Блог

Дело «Гелио Пресс – Рассвет Жизни»: может ли правообладатель требовать компенсацию за удаление информации об авторе

Кейс анализирует Андрей Алексейчук, юрист практики по интеллектуальной собственности / информационным технологиям «Качкин и Партнеры».

24 апреля 2019 года Верховный суд РФ вынес определение о передаче на рассмотрение Судебной коллегии ВС РФ по экономическим спорам кассационной жалобы ООО «Гелио Пресс» в отношении судебных актов Арбитражного суда Свердловской области и Семнадцатого арбитражного апелляционного суда (дело № А60-27474/2018), принятых по спору между ООО «Гелио Пресс» и ООО «Рассвет Жизни».

Фабула дела заключается в следующем. ООО «Гелио Пресс» (истец) обратился в суд с иском к ООО «Рассвет Жизни» (ответчик) о взыскании компенсации за размещение ответчиком фотографии, исключительное право на которую принадлежит истцу, без его разрешения, а также за удаление информации об авторском праве с вышеупомянутой фотографии. И если компенсация за неправомерное использование практически не вызвала каких-либо споров (истец требовал компенсацию в минимальном размере, суд первой инстанции – не понятно, по каким основаниям — снизил компенсацию ниже минимального размера, однако в апелляции эта ошибка была исправлена), то в отношении компенсации за удаление информации об авторском праве суды пришли к интересным выводам.

К слову, из содержания определения ВС и актов нижестоящих судов не совсем ясно, какая именно информация об авторском праве была размещена на фотографии, однако, исходя из позиции суда апелляционной инстанции (см. далее) можно сделать вывод, что, скорее всего, была размещена информация именно об авторе фотографий.

За удаление информации об авторском праве истец также требовал компенсацию в минимальном размере – 10 тыс. руб. Суд первой инстанции отказал во взыскании данной компенсации, указав, что истец не представил доказательств удаления соответствующей информации именно ответчиком. Суд апелляционной инстанции с первой инстанцией не согласился, указав, что бремя доказывания удаления информации об авторском праве иным лицом возложено на ответчика, однако отказался взыскать компенсацию по другим причинам.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд указал следующее:

«Между тем, апелляционная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения заявленных истцом в данной части исковых требований, основанных на подпункте 1 пункта 2 статьи 1300 Гражданского кодекса Российской Федерации, также в силу того, что истец не является автором спорного произведения и в силу заключенного им договора с автором произведения не является и лицом, наделенным правом на защиту авторских прав, в том числе права автора на имя. Иных доказательств в подтверждение соответствующих полномочий истца в материалы дела не представлено».

Договор, о котором говорит суд – это договор об отчуждении исключительного права на произведение, заключенный между истцом и автором.

Данная позиция Семнадцатого арбитражного апелляционного суда представляется достаточно интересной, поскольку при буквальном толковании ст. 1300 ГК РФ сделать такой вывод достаточно сложно. Исходя из положений данной статьи:

  • Информацией об авторском праве является любая информация, которая, в частности, идентифицирует произведение, автора или иного правообладателя;
  • Удаление или изменение информации об авторском праве без разрешения автора или иного правообладателя не допускается;
  • За нарушение данного положения автор или иной правообладатель вправе требовать компенсацию, определяемую по тем же правилам, что и за нарушение исключительного права.

Таким образом, из положений ст. 1300 ГК РФ прямо не следует, что компенсация за удаление информации об авторе может быть взыскана только автором, а о правообладателе – только правообладателем.

Судя по всему, именно этот спорный вопрос послужил основанием для передачи дела на рассмотрение в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС.

Представляется, что этот вопрос может быть разрешен двумя способами.

С одной стороны, заслуживает внимания позиция апелляции о том, что истец не является автором и не уполномочен выступать в защиту права автора на имя. И дело даже не столько в том, что у истца отсутствуют полномочия выступать от имени автора, сколько в том, что у истца, с этой точки зрения, отсутствует соответствующее право, которое он вправе защищать, поскольку автором он не является.

С другой стороны, как указано выше, ст. 1300 ГК РФ прямо не запрещает правообладателю требовать компенсацию за удаление информации об авторском праве. С этой точки зрения, можно также сказать, что у истца в этой ситуации имеется интерес в распространении произведения без изменений в том виде, в котором истец получил произведения от автора.

Правда, тогда возникает вопрос, может ли впоследствии автор потребовать компенсацию за удаление сведений об авторе с нарушителя, если подобная компенсация уже была взыскана с нарушителя в пользу правообладателя. Если да, то получается, что нарушитель будет нести двойную ответственность за одно и то же нарушение, что, на мой взгляд, недопустимо.

Кроме того, ст. 1300 ГК РФ также дает право требовать компенсацию за удаление информации, в целом идентифицирующей произведение. Не совсем ясно, кто в таком случае имеет право требовать компенсацию – автор или правообладатель.

Но в целом, по моему мнению, правильной является именно позиция апелляционного суда – автор вправе требовать компенсацию за удаление сведений об авторе, а правообладатель – только за удаление сведений о правообладателе. При этом представляется, что суд для недопустимости ущемления прав одной из сторон должен привлекать к рассмотрению дела автора (или правообладателя, если с иском обращается автор). В этом случае компенсация, например, за удаление сведений, идентифицирующих произведение, может быть взыскана одновременно в пользу автора и правообладателя.

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер, Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ