Комментарии в СМИ

«Подпольный маникюр: как петербургские салоны красоты переживают локдаун»

Юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнёры» Антон Лалак объяснил, что за нарушение предписаний правительства Санкт-Петербурга, касающихся коронавируса, представителей сферы услуг могут обложить несколькими видами штрафов.

Многие представители петербургской сферы услуг — парикмахерские, салоны красоты и ногтевые студии — в последнюю часть карантина перешли на подпольный режим. В салоны пускают только постоянных клиентов и исключительно по предварительной записи.

Сегодня, 9 июня, разрешили работать салонам и парикмахерским в Москве, в столице уже к работе приступило порядка 70% представителей индустрии. Когда такое же послабление введут в Петербурге — неизвестно. По примерным оценкам, за 2 месяца самоизоляции каждый представитель бьюти-бизнеса Петербурга потерял от 400 тыс. до 10 млн рублей, а суммарные потери отрасли достигают 1 млрд рублей.

Dp.ru поговорил с представителями бизнеса о том, как им пришлось уйти в подполье из-за коронавируса.

Явки, пароли, система свой-чужой

Дарья (все имена изменены. — Ред.) оказывает услуги маникюра и вместе со своими тремя коллегами снимает помещение для небольшого салона красоты на Петроградской стороне. Сейчас девушка оказывает услуги из подполья: попасть на приём могут только постоянные клиенты. Сотрудники салона, который внешне выглядит закрытым и неработающим, откроют двери только после звонка прибывшего клиента на личный номер мастера.

«Мы честно сидели на карантине 1,5 месяца, мы очень ждали, что нам разрешат открыться с 1 июня, но карантинные меры продлили. Но нам нужно как-то выживать, поэтому мы решили работать из подполья», — рассказала она.

Окна и двери салона заклеили бумагой, весь день во время работы в нём не включают свет, кроме настольных ламп, под которыми работают мастера. За дверьми салона следят четыре камеры, по ним работники сверяются, что к ним не пытаются попасть посторонние люди или проверяющие органы. Но даже при таких мерах предосторожности есть опасность быть оштрафованным.

«Некоторые салоны начали работать ещё в мае или даже апреле. Не у всех есть возможность ездить на дом к клиентам, хотя кто-то начал зарабатывать и так. Но многие клиенты во время карантина не хотели пускать посторонних людей домой, а вот съездить в салон — пожалуйста. Правда, у коллег бывали и неприятные случаи. Постоянная клиентка одного из салонов приехала сделать подпольный маникюр, а потом она вернулась уже с полицейскими. На вопрос, зачем она так поступила, она ответила, что таков был её гражданский долг. Зачем же она тогда сделала маникюр? Это я понять не могу», — делится своими наблюдениями Дарья.

По её словам, оплату производят обычным переводом через мобильный банк или наличными. Банковский терминал в салоне отключён. Мастера рассказали, что таким образом хотят отсрочить оплату аренды: «Если по терминалу будет проходить сумма ниже 200 тыс. в месяц, мы можем требовать заморозки аренды, а также каких-то льгот от государства. Без всего этого нам просто не выжить и мы рискуем вообще не открыться, когда все ограничения снимут. Поэтому мы надеемся, что уже в середине июня в Петербурге всё откроют и мы сможем работать уже нормально и на законных основаниях», — рассказали они.

Мастер, оказывающий услуги по дизайну бровей, Мария никогда не работала в салоне. Вместо этого она обычно арендовала место в салонах красоты, поэтому карантин затронул и её бизнес.

«В соцсетях я разыскала бьюти-коворкинг в Петербурге, который не прекращал свою работу с конца марта. В нём мастера могут арендовать место для своей работы за почасовую оплату. Я опубликовала несколько сторис с ними, чтобы сообщить клиентам, что продолжу их принимать, но затем представители салона попросили меня всё удалить, потому что опасаются, что их оштрафуют», — рассказала она.

Оплата также производится переводами или наличными, но наличные — более желательный вариант. Внешне коворкинг также выглядит закрытым: двери заперты, на стук в дверь никто не откроет. Мастера попадают в пространство только по предварительному звонку.

О том, что представители сферы услуг работают подпольно, сообщают также и пользователи соцсетей.

В ожидании открытий

В Москве с 9 июня режим самоизоляции для граждан снят. Кроме того, власти столицы разрешили деятельность салонов красоты и парикмахерских, а также фотоателье, ветеринарных клиник и агентств по трудоустройству. По примерным оценкам, обратно к работе смогли вернуться только 70% представителей бьюти-сферы.

Также с 16 июня в городе разрешат работу летних веранд общепита, а с 23 июня в Москве откроются фитнес-клубы, бассейны и оздоровительные комплексы.

Эксперты считают, что скорых послаблений в Петербурге пока ждать всё же не стоит.

«Стоит понимать, что решение о снятии ограничений принимается не столько на основании статистики заболеваемости, хотя, безусловно, она тоже учитывается, сколько из расчёта свободных мест в больницах. Сами по себе ограничения как раз и служат способом избежать перегрузки системы здравоохранения. На данный момент есть информация о том, что больницы Петербурга, перепрофилированные для лечения коронавирусной инфекции, переполнены. Соответственно, ждать послаблений, аналогичных московским, в Петербурге пока не стоит. Конечно, постепенно ограничения будут сниматься, но вряд ли парикмахерские и салоны красоты заработают в ближайшие недели», — считает Никита Рябинин, глава люксембургского офиса консалтинговой группы KRK Group.

Павел Сигал, первый вице-президент общественной организации малого и среднего бизнеса «Опора России», спрогнозировал, что представители сферы услуг смогут открыться до конца июня.

«Власти Петербурга уже готовят план по снятию ограничений на работу секторов экономики, в том числе сферы услуг. По примеру Москвы можно предположить, что салонам красоты, парикмахерским и другим заведениям разрешат работу в течение месяца. Если с сегодняшнего дня в столице снимают режим самоизоляции для населения, то предполагается, что сфера услуг начнёт работу в ближайшие 2–3 недели, в конце июня — сфера общепита. Вероятнее всего, в Петербурге при существующей динамике заболевания коронавирусом всё будет происходить примерно в те же сроки, но с задержкой по сравнению с Москвой на 7–10 дней», — рассказал он.

Время штрафов

Только на прошлой неделе сотрудники комитета по контролю за имуществом Петербурга обследовали более 80 объектов в сфере торговли и предоставления услуг (непродуктовые и отдельно стоящие магазины, торговые павильоны и центры, предприятия общественного питания, салоны красоты и парикмахерские). По результатам рейдов из-за выявленных нарушений по соблюдению эпидемиологических требований было составлено 48 протоколов. Собственников бизнеса привлекли к административной ответственности.

Юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнёры» Антон Лалак объяснил, что за нарушение предписаний правительства Петербурга, касающихся коронавируса, представителей сферы услуг могут обложить несколькими видами штрафов. Штрафы также полагаются и людям, которые получают подпольные услуги.

Так, на граждан, которые пришли в подпольный салон, могут наложить штраф в размере от 15 тыс. до 40 тыс. рублей. Должностные лица, оказывающие услуги, могут получить штраф в 50–150 тыс. рублей. Самозанятых (они же лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица) могут оштрафовать также на сумму в 50–150 тыс. рублей или наложить административное приостановление деятельности на срок до 90 суток.

Юридическим лицам при этом положена сумма штрафа от 200 тыс. до 500 тыс. рублей или административное приостановление деятельности на срок до 90 суток.

Также в случае с коронавирусом может применяться и альтернативное наказание за нарушение Административного кодекса за невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности при угрозе возникновения чрезвычайной ситуации.

«Ответственность за такие действия установлена следующая: предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от 1 тыс. до 30 тыс. рублей; на должностных лиц — от 10 тыс. до 50 тыс. рублей; на самозанятых — от 30 тыс. до 50 тыс. рублей; на юридических лиц — от 100 тыс. до 300 тыс. рублей», — объяснил Лалак.

Если деятельность мастера повлекла ущерб здоровью гражданина, получившего услуги (например, он заразился коронавирусом), то должностное лицо может быть оштрафовано ещё на 300–500 тыс. рублей или дисквалифицировано на 1–3 года. Самозанятого оштрафуют на 500 тыс. — 1 млн рублей или запретят работать на срок до 90 суток.

«По сути, главное нарушение — это нарушение правил оказания услуг в условиях введённого режима повышенной готовности, который сейчас введён на территории всех субъектов РФ. При этом уже сложилась практика, когда мастера принимают своих клиентов не в салонах, а выезжают на квартиры и берут деньги за свои услуги напрямую, не включая в эту деятельность сам салон. Если это будет установлено, то ответственности в данном случае подлежит конкретное физическое лицо. Салон же будет отвечать в тех случаях, когда временно ограниченная деятельность осуществляется на территории его нахождения», — добавил юрист.

Потери в миллиард

Артём Деев, руководитель аналитического департамента AMarkets, отмечает, что представители сферы услуг потеряли огромное количество доходов за время карантина. В наиболее сложной ситуации оказались организации, работающие на арендных платежах. К потерям оборотов и выручки добавились убытки в размере оплаты аренды за 2 месяца, так как далеко не всем компаниям удалось договориться о снижении ставок с арендодателями на время режима самоизоляции.

«Экономсегмент бьюти-индустрии потерял за месяц простоя в среднем от 200 тыс. до 500 тыс. рублей, или 400 тыс. — 1 млн рублей за 2 месяца. Сюда входят небольшие салоны узкой направленности, предоставляющие узкий набор услуг или специализирующиеся на одном-двух направлениях: маникюр-педикюр, стрижка-укладка, массаж-пилинг. Средний ценовой сегмент с более широким перечнем услуг или комплексным предложением мог потерять от 500 тыс. до 1,5 млн в месяц, или 1–3 млн рублей за 2 месяца. Сектор люкс, то есть салоны высокой ценовой категории, работающие на западном высокотехнологичном оборудовании, предоставляющие комплекс услуг, в том числе эксклюзив, — от 2 млн до 5 млн рублей в месяц, или 4–10 млн рублей за 2 месяца простоя. Сюда же относятся медицинские центры косметологической направленности», — рассказал он.

Валерий Емельянов, аналитик «Фридом Финанс», оценил суммарные потери салонов красоты Петербурга за месяцы карантина в 1 млрд рублей — это порядка 15% всего годового объёма бьюти-услуг, который в компании оценивают в 6 млрд.

«Больше всего пострадали самые передовые и самые узкие сегменты данной сферы: барбершопы, бьюти-бары и моностудии — отдельные ногтевые сервисы, отдельно для бровей, отдельно спа или для эпиляции. Причина в том, что они по большей части не успели за последние годы закрепиться на рынке. Лучше моностудий себя чувствуют универсальные салоны красоты. У них есть поток постоянных клиентов, «заряженных» на то, чтобы получить отложенную услугу или немного побаловать себя, чтобы снять стресс, накопившийся за время карантина. Из ценовых сегментов хуже всего придётся салонам бизнес-класса. Они уступят часть рынка эконому. Премиальный сегмент, вероятнее всего, переживёт без особых проблем, но на него приходится очень скромная доля, всего 4% общего оборота», — объяснил он.

Карашаш Ногаева

Материал опубликован на сайте газеты «Деловой Петербург» 09.06.2020

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ