Глава 5. Иные понятия, характеризующие внутренний кризис компании
Оглавление

5.3. Имущественный кризис

 

Понятие имущественного кризиса, с одной стороны, объединяет все остальные неудовлетворительные финансовые состояния, которые были рассмотрены раннее. С другой стороны, имущественный кризис может наступить и раньше, когда неплатежеспособности, недостаточности имущества и объективного банкротства еще нет.

До 2020 г. в судебных актах можно было встретить довольно нетривиальные попытки обосновать обстоятельства, значимые для обособленных споров в деле о банкротстве, используя понятие кризиса, при отсутствии каких-либо критериев определения этого явления. Так, в одном из дел стороны спора оперировали термином «кризис платежеспособности»[1]. В другом деле Арбитражный суд Поволжского округа, привлекая к субсидиарной ответственности собственника имущества муниципального унитарного предприятия, указал: «финансовое состояние предприятия характеризуется как кризисное, вследствие чего прекратилось начисление выручки по основным видам деятельности во 2 квартале 2004 года, производилась только реализация материалов на незначительную сумму»[2]. Таким образом, под кризисом могло пониматься все, что угодно.

Наконец, в абз. 7 п. 3.1 Обзора практики Верховного Суда РФ по субординации от 29.01.2020 было указано, что, согласно п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве, при наличии любого из обстоятельств, указанных в этом пункте, считается, что должник находится в трудном экономическом положении (имущественный кризис) и ему надлежит обратиться в суд с заявлением о собственном банкротстве. Хотя в данной норме речь идет не только о неплатежеспособности и недостаточности имущества, однако это самые распространенные ситуации, которые рассматриваются при привлечении к ответственности лиц, контролирующих должника, за неподачу заявления о признании должника банкротом. Соответственно, неплатежеспособность и недостаточность имущества являются главными составляющими имущественного кризиса[3].

Такое толкование поддерживается судебной практикой нижестоящих судов. Так, например, в Постановлении Арбитражного суда СевероЗападного округа от 22.06.2021 № Ф076695/2021 по делу № А56 14497/2018 указано: «под имущественным кризисом подразумевается трудное экономическое положение, имеющее место при наличии любого из обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве. В частности, имущественный кризис имеет место в случае, если должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества».

Р.Т. Мифтахутдинов и А.И. Шайдуллин отмечают, что использование в Обзоре практики Верховного Суда РФ по субординации от 29.01.2020 вместо привычных терминов (в частности, неплатежеспособности, недостаточности имущества) понятия «имущественный кризис» должно приводить к мысли, что это не тождественные явления, иначе происходило бы неоправданное умножение сущностей[4]. Они полагают, что под кризисом может пониматься трудная экономическая ситуация, характеризующая состояние компании и до возникновения обстоятельств, указанных в ст. 9 Закона о банкротстве, свидетельствующих о невозможности продолжения обычного режима деятельности без ущерба для должника и его кредиторов и влекущих обязанность контролирующих должника лиц обратиться с заявлением о признании должника банкротом[5].

Такие выводы, безусловно, справедливы для субординации требований кредиторов, поскольку в этом случае может быть важно не наличие кризиса, а даже угроза его возникновения. Так, в абз. 6 п. 3.4 Обзора практики Верховного Суда РФ по субординации от 29.01.2020 указано, что существенное снижение выручки обычно свидетельствует о возникновении реальной угрозы неплатежеспособности (обстоятельства, указанного в абз. 6 п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве). Однако угроза неплатежеспособности еще не сама неплатежеспособность.

Понятие имущественного кризиса охватывает и такие состояния юридического лица, которые не влекут обязанность обратиться в суд с заявлением о банкротстве. Помимо снижения выручки такими предвестниками кризиса могут быть: недостаточная капитализация, наличие отрицательных чистых активов, рост кредиторской задолженности или иное неблагоприятное финансовое состояние, что является лишь свидетельством ухудшающегося состояния компании. Если при таком кризисном состоянии участники предоставляют финансирование, то впоследствии оно субординируется, что не говорит о том, что снижение выручки или отрицательные чистые активы влекут обязанность контролирующих лиц обратиться в суд с заявлением о банкротстве.

Как уже было указано в § 5.1 настоящего исследования, мы полагаем правильным исходить из того, что отрицательные чистые активы нельзя отождествлять ни с одним из кризисных состояний общества, влекущих обязанность обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом. Чистые активы – это разница между величиной принимаемых к расчету активов организации и величиной принимаемых к расчету обязательств[6], а неплатежеспособность, недостаточность имущества и объективное банкротство, как показано выше, определяются иначе. Однако снижение стоимости чистых активов может рассматриваться как имущественный кризис и предвестник состояний, влекущих обязанность руководителя компании обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом.

В качестве примера восприятия такого толкования судами можно привести Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 05.12.2019 № Ф096818/19 по делу № А6061297/2015, где суд указал:

«уменьшение чистых активов должника следует рассматривать как признак ухудшающегося финансового состояния, требующего принятия соответствующих мер, при этом ухудшение финансового состояния должника не отнесено статьей 9 Закона о банкротстве к обстоятельствам, обязывающим руководителя обратиться в арбитражный суд с заявлением должника».

Иными словами, уменьшение чистых активов, равно как и снижение выручки, расторжение отдельных контрактов и т.д. – это еще не признак неплатежеспособности, недостаточности имущества или объективного банкротства, а лишь предвестник наступления этих явлений, с которыми российское законодательство связывает возможность оспаривания сделок и привлечения к субсидиарной ответственности при банкротстве[7].

Таким образом, понятию имущественного кризиса невозможно дать четкие характеристики. Можно определить лишь маркеры наличия кризисного состояния (отрицательные чистые активы, существенное снижение выручки, расторжение действующих контрактов, обеспечивавших значительный доход и т.д.). То есть имущественный кризис – это не только обстоятельства, которые влекут обязанность обратиться в суд с заявлением о банкротстве, но и любое свидетельство ухудшения финансового состояния компании, при котором можно не инициировать дело о банкротстве, однако необходимо предпринимать меры для восстановления финансового состояния компании и учитывать возможность субординации компенсационного финансирования.

Схематично последствия разных состояний, входящих в понятие имущественного кризиса, можно представить следующим образом:

СХЕМА

Конечно, данная схема условна, а перечень элементов имущественного кризиса не является закрытым. В п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве есть и иные обстоятельства, влекущие обязанность контролирующих лиц обратиться в суд с заявлением о банкротстве. А предвестниками кризиса может быть множество различных обстоятельств. Но в данной схеме приведены основные составляющие, которыми судебная практика наполняет такое явление, как имущественный кризис.