Комментарии в СМИ

«Коррупцию разгонят силой»

Кирилл Саськов, партнер, руководитель корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры», комментирует перспективы законодательных изменений в сфере ответственности за коррупционные правонарушения.

В России вновь усиливается «силовая» борьба с коррупцией. В июле бывший губернатор Тульской области Вячеслав Дудка был приговорен к 9,5 года заключения. На фоне слабых успехов правительства в борьбе с мздоимством на институциональном уровне жесткая политика может свестись к внутриведомственным «разборкам» и демонстративным делам, считают эксперты.

В июле этого года в Туле был зачитан один из самых строгих приговоров по коррупционному делу. Что примечательно, вердикт был вынесен бывшему губернатору области. Вячеслава Дудку приговорили к 9,5 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима за взятку в 40 млн рублей. До этого уголовный срок фигуре такого чина присуждался только в 2005 году — экс-губернатору Тверской области Владимиру Платову. Ему было назначено наказание в пять лет лишения свободы. Хотя уже в апреле 2006 года Мосгорсуд сократил срок и переквалифицировал наказание в условное.

Юристы заработают

В России усиливается силовая борьба с коррупцией. Об этом косвенно свидетельствуют и нашумевшее дело «Оборонсервиса», одним из фигурантов которого стал экс-министр обороны Анатолий Сердюков, и многочисленные обыски в различных госструктурах — от региональных комитетов до Госстроя и Минобрнауки. Кроме того, растет рынок юридических услуг по сопровождению сделок и внедрению предупреждающих привлечение к ответственности за коррупцию процедур, говорят эксперты. Подтверждает это мнение и статистика Генпрокуратуры — в 2012 году количество выявленных случаев взяточничества выросло почти на четверть, до 49,5 тыс., а к уголовной ответственности было привлечено на 13% больше обвиняемых — 13,6 тыс. человек.

Тем не менее пока что ситуация в России неутешительная. Согласно рейтингу восприятия коррупции, ежегодно составляемому Transparency International, Россия в 2012 году заняла 133-е место из 174. С 2010 года стране удалось подняться с 154-го места. Однако значительными изменения называть не приходится. Бывшие «соседи» по рейтингу 2011 года борются с коррупцией куда успешнее. Белоруссия и Мавритания добрались до 123-го места, Восточный Тимор — до 113-го места, Того и Уганда — до 128-го и 130-го.

Партнеры по G20 упрекают Россию в коррумпированности практически всех государственных сфер от медицины, образования до армии, исполнительной власти и госкорпораций. К примеру, в 2011 году немецкий журнал Der Spiegel опубликовал депеши Джона Байерли, тогда являвшегося послом США в России, в которых он характеризовал «Газпром» как «неэффективную», «политически ангажированную» и «коррумпированную» компанию и называл ее «наследием советского Министерства газовой промышленности».

Эти факты признаются и внутри страны. Ежегодно на откаты и взятки в стране уходит около $300 млрд, считает председатель общественной организации «Национальный антикоррупционный комитет» Кирилл Кабанов. Эта сумма учитывает коррупционное распределение бюджета, управление государственной собственностью и природными ресурсами. Только размеры коррупции в российской армии за первое полугодие этого года заместитель генерального прокурора РФ Сергей Фридинский в июле оценил более чем в 4,4 млрд рублей. По данным ведомства, размер материального ущерба, причиненного государству коррупционными преступлениями в текущем году, возрос в 5,5 раза, по сравнению с 2012 годом. За четыре года, прошедшие с момента принятия закона о противодействии коррупции, средний размер взятки вырос в 33 раза — с 9 тыс. рублей в 2008 году до примерно 300 тыс. в 2012 году.

Сведение счетов с коррупцией

Активное развитие антикоррупционного законодательства в России началось с 2008 года, с закона о противодействии коррупции, подписанного Дмитрием Медведевым. Только в 2012 году Госдумой и правительством было принято 14 федеральных законов и 750 других нормативно-правовых актов, в том числе 11 президентских указов. Из последних нововведений — запрет на владение иностранными счетами и долями в иностранных компаниях для госслужащих и депутатов, обязанность судей публиковать в интернете все обращения, полученные в связи с рассматриваемыми уголовными делами, — искоренение так называемого телефонного права. Кроме того, в ближайшее время Госдума может запретить близким родственникам работать в одном госучреждении, а также сотрудничать в рамках госзаказа для искоренения коррупционной составляющей при распределении бюджетных денег. Также в парламент внесен законопроект, ужесточающий наказание за коррупционные преступления. Максимальный срок заключения за хищение бюджетных средств в особо крупном размере предлагается увеличить с 10 до 15 лет, а сумму штрафа — до 5 млн рублей.

Усилия России по созданию антикоррупционной законодательной базы вполне похвальны, основа для искоренения этого явления создана, признали по итогам проведенного мониторинга и в Группе стран по борьбе с коррупцией (GRECO), и в комиссии ООН, инспектировавшей Россию в прошлом году. Однако этого недостаточно.

Пока что реализуемая антикоррупционная политика не слишком эффективна, говорят представители бизнеса. Не дала эффекта снижения взяточничества реформа полиции, забуксовали «дорожные карты» по сокращению административных барьеров в различных сферах. Снижения коррупционных затрат компаний пока также не происходит. «Текущие антикоррупционные процессы пока еще больше похожи на образцово-показательные «порки», но есть надежда на системный продуманный подход к решению этой проблемы», — говорит директор по развитию компании Л1 Надежда Калашникова.

Завершить реформы

Для реального искоренения коррупции нужно завершить начатые реформы и окончательно «отшлифовать» законодательство, считают и российские, и зарубежные эксперты. «Усовершенствование самого механизма привлечения к ответственности на сегодня главной задачей не является. Главная задача — уменьшение случаев коррупции, и в этом одним из инструментов является постоянная и кропотливая работа на законодательном уровне, направленная на устранение тех или иных предпосылок для коррупции. Например, сокращение видов лицензирования, упрощение тех или иных административных процедур», — считает старший юрист юридической фирмы Hannes Snellman Ольга Чиркова.

Но самое важное — пресловутая «политическая воля». «Текущее законодательство достаточно серьезное. И, на мой взгляд, его совсем не обязательно менять для более эффективного привлечения к ответственности за коррупционные правонарушения. Законодательство нужно адекватно исполнять», — говорит Андрей Гусев, управляющий партнер в России компании Borenius.

«Внесение изменений в законодательство не сможет решить проблему привлечения к ответственности за коррупционные правонарушения до тех пор, пока не произойдут качественные изменения в деятельности правоприменительных и судебных органов в данной сфере», — соглашается Кирилл Саськов, партнер компании «Качкин и партнеры». Начиная эффективную кампанию против коррупции, глава государства должен быть готов лишиться, в том числе, и основных чиновников своей администрации. А также — осознавать политические риски, напоминают эксперты.

Узаконить взятки

Кроме того, для того чтобы новая силовая война с коррупцией не перешла в «подковерное» сведение счетов между различными ведомствами, в России должен быть учрежден единый и независимый орган, единственной функцией которого станет борьба с коррупционными преступлениями, предлагают эксперты. Именно по такому пути прошел Сингапур. Сейчас эта страна входит в тройку наименее коррумпированных стран вместе с Норвегией и Данией и является хрестоматийным примером обуздания взяточничества. В 1960-х годах премьер Ли Куан Ю начал борьбу с коррупцией с резкого повышения зарплат и отъема всех «статусных» бонусов для чиновников и судей — служебных автомобилей с мигалками, квартир. А в качестве «кнута» — создал Бюро по расследованию случаев коррупции, наделенное исключительными полномочиями заводить дела даже в отношении министров и членов семьи премьера.

Применение только силовых методов в ущерб качественным изменениям в механизмах управления — еще один риск, на который может натолкнуться Россия. С аналогичной проблемой уже столкнулся Китай, где даже применение высшей меры к коррупционерам не спасает от роста этого вида преступности. Начинать борьбу с коррупцией государству следует с анализа и коррекции трудовой мотивации чиновников, считает Инга Бурикова, генеральный директор ООО «ЦСП «Белый дом»». «Коррупция в среде чиновников сродни дедовщине в армии: неважно, каким ты пришел, — старшие товарищи научат тебя «как надо»», — поясняет эксперт. Но прежде — необходимо сформулировать четкие цели, которые планируется достичь в результате кампании. «Предлагать методы борьбы с коррупцией как таковой довольно наивно. Необходимо понять конкретный результат — что мы хотим получить на выходе, какие признаки должны присутствовать или расти в общественных отношениях, а какие — исчезать», — говорит Инга Бурикова. Такими целями могут быть снижение количества взяток на дорогах, в вузах или смена политической элиты.

Есть еще один способ борьбы с коррупцией — узаконить ее. Например, с помощью законодательно закрепленной мзды. Такие предложения уже поступали в Думу в 2010 году в связи с повальным отказом российских юношей служить родине. Узаконить «откос» депутаты предлагали за один миллион рублей. Таким же образом можно было бы регулировать множество процессов — от получения водительских прав до лоббизма своих интересов крупными компаниями. Ведь с другой стороны, коррупция является механизмом, компенсирующим недостатки современной системы управления и распределения благ, говорят некоторые эксперты. Так государственная машина хотя бы как-то работает.

Антонина Асанова

 

Ссылка на источник

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ