Блог

О подведомственности доменных споров с участием иностранных лиц

Юрист практики по интеллектуальной собственности / информационным технологиям «Качкин и Партнеры» Андрей Алексейчук рассмотрел принятое в сентябре 2018 года определение Верховного Суда РФ, в котором суд внезапно сделал вывод о подведомственности любых доменных споров с участием иностранных лиц арбитражному суду.

4 сентября 2018 года Верховный суд принял Определение от 04.09.2018 № 305-ЭС15-4698 по делу № А 40-155357 / 2012 по делу, связанному с незаконным использованием обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком истца, в ряде доменных имен. Участники спора – иностранная компания Чилек Мобилья Аноним Ширкети (истец), ООО «Магнола Трейд», Хрисанфов И. И. (ответчики).

Одним из вопросов, рассмотренных судами в рамках этого дела – вопрос о подведомственности данного спора арбитражному суду или суду общей юрисдикции. В данном определении Верховного суда содержится, на первый взгляд, достаточно неожиданный вывод о подведомственности таких споров. Верховный суд указал, что:

«По настоящему спору истцом является турецкая компания и спор связан с защитой прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации юридических лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, (товарный знак «CILEK»), использованные при регистрации доменных имен в российской доменной зоне, поэтому указания Суда по интеллектуальным правам о необходимости проверки доводов ответчиков об отсутствии у Хрисанфова И. И. статуса индивидуального предпринимателя являются необоснованными, поскольку спор подлежит рассмотрению арбитражным судом независимо от того, является ли Хрисанфов И. И. индивидуальным предпринимателем или нет».

Эта позиция Верховного суда привела некоторых коллег к выводу, что любые споры, связанные с доменными именами, зарегистрированными в российских доменных зонах или у российских регистраторов (далее – доменные споры), в которых участвует хотя бы одно иностранное лицо и одно лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, автоматически становятся подведомственны арбитражным судам, даже если иными участниками спора являются физические лица, не осуществляющие предпринимательскую деятельность. То есть, по спорам, связанным с использованием доменных имен, с участием иностранного лица не применяется субъектный критерий определения подведомственности.

На данную тему даже недавно вышла статья в Журнале Суда по интеллектуальным правам [1].

Не претендуя на истину в последней инстанции, хотел бы высказать собственную точку зрения по этому вопросу.

В основу приведенного выше вывода Верховного суда положена норма, содержащаяся в пункте 9 части 1 статьи 247 АПК РФ, где указано, что

«арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, с участием иностранных организаций, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность (далее — иностранные лица), в случае, если… спор возник из отношений, связанных с государственной регистрацией имен и других объектов и оказанием услуг в международной ассоциации информационно-телекоммуникационных сетей «Интернет» на территории Российской Федерации».

Обратите внимание на выделенный фрагмент. В качестве основного критерия для отнесения спора к компетенции арбитражного суда все равно является субъектный критерий. То есть данную норму, на мой взгляд, следует читать так: арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают дела, соответствующие одновременно следующим критериям:

  • Дело рассматривается по экономическому спору или связано с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности;
  • В деле участвуют только лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность;
  • Имеется хотя бы одно из перечисленных в части 1 данной статьи оснований.

В ином случае возникнет неустранимое противоречие с общей нормой, содержащейся в статье 27АПК РФ, которая устанавливает исчерпывающий перечень случаев, когда дела подведомственны арбитражному суду.

То есть статья 247 АПК РФ, в первую очередь, разграничивает компетенцию между арбитражными судами РФ и иностранными судами, а не между арбитражными судами и судами общей юрисдикции. В ином случае получалось бы, например, что споры, вытекающие из неосновательного обогащения или по защите деловой репутации (если истец находится на территории РФ) одновременно подведомственны и арбитражным судам (пункты 5, 6 статьи 247 АПК РФ) и судам общей юрисдикции (пункты 7, 9 статьи 402 ГПК РФ).

Следовательно, для разграничения компетенции арбитражных судов и судов общей юрисдикции необходимо использовать иные нормы закона, в том числе упомянутую выше статью 27 АПК РФ, а также пункт 4 статьи 22 ГПК РФ, которая прямо предусматривает, что

«при обращении в суд с заявлением, содержащим несколько связанных между собой требований, из которых одни подведомственны суду общей юрисдикции, другие — арбитражному суду, если разделение требований невозможно, дело подлежит рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции».

Соответственно, вывод о том, что любой доменный спор с участием иностранного лица, автоматически относится к компетенции арбитражного суда, если хотя бы одна из сторон осуществляет предпринимательскую деятельность, на мой взгляд, некорректен. Для определения подведомственности в таких спорах необходимо ориентироваться на упомянутые выше статьи ГПК И АПК, определяющие именно подведомственность доменных споров арбитражному суду или суду общей юрисдикции. Такая позиция последовательно поддерживается Судом по интеллектуальным правам, например, в Постановлении Суда по интеллектуальным правам от 20.12.2016 № С 01-1026 / 2016 по делу № А 40-8036 / 2016:

«непременным условием для отнесения подведомственности арбитражному суду спора с участием физического лица (администратора доменного имени) является наличие у последнего действующей на момент рассмотрения спора судом регистрации в качестве индивидуального предпринимателя».

Получается, что Верховный суд неправильно разрешил вопрос подсудности? Нет, на самом деле, определение Верховного суда по своей сути, на мой взгляд, правильное.

Если ознакомиться с историей рассмотрения этого дела, то выясняется ряд интересных подробностей.

Во-первых, согласно данным Картотеки арбитражных дел иск изначально был предъявлен 27.11.2012 и только к ООО «Магнола Трейд», поскольку, насколько я понимаю, данная компания на момент подачи иска являлась администратором спорных доменных имен. Это следует из решения Арбитражного суда города Москвы от 20.06.2013 (стр. 4).

Во-вторых, в рамках другого дела (А 40-105851 / 2013) решением того же Арбитражного суда города Москвы от 01.11.2013 был признан недействительным договор между ООО «Магнола Трейд» и Хрисанфовым И. И. (тем самым физическим лицом, не имеющим статуса ИП, из-за которого и возникло столько споров о подведомственности) о передаче права администрирования спорных доменных имен. При этом обратите внимание на даты. Первое решение арбитражного суда было принято раньше, чем второе решение, которым был признан недействительным договор между ООО «Магнола Трейд» и Хрисанфовым И. И.

В-третьих, при новом рассмотрении дела Арбитражный суд города Москвы запросил у регистратора спорных доменных имен (АО «РСИЦ») подробную справку о том, кто и в какие периоды осуществлял фактическое администрирование спорных доменных имен.

Следует при этом отметить, что в гражданском законодательстве не выделяется такое право, как право администрирования доменного имени. По сути администрирование доменного имени – это возможность осуществления действий по использованию доменного имени (подключение к нему сайтов) и распоряжению им (передаче права использования, администрирования другим лицам). Указанные действия фактически осуществляет регистратор доменного имени на основании распоряжений администратора домена. По сути право администрирования доменного имени – это право требовать от регистратора исполнения соответствующих распоряжений, и вытекает такое право из договора, заключенного с регистратором доменных имен.

В то же время по смыслу пункта 2, 3 статьи 1484 ГК РФ нарушением права на товарный знак являются именно осуществление фактических действий, а не наличие права на осуществление таких действий.

Возвращаясь к нашему спору, суд установил, что в итоге с 30.03.2011 по 01.09.2016 фактическое администрирование спорных доменных имен осуществлялось ООО «Магнола Трейд», а в остальное время – Хрисанфовым И. И.

В-четвертых, если покопаться в исторических сведениях ООО «Магнола Трейд» (ИНН 7715846203) [2], то можно обнаружить, что Хрисанфов И. И. – совсем не чужое для компании лицо. В период с момента создания компании (11.01.2011) по 01.03.2017 Хрисанфов Игорь Игоревич являлся соучредителем и генеральным директором компании. Более того, можно выяснить, что соучредителем компании ООО «Магнола Трейд» также являлся Степанов Сергей Александрович – именно по его иску был оспорен договор между ООО «Магнола Трейд» и Хрисанфовым И. И.

После 01.03.2017, кстати, у ООО «Магнола Трейд» начались неприятности – все учредители внезапно покинули компанию, новым учредителем стал сейшельский офшор, появился «массовый» директор, и в конечном итоге компания была ликвидирована.

С учетом всех указанных выше фактов, на мой взгляд, должна быть применена позиция, изложенная в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ от 17.01.2017 № 36-КГ16-26:

«В случае очевидного отклонения действий участников гражданского оборота от добросовестного поведения, в том числе путем изменения подведомственности и подсудности спора в целях создания неблагоприятных последствий для третьих лиц, а также предъявления надуманных исковых требований, которые по существу разрешены вступившим в законную силу судебным постановлением, суд обязан дать надлежащую правовую оценку таким действиям и при необходимости вынести этот вопрос на обсуждение сторон».

Действия ответчика — ООО «Магнола Трейд» и её учредителей, на мой взгляд, очевидно являлись злоупотреблением процессуальными правами и не должны были влиять на процессуальное положение истца. Следует отметить, что, исходя из Постановления Суда по интеллектуальным правам от 19.02.2018 по данному делу, которое, собственно, и было отменено Верховным судом, нарушение правил подведомственности рассмотрения спора было фактически единственным (не считая мелких процессуальных нарушений) аргументом кассационных жалоб ответчиков. И Суд по интеллектуальным правам, и Верховный суд прямо признают, что материально-правовые вопросы были разрешены правильно в решении Арбитражного суда города Москвы от 02.12.2016 и постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.10.2017.

С учетом указанного выше Верховный суд, на мой взгляд, обоснованно отменил Постановление Суда по интеллектуальным правам по данному делу и оставил в силе решение первой инстанции и апелляции. Но, к сожалению, выводы, содержащиеся в Определении Верховного суда по данному делу, не описывают всю указанную выше историю и ее правовые последствия, вследствие чего можно сделать неправильные, на мой взгляд, выводы о подсудности доменных споров с участием иностранных лиц – хотя сам Верховный суд напрямую таких выводов не делает.

[1] http://ipcmagazine.ru/procedural-matter/changing-the-criteria-for-jurisdiction-of-domain-disputes-by-the-supreme-court

[2] https://www.rusprofile.ru/history/5503526?origin=egrul

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер, Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ