Комментарии в СМИ

Юрист практики по интеллектуальной собственности / информационным технологиям «Качкин и Партнеры» Андрей Алексейчук считает, что отказ от прямого регулирования криптовалют принесет больше пользы участникам рынка, чем его прямой запрет.

Российские власти решили оставить биткоин и эфир вне правового поля и одновременно создать свой токен, привязанный к рублю.

Криптовалютный мир встретил свой десятилетний юбилей умиротворенно. На торгах курс биткоина немного снизился, но меньше $6300 за главную криптовалюту все равно не давали, а к воскресенью падение удалось отыграть. На момент написания публикации 1 биткоин торговался по $6416, эфир стоил $213.

В принципе рынок уже начинает примиряться с такой ситуацией. В конце концов, не для того 10 лет назад создавался биткоин, чтобы стать спекулятивным активом. Идея была, скорее, наоборот — создать надежное средство для расчетов, которое защищало бы от ошибок банкиров и злой воли государств

«Главный недостаток традиционных денег состоит в том, что они нуждаются в доверии. Мы должны верить центробанкам, хотя они неоднократно предавали это доверие и обесценивали фиатные деньги. Мы должны доверять банкам в хранении наших денег и электронном трансфере, однако они постоянно одалживали их, создав кредитные пузыри и не оставив почти ничего в резервах», — писал легендарный создатель биткоина Сатоши Накамото 10 лет назад, в самый разгар финансового кризиса.

И слова такого нет

Рецепты криптоанархизма от Накамото звучат особенно актуально для экономик с крайне высоким уровнем государственного участия. Таких, как, например, российская. Возможно, поэтому с биткоином здесь дружбы не получилось. Вернее, так: регулирования в стране до сих пор нет, но противоречивые новости о том, каким оно будет, приходят от главы комитета Госдумы по финансовым рынкам Анатолия Аксакова чуть ли не каждую неделю.

На прошедшей неделе господин Аксаков неожиданно заявил, что криптовалюты, такие как биткоин или эфир, решено вообще не регулировать. Не запрещать, но и не разрешать, а дальше — делайте с ними, что хотите. В законе о них не будет ни слова. «Мы решили не прописывать, что это такое, и особого смысла в этом не видим, поскольку это явление, которое не имеет смысла для нас с точки зрения инвестиционного процесса», — сказал депутат.

Возможно, это даже хорошая новость. Отказ от прямого регулирования криптовалют принесет больше пользы участникам рынка, чем его прямой запрет, считает юрист практики по интеллектуальной собственности и информационным технологиям компании «Качкин и Партнеры» Андрей Алексейчук. «Как правило, эксперты относят криптовалюты к иному имуществу либо указывают, что криптовалюты не относятся к объектам, поименованным в ст. 128 ГК РФ, что не свидетельствует о невозможности их оборота. Федеральная налоговая служба прямо указывает, что запрета на проведение российскими гражданами и организациями операций с использованием криптовалюты законодательство Российской Федерации не содержит, а также указывает на необходимость уплаты налогов с доходов, полученных от продажи криптовалюты», — уточняет он.

Тем любопытнее известие о том, что в Арбитражном центре при РСПП с 2019 года заработает специальная коллегия по спорам в сфере цифровой экономики. По оценкам создателей механизма, скоро в суды потянутся инвесторы, принимавшие участие в буме ICO. Так что число дел такого рода должно вырасти в 40 раз. В принципе предприимчивостью наших криптоэнтузиастов можно гордиться: отсутствие правовых механизмов (и желания их создавать) ведет к появлению независимых третейских криптосудов. Не совсем то, о чем мечтал Сатоши Накамото, но тоже неплохо.

Крипторубль — дань тренду

Зато в правительстве неожиданно воскресили идею создания собственного крипторубля. А точнее, криптовалюты, привязанной к стоимости рубля в пропорции 1 к 1, если верить опять же Аксакову. Это к нам явно пришла мода на стэйблкоины (токены, обеспеченные реальными активами). Их уже называют главным трендом 2018 года. Сейчас настоящий бум таких проектов — появляются токены, привязанные к австралийскому доллару, британскому фунту, к золоту, к корзинам металлов. Даже глава «Норникеля» Владимир Потанин не смог удержаться и пообещал в следующем году свою никелевую криптовалюту (см. «ДП» от 30.10.2018).

«О создании крипторубля мы слышим с января прошлого года, но тогда он подразумевал под собой национальную криптовалюту, средство платежа на территории РФ, — вспоминает директор по коммуникациям криптовалютной платформы EXMO Мария Станкевич. — Сегодня крипторубль трансформировался в стэйблкоин, по всей видимости, благодаря популярности этой темы. Но в реальности к стэйблкоинам он имеет мало отношения, потому что создается, скорее всего, для решения проблемы санкций, а покупателями его будут госкомпании, то есть, по сути, само государство».

Кстати, на рынке самих стэйблов сейчас интересная схватка. Главный криптодоллар Tether, который неоднократно обвиняли в «печати ничем не обеспеченных токенов», начал отчаянно сжигать эмиссию. С начала октября капитализация снизилась с $2,7 млрд до $1,7 млрд. Одновременно компания–эмитент Tether объявила о партнерстве с малоизвестным багамским банком Dektec Bank. «Сомнительному коину — сомнительные банки», — прокомментировали на рынке.

Подрастает и достойная смена. Главные конкуренты (Gemini Dollar, Paxos Standart, TrueUSD) уже привлекли более $400 млн. Так что в каком–то смысле российские власти даже оказались на гребне рыночной волны.

ICO на минимумах

Самые печальные новости приходят с рынка ICO. Там все совсем плохо: за октябрь удалось собрать лишь $54 млн. Даже по сравнению с провальным сентябрем ($163,8 млн) сумма выглядит ничтожной. Почувствуйте разницу: в начале года за месяц с инвесторов собирали по миллиарду долларов без особых проблем.

На этом фоне все больше разговоров про инструмент Security Token Offering, когда компании выпускают токены, обеспеченные активами (например, правом собственности).

«Мы видим достаточное количество проектов, которые просто стали называть себя по–другому, сменив ICO на STO. Но качественного увеличения нет. Не все еще разобрались с тем, как сохранить комплайенс. Будет достаточно много хлопот с легализацией, и сроки здесь чуть больше, чем при проведении обычного краудсейла», — говорят в компании ICORating.

Тем не менее в компании Polymath ждут, что объем рынка STO вырастет до $10 трлн за 2 следующих года. Громкие цифры — это то, что мы так любим на рынке криптовалют. Жаль, не всегда сбывается.

Георгий Вермишев

Материал опубликован в газете «Деловой Петербург» № 174 от 07.11.2018

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ