Комментарии в СМИ

«Регистрация известных выражений в качестве товарных знаков»

Антонина Шишанова, юрист практики по интеллектуальной собственности / информационным технологиям, рассказывает о возможности регистрации слов и предложений в качестве товарного знака.

Около месяца назад в СМИ появилась новость о том, что Роскосмос подал заявку на регистрацию в качестве товарного знака известной фразы Юрия Гагарина «Поехали!» для товаров и услуг — в том числе, парфюмерии, алкогольной продукции, нижнего белья, письменных принадлежностей и даже материалов для пломбирования зубов, а также транспортных услуг и исследований в различных областях.

Заявку на регистрацию, кстати, Роскосмос подал еще в январе 2020 года, и в сентябре уже получил от Роспатента уведомление с дополнительными вопросами и уточнениями, о содержании которого остается нам только догадываться.

Причин для таких вопросов Роспатента может быть достаточно много. Начиная от совпадений по отдельным классам с уже зарегистрированными товарными знаками в виде словесного обозначения «Поехали!» (таких действующих товарных знаков, как минимум, два: один у «Первого канала» и один у «СпортЛото») — до вопросов относительно наличия различительной способности у обозначения для транспортных услуг.

А может, у Роспатента возник вопрос и в части того, что выражение «Поехали!» может охраняться как объект авторского права. Вот на этом любопытном вопросе и хотелось бы остановиться подробнее.

Что говорит закон

Нынешний год вообще как-то богат на интересные примеры регистраций различных выражений в качестве товарных знаков.

Так, в сентябре 2020 года «Газпром Нефть» подало заявку на регистрацию в качестве товарного знака высказывания популярного американского бизнес-тренера и писателя Тони Роббинса: «Успех — это поступательное движение, а не точка, которую можно достичь». В это же время «Газпром Нефть» также решило попытаться зарегистрировать высказывание английского философа Джона Локка: «Правильно мыслить более ценно, чем многое знать», а также высказывание немецкого писателя Иоганна Вольфганга Гете: «То, что не начато сегодня — не закончить завтра».

Размышляя о возможности регистрации подобных выражений как товарных знаков, нужно иметь в виду положение пп. 1 п. 9 ст. 1483 ГК РФ, согласно которому в качестве товарного знака не может быть зарегистрировано обозначение, тождественное названию известного в РФ на дату подачи заявки произведения науки, литературы или искусства, персонажу или цитате из такого произведения, произведению искусства или его фрагменту, без согласия правообладателя, если права на соответствующее произведение возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака. То есть, если произведение является известным в России, то не может допускаться регистрация в качестве товарного знака его названия, персонажа или цитаты из него без согласия автора или иного правообладателя такого произведения.

В первую очередь, необходимо понимать, что в указанном подпункте идет речь именно о произведении как объекте авторского права. Перечень таких произведений, которые являются объектами авторского права, в соответствии с со ст. 1259 ГК РФ открытый. В этой же статье приводится и перечень того, что к таким произведениям не относится:

  • идеи;
  • концепции;
  • принципы;
  • методы;
  • различные технические и организационные решения.

А также прямо указывается, что объектами авторского права не могут являться официальные документы, государственные символы и знаки, фольклор и сообщения о событиях и фактах, имеющих место в действительности.

Так фраза Гагарина «Поехали!» будет считаться цитатой из произведения, для использования которой нужно попросить согласие правообладателя? Как известно, Гагарин произнес эту фразу во время старта первого пилотируемого космического корабля «Восток», и вероятно, говорить о том, что произнесенные Гагариным перед стартом слова являются самостоятельным произведением, не получится.

Здесь как-то вроде и признака творческого характера нет, чтобы считать такие его слова произведением, да и произносить перед взлетом эту фразу Гагарин придумал не сам: согласно различным источникам, такую фразу вместо уставной «Экипаж, взлетаю» предпочитал использовать лётчик-испытатель Марк Галлай, методист и инструктор первого отряда космонавтов. Другой вопрос, что ставшая крылатой фраза стала использоваться в других произведениях: в припеве песни Н. Добронравова «Знаете, каким он парнем был» или, например, в документальном фильме И. Копалина «Первый рейс к звездам».

Но делает ли использование фразы, произнесенной Гагариным в этих произведениях, ее сразу той самой цитатой, для использования которой нужно согласие правообладателя? Полагаю, что нет, так как на деле такая отсылка к ней в произведениях является сообщением о фактах, которые, как помните, не являются объектами авторского права.

В случае использования строчки из песни Н.Добронравова «Он сказал: „Поехали!“. Он взмахнул рукой» целиком, вероятно, да, согласие правообладателя бы уже требовалось. Однако сама по себе фразу «Поехали!» не должна рассматриваться как цитата из какого-либо произведения, а соответственно, она и не подпадает под условие для отказа в регистрации товарного знака, предусмотренное пп. 9 п.1 ст. 1483 ГК РФ.

Другое дело с выражениями, которые заявило на регистрацию «Газпром Нефть». Если в отношении высказываний И. Гете и Дж. Локка в случае признания их самостоятельными творческими объектами, вопрос с использованием решается довольно просто — срок охраны указанных выражений давно истек, то вот относительно фразы Тони Роббинса у Роспатента могут возникнуть вопросы. Фраза Тони Роббинса взята из литературного произведения его авторства «Книга о власти над собой», то есть она является цитатой из охраняемого авторскими правами произведения, что может стать основанием для отказа в регистрации обозначения.

Однако и здесь есть нюанс, пп. 9 п. 1 ст. 1483 ГК РФ говорит не просто о цитате из произведения, а именно из произведения, известного в России на дату подачи заявку на регистрацию товарного знака. То есть согласие на регистрацию товарного знака необходимо только от правообладателя, чье произведение на территории России все знают, или, как минимум, знают эксперты Роспатента, которые проводят экспертизу обозначения. При этом понятие известности произведения или каких-то критериев для ее определения законом нигде не закреплено — и вероятнее всего, этот вопрос решается по субъективному усмотрению экспертов.

Помимо того, Суд по интеллектуальным правам в своей практике придерживается позиции, что «для того, чтобы признать факт использования именно цитаты, должно быть установлено, что она узнаваема как часть конкретного произведения. Такая узнаваемость также зависит от степени известности произведения» (Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 28.01.2019 по делу № СИП-199/2018).

То есть, даже если произведение на территории России вроде бы и известно, то может оказаться так, что конкретная цитата оттуда такой известностью обладать не будет.

По-видимому, согласие правообладателя произведения может требоваться для осуществления регистрации товарного знака, если такая цитата стала крылатым выражением или просто много транслируется и ассоциируется именно с конкретным известным всем в России произведением.

Если Роспатент при проведении экспертизы такого обозначения посчитает, что все-таки цитата является узнаваемой частью известного на территории России произведения, он должен указать в уведомлении, которые направляются заявителям в ходе регистрации товарного знака, на необходимость предоставления согласия правообладателя на ее использование или попросить представить заявителя свои аргументы относительно того, что заявляемое обозначение не является известной цитатой. А что, если эксперты Роспатента не обратят внимание, что на регистрацию заявляется вообще выражение, которое принадлежит какому-то конкретному автору?

В заявках «Газпром Нефти», например, вовсе отсутствует указание на то, что заявляемое обозначение является кому-то принадлежащим выражением. И представим, что эксперты не воспримут это как цитату и даже не будут задумываться об известности или неизвестности ее, не исследуют этот вопрос и не попросят каких-либо уточнений у заявителя, а просто дадут зеленый свет регистрации. В таком случае заинтересованное лицо, которым в данном случае может являться как раз-таки правообладатель произведения, может обратиться с возражением против предоставления правовой охраны обозначению.

Согласно ст. 1512 и 1513 ГК РФ предоставление правовой охраны товарному знаку, если она была предоставлена без учета требования о согласии правообладателя для регистрации цитаты из известного произведения, может быть оспорено заинтересованным лицом в течение всего срока действия исключительного права на товарный знак. Подавая такое возражение правообладателю, правда, предстоит доказать, что его произведение является известным в России, а использованная цитата тоже узнаваема и ассоциируется именно с этим произведением.

Кроме этого, правообладатель еще и в ходе регистрации товарного знака может также направить в Роспатент письмо, в котором он может привести свои доводы, что регистрация не должна допускаться, так как используется известная цитата, и эти доводы будут учитываться Роспатентом при принятии решения о регистрации. Впрочем, отчего-то я сомневаюсь, что Тони Роббинс и его представители вообще догадываются о том, что его фразу хотят зарегистрировать в качестве товарного знака на территории России и будут принимать какие-то активные действия для препятствия такой регистрации.

Про авторские права

При использовании известных выражений как товарных знаков возникает еще один интересный вопрос: а что происходит с соблюдением прав авторов таких охраняемых цитат после такой регистрации? Если выражение было зарегистрировано в качестве товарного знака, автор такого выражения может привлечь лиц, использующих такой товарный знак без согласия автора, к ответственности, пока охрана такого товарного знака не прекращена? А неуказание имени автора выражения при использовании зарегистрированного товарного знака является нарушением личных неимущественных прав автора?

В данном случае мы имеем дело с так называемым пересечением режимов охраны объектов интеллектуальной собственности. С одной стороны, у нас есть товарный знак с одним правообладателем, с другой стороны, объект авторского права — с другим правообладателем. И если правообладатель уже зарегистрированного товарного знака нарушает права автора произведения, чья часть и используется в таком товарном знаке, то кажется, что автору должна предоставляться соответствующая защита. Особенно с учетом того, что доступная автору защита путем направления возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку может работать только, если автор докажет, что его произведение известно на территории России, в то время как отсутствие известности произведения на территории России не может являться основанием для отказа в защите его авторских прав.

Даже в случае, если произведение не рассматривается как известное на территории России, а отдельная цитата или название произведения могут рассматриваться как самостоятельные результаты творческого труда, автору такого произведения должна предоставляться возможность защиты его авторских прав по отношению к правообладателю товарного знака.

Правда, может возникнуть проблема с исполнением требования автора о запрете использования части его произведения, которая зарегистрирована как товарный знак: у правообладателя товарного знака ведь есть свое исключительное право и возможность использовать его по своему усмотрению, а такой запрет фактически исключительное право ограничит, да и вообще сделает бессмысленным само существование такого товарного знака.

Что касается прав авторства, то кажется, что сама по себе подача заявки в Роспатент на регистрацию выражения без ссылки на автора уже является нарушением такого личного неимущественного права автора. И также кажется, что при использовании товарного знака, содержащего часть произведения автора, без указания его имени, такой автор тоже может требовать указывать свое имя и привлечь правообладателя к ответственности за нарушение личного неимущественного права, даже если его произведение не является известным на территории России. По крайней мере, такой подход будет справедливым, и не позволит правообладателю товарного знака получить монополию на использование чужой и фактически присвоенной части произведения автора.

Таким образом, действительно, допускается регистрация известных выражений в качестве товарных знаков, с единственным необходимым требованием о предоставлении согласия правообладателя в случае, если выражение является узнаваемой цитатой известного на территории России произведения. Не совсем четкие критерии определения такой узнаваемости могут привести к тому, что будет осуществлена регистрация товарного знака в отсутствие согласия автора произведения и правообладатель товарного знака фактически получит возможность свободно использовать часть чужого произведения.

Чтобы не допускать подобных ситуаций, предполагается, что в любом случае автору произведения должна предоставляться возможность защиты его авторских прав против правообладателя товарного знака.

А следить за судьбой регистрации заявленных «Газпром Нефтью» и Роскосмосом обозначений будет очень и очень занятно.

Материал опубликован на сайте «Клерк.ру» 11.12.2020

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Антонина Шишанова

Адвокат
Юрист практики по интеллектуальной собственности / информационным технологиям

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ