признания токенов, выпущенных в рамках ICO, ценными бумагами SEC указала в 2017 году, расследуя выпуск токенов краудфандиноговой платформой «The DAO». В 2019 году были опубликованы развернутые критерии для анализа именно токенов и иных цифровых активов, на предмет их возможной квалификации в качестве ценных бумаг. В то же время, классические криптовалюты – Bitcoin, «эфир» – SEC не признает ценными бумагами.

Как разрабатывали Gram и привлекали инвесторов

О разработке Telegram Open Network и криптовалюты Gram до недавнего времени было известно не очень много. В сети публиковались Whitepaper проекта сомнительного происхождения, кроме того, были немногочисленные официальные сообщения самого Telegram и публикации в прессе.
Однако после того, как SEC инициировала судебный спор, появилась возможность ознакомиться с внутренними документами компании, перепиской разработчиков, показаниями руководства Telegram. Кроме того, сама команда Telegram также стала раскрывать больше информации о проекте – например, официальные Whitepaper и техническую документацию.

По словам Павла Дурова, давшего показания в январе 2020 года по запросу SEC, выпуск собственной криптовалюты является способом финансирования работы Telegram в целом. В 2017 году стало ясно, что собственных финансов основателя не хватает для дальнейшего развития Telegram, а привлекать сторонних инвесторов в сам Telegram Павел Дуров не хотел, поскольку опасался «размытия целостности компании и ее ценности». В качестве альтернативы также рассматривалось проведение классического ICO в отношении Gram, однако от этой идеи также пришлось отказаться из-за однозначной квалификации токенов, выпущенных в рамках подобного ICO, в качестве ценных бумаг и следующих из этого регуляторных рисков.

Судя по опубликованным документам, Дуров и команда Telegram были также заинтересованы в запуске собственной платежной системы, независимой от государства и корпораций. Такой проект являлся логичным продолжением развития Telegram.

Исходя из раскрытой представителями Telegram информации можно сделать некоторые выводы о технической специфике работы TON. Механизм работы TON построен на принципе «Proof-of-Stake», то есть шанс формирования каждого нового блока в реестре зависит от количества единиц криптовалюты у соответствующего участника. Концепция TON предусматривает, что для запуска реестра изначально должно быть не менее 20 «валидаторов», которые будут подтверждать транзакции в реестр, при этом каждый из валидаторов должен обладать не менее 100 000 Gram. В последующем случайным образом будут выбираться новые валидаторы, из числа лиц, которые подали соответствующую заявку и обладают необходимой минимальной суммой. При этом функции TON не ограничивались только лишь предоставлением возможности расчетов между сторонами – команда Telegram намеревалась запустить в рамках TON также и другие сервисы, например, хранилище файлов, VPN. Работу таких сервисов предлагалось оплачивать с помощью Gram.

Таким образом, привлечение первоначальных инвестиций в проект было необходимо и для финансирования развития проекта, и для его последующего запуска.

Привлечение инвестиций осуществлялось путем выпуска токенов и их предложения ограниченному кругу инвесторов. В вопросе, насколько ограничен был круг таких инвесторов, позиции SEC и Telegram расходятся, однако по крайней мере стороны согласны, что это не было публичное предложение токенов. После запуска проекта инвесторы имели право обменять каждый приобретенный ими токен на Gram по курсу «один-к-одному».

То есть, инвесторам предлагались не сами Gram, а утилитарные токены, дающие в последующем право на получение Gram путем их обмена. В отношении выпуска таких токенов Telegram выполнил все формальности – привлекал только лишь «квалифицированных» инвесторов, направил в SEC надлежащее уведомление. SEC в своих процессуальных документах называет этот этап «pre-ICO», подразумевая, что в отношении Gram компания намеревалась провести полноценное публичное размещение.

В итоге Telegram в 2018 году провел 2 раунда привлечения инвестиций и выпуска токенов. В первом раунде, проведенном в феврале 2018 года, Telegram привлек 850 миллионов долларов от 81 инвестора, во втором раунде в марте Telegram привлек еще 850 миллионов долларов от 94 инвесторов. По данным, которые Telegram предоставил SEC, стоимость одного токена составила 0,37 доллара в первом раунде и 1,33 доллара во втором раунде. В общей сложности Telegram привлек 1,7 миллиардов долларов в проект. Если верить результатам допроса Павла Дурова, около 100 миллионов долларов из полученных инвестиций были затрачены на оборудование, судьба остальных денег неизвестна. Возможно, Telegram старается сохранить большую часть привлеченных средств, поскольку в случае, если запустить TON не получится, деньги придется вернуть инвесторам.

Команда Telegram обещала инвесторам запустить TON и криптовалюту Gram не позднее 31 октября 2019 года. По словам Павла Дурова, после проведения первого раунда привлечения инвестиций команда активно взаимодействовала с SEC по вопросу запуска криптовалюты, но, судя по всему, к общей позиции они не пришли. В итоге SEC 12 октября 2019 года наложила временный запрет на выпуск криптовалюты и обратилась в суд с рассматриваемым иском о судебном запрете выпуска Gram до момента выполнения Telegram всех необходимых процедур, связанных с эмиссией ценных бумаг. Тем не менее, представители Telegram указывают, что TON полностью готов к запуску и единственное препятствие – поданный иск и временный запрет со стороны SEC.

Доводы SEC

Ключевые аргументы SEC изложены в письменной позиции, поданной в поддержку ходатайства об упрощенном рассмотрении дела. Как я указывал выше, SEC считает, что Gram в момент их выпуска будут отвечать всем признакам ценной бумаги.

При этом SEC рассматривает проведенное Telegram pre-ICO (когда инвесторы приобрели токены, которые в будущем Telegram должен был обменять на Gram) и предполагаемый запуск проекта и выпуск непосредственно Gram как единую цепочку событий, поскольку именно в момент проведения pre-ICO у Telegram появилось обязательство передать Gram инвесторам. То есть, по мнению комиссии, привлечение инвестиций в проект через продажу Gram началось в момент заключения первых соглашений с инвесторами, по которым в будущем инвесторы должны были получить новую криптовалюту.

Рассматривая ситуацию таким образом, SEC утверждает, что соглашения, заключенные инвесторами, отвечают всем критериям теста Хауи, и, следовательно, Gram является ценными бумагами:

  • инвесторы передавали Telegram денежные средства;
  • денежные средства передавались совместно с другими инвесторами, не связанными друг с другом, при этом каждый инвестор получал итоговый актив пропорционально вложенным средствам – что рассматривается как вклад в общее предприятие;
  • инвесторы ожидали получить прибыль от своих инвестиций: SEC указывает, что во время привлечения инвестиций стоимость одного токена варьировалась от 0,37 долларов (первый раунд) до 1,33 долларов (второй раунд), а предполагаемая стоимость одного Gram после их выпуска, по приводимой SEC оценке одного из фондов, специализирующихся на инвестициях в цифровые активы, должна составить от 2,67 долларов в первый год работы проекта до 4,51 долларов в пятый год работы проекта;
  • при этом факт и размер предполагаемой прибыли от инвестиций зависит только от предпринимательских усилий самой команды Telegram и не зависит от инвесторов.

SEC, помимо прочего, указывает, что команда Telegram давала понять привлекаемым инвесторам, что цена Gram будет увеличиваться после запуска проекта и что члены команды будут прилагать для этого все усилия: контролировать дальнейшую разработку TON, создавать новые сервисы для проекта, в которых может использоваться Gram. Telegram, помимо прочего, описывал инвесторам квалификацию и преимущества своей команды, указывал, что привлеченные средства будут использоваться для развития проекта. По мнению SEC, такое поведение Telegram аналогично поведению технологической компании при проведении классического IPO.

На всякий случай, если суд не поддержит теорию о рассмотрении pre-ICO и выпуска Gram в совокупности как единого механизма привлечения инвестиций, SEC дополнительно указывает, что и сам выпуск Gram будет именно эмиссией ценных бумаг, поскольку:

  • Telegram получил деньги и взял на себя обязательства предоставить Gram своим инвесторам – то есть в момент запуска Gram он будет уже обязан распространить определенное их количество;
  • новые покупатели Gram также будут ожидать роста его стоимости и будут приобретать его с инвестиционными целями;
  • потенциальная прибыль инвесторов Telegram и новых покупателей будет также зависеть исключительно от усилий команды Telegram;
  • в отличие от токенов, выпущенных в рамках pre-ICO, которые предлагались хотя и достаточно широкому, но все-таки закрытому кругу инвесторов, сами Gram будут предлагаться к приобретению неограниченному кругу лиц – то есть, будет осуществляться публичная продажа Gram.

Еще несколько аргументов, которые SEC приводит в обоснование своей позиции, касаются восприятия Gram как ценных бумаг инвесторами, самим Telegram и третьими лицами.

SEC указывает, что Павел Дуров и другие члены команды Telegram подбирали инвесторов исходя из их опыта в финансировании технологических компаний. Привлекаемые инвесторы воспринимали покупку Gram как инвестицию в Telegram в целом, участие в общем деле. Команда Telegram активно рассказывала инвесторам о технологических аспектах работы TON и Telegram Messenger, отвечали на вопросы инвесторов о перспективах роста стоимости Gram после запуска проекта. То есть, по мнению SEC, Telegram предлагал Gram именно в качестве ценных бумаг, и сами инвесторы воспринимали Gram как ценные бумаги.

SEC также ссылается на переписку сотрудников Telegram между собой и инвесторами, в которой сотрудники Telegram назвали Gram ценными бумагами (использовался английский термин «securities»), причем термин употреблялся именно в юридическом смысле, например, «Фонд будет являться титульным собственником ценных бумаг», «Ценные бумаги не находятся в залоге». SEC, кроме того, указывает, что Telegram вел переговоры с цифровыми биржами (например, Binance) и брокерами (например, Anchorage) о последующем размещении Gram после его выпуска. Telegram также работал с фондами Da Vinci и Gem Limited, причем SEC утверждает, что указанные фонды привлекались в качестве «андеррайтеров» – посредников, используемых для первичной продажи ценных бумаг на биржу.

Кроме того, SEC указывает, что уже до запуска проекта сформировался «серый» рынок Gram, на котором неограниченному кругу лиц предлагалось приобрести токены, выпущенные Telegram в рамках pre-ICO, либо просто зарезервировать возможность покупки Gram по определенной цене после запуска проекта. То есть, и третьи лица воспринимали Gram как возможность инвестиций.

Таким образом, по мнению SEC, Gram соответствует критериям теста Хауи в отношении ценных бумаг – инвестиционных контрактов, сами сотрудники Telegram, первоначальные инвесторы и третьи лица воспринимают Gram как ценные бумаги, сотрудники Telegram продвигали и позиционировали Gram именно в качестве ценных бумаг. Следовательно, Gram, очевидно, является ценными бумагами.

Доводы Telegram

Представители Telegram также попросили суд об упрощенном рассмотрении дела и представили обоснование в поддержку своего ходатайства. Позиция Telegram строится на том, что Gram не может рассматриваться в качестве ценной бумаги.

Telegram утверждает, что Gram это криптовалюта – средство обмена для покупки товаров, работ и услуг, единственная функция которого заключается в обеспечении возможности расчетов в рамках Telegram Open Network. Gram, по мнению представителей Telegram, аналогичен по своей природе биткоину и эфиру. При этом SEC ранее признала, что биткоин и эфир не являются ценными бумагами.

То есть, Telegram, являясь криптовалютой, не соответствует как минимум двум критериям теста Хауи:

  • после запуска проекта покупатели Gram не будут ожидать какой-либо прибыли, зависящей от усилий команды Telegram;
  • покупка Gram не является «участием в общем деле» в контексте теста Хауи, поскольку Gram не удостоверяет какое-либо право, в том числе право на управление компанией Telegram или получение доли в прибыли компании – как пишут юристы Telegram «так же, как владение несколькими евро не дает вам права участия в Европейском союзе».

Эта позиция полностью согласуется с документами о проекте, предоставленными первоначальным инвесторам в ходе pre-ICO. Команда Telegram изначально позиционировала Gram как валюту, которая будет использоваться для расчетов пользователей проекта между собой, и указывала инвесторам, что Gram не дает каких-либо прав на получение прибыли.

Более того, хотя, возможно, инвесторы и рассчитывали получить прибыль от приобретения Gram с учетом последующего увеличения его стоимости, такое увеличение стоимости, по мнению представителей Telegram, зависит не от усилий компании, а от рыночных факторов – так же, как это происходит с биткоином и эфиром, а также фактически с любой валютой или иным «спекулятивным товаром», например, золотом.

Для того чтобы прояснить свою позицию и помочь себе в суде, Telegram разместил официальное уведомление на своем сайте о спорных вопросах, касающихся Gram. В этом уведомлении Telegram указывает:

  • на данный момент никто не может приобрести или продать Gram – и так будет до запуска проекта, поскольку до запуска блокчейна ни одной единицы Gram не существует. Любые лица, предлагающие приобрести Gram сейчас — мошенники;
  • Telegram Open Network – открытая децентрализованная платформа на основе блокчейна, которую развивают и поддерживают все ее участники совместно. Компания Telegram не берет на себя никаких обязательств по поддержанию платформы или созданию сервисов для нее после того, как платформа будет запущена (в том числе – по интеграции платформы с Telegram Messenger);
  • более того, компания Telegram не сможет и не будет контролировать происходящее в TON, в том числе оборот Gram, после того как платформа будет запущена;
  • Gram не дает никаких прав участия, прав на долю в прибыли или прав на управление компанией Telegram или аффилированными с ней лицами;
  • приобретение Gram не гарантирует какой-либо доход и, наоборот, может привести к убыткам.

Представители Telegram указывают, что после размещения указанного уведомления любые убеждения потенциальных покупателей Gram об инвестиционной природе этой криптовалюты должны быть развеяны.

В равной степени, по мнению Telegram, очевидно, что приобретение Gram не будет «вкладом в общее предприятие», как это понимается в рамках теста Хауи. Telegram изначально позиционировал TON как проект, который будет существовать отдельно от компании, и продолжает настаивать на этом.

Представители Telegram также активно настаивают на том, чтобы разделять проведенное pre-ICO и последующий выпуск Gram. Если токены, выпущенные в рамках ICO, действительно являлись «ценными бумагами», то сами Gram имеют совершенно иную суть и предназначение. Telegram проводит аналогию с тестом Хауи: «SEC пытается доказать, что как услуги по выращиванию апельсинов, так и сами апельсины являются ценными бумагами и относятся к юрисдикции регулятора. Ответчики утверждают, что это не так, и по закону такого быть не может».

Кто победит и чем все закончится

На мой взгляд, обе стороны представили достаточно аргументированную позицию, и каждая из сторон имеет веские доводы в свою пользу.

В пользу SEC свидетельствуют характер отношений Telegram с инвесторами, раскрытый в переписке и показаниях Павла Дурова и других сотрудников Telegram. Из переписки и показаний следует, что Telegram предлагала инвесторам именно сами Gram как инвестиционный инструмент, а не как криптовалюту, а инвесторы явным образом намеревались заработать на перепродаже Gram, ожидая, что команда Telegram будет поддерживать и развивать сервис, вследствие чего стоимость Gram будет увеличиваться. В ином случае непонятно, зачем инвесторы вообще вкладывали такие суммы в рамках pre-ICO.

В свою очередь, сильным элементом позиции Telegram являются предыдущие решения SEC и судов в отношении криптовалют, а также то, что во всех документах, касающихся TON и Gram, Telegram прямо указывал, что Gram является криптовалютой – и именно эти документы направлялись инвесторам в ходе pre-ICO. Соответственно, инвесторы заранее обладали информацией об аспектах проекта и перспективах получения дохода.

Обе стороны заявили ходатайства об упрощенном рассмотрении дела, и, следовательно, обе стороны готовы отказаться от подробного исследования и оценки доказательств и уверены, что суд оценит доказательства и разрешит правовые вопросы в их пользу.

Многие пишут, что по статистике подобные иски SEC удовлетворяют в большинстве случаев, но, на мой взгляд, предположить, кто победит, достаточно сложно.

В случае если суд разрешит дело в пользу Telegram, то, во-первых, появится первая легальная в США криптовалюта, поддержанная крупной технологической компанией и изначально обладающая собственной экосистемой и аудиторией. Эти факторы отличают Gram от того же биткоина или эфира – есть уже сформированный пул пользователей, которым не требуется погружаться в тонкости расчета криптовалютами и которые легко смогут использовать подобную систему расчетов, особенно если TON все-таки будет интегрирован с Telegram Messenger. Во-вторых, примененный Telegram способ финансирования запуска криптовалюты смогут применить и другие участники рынка.

Если же суд встанет на сторону SEC, то тем не менее такое решение вряд ли «похоронит» проект. Telegram может выполнить требования SEC по надлежащему оформлению запуска Gram, что, правда, повлечет достаточно крупный штраф, дополнительные расходы и необходимость изменения срока запуска проекта. Telegram также может просто отказаться от работы с гражданами США, что формально выведет проект из-под юрисдикции SEC.

Некоторым плюсом для Telegram является вступление в дело в качестве «друга суда» Палаты цифровой коммерции – авторитетной некоммерческой организации, в которую входят технологические компании, развивающие проекты в сфере криптовалют и блокчейна и инвесторы, финансирующие такие компании. В числе руководства компании есть бывшие сотрудники SEC (включая бывшего комиссара этой службы). В своем ходатайстве о вступлении в дело, представители Палаты указывают, что Палата заинтересована в принятии судом технологически нейтрального решения, которое не будет затруднять развитие технологий на основе блокчейна в целом.

Важный также момент заключается в том, что сейчас дело рассматривает суд первой инстанции. Вынесенное судом решение может быть обжаловано в вышестоящие суды, вплоть до Верховного суда США. При этом вероятность такого обжалования, на мой взгляд, крайне велика – SEC славится своими юристами и привычкой идти до конца в оспаривании ключевых для отрасли решений, а Telegram также показал, например, в российском деле против ФСБ о предоставлении ключей шифрования, что он не остановится после вынесения решения не в его пользу.

Таким образом, вне зависимости от принятого судом решения история на этом не закончится еще довольно долго.

Ссылка на источник

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер, Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ