Комментарии в СМИ

«Самоизоляция в законе: власти готовятся закрепить новые ограничения»

Юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Антон Лалак обращает внимание на множество факторов, которые необходимо учесть при принятии решения о легализации термина «самоизоляция».

Совет Федерации предложил законодательно закрепить понятие «самоизоляция», определить порядок осуществления этого режима и уточнить полномочия региональных властей.

Некоторые эксперты отмечают, что такая мера будет полезнее всего прежде всего для бизнеса, который из-за необычной ситуации оказался на долгом простое. Многие компании растерялись и не понимают, как им теперь вести бизнес, оплачивать счета и платить зарплаты, нанимать новых работников.

При этом юристы говорят, что сам термин «самоизоляция» является искусственным. Кроме того, отдельные ограничения прав и свобод граждан могут быть установлены только в условиях чрезвычайного положения для обеспечения их безопасности. И это относится к другому правовому режиму. Закрепление же нового термина вместе с установленными правилами и процедурами в итоге может привести к истончению грани между охраной здоровья населения и ограничением его свобод.

Новые правила игры

По информации РИА Новости, инициатива исходит от комитета Совфеда по конституционному законодательству. Изменения авторы предлагают внести в закон «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». Они предложили прописать ситуации, в которых устанавливается такой режим и его порядок, определить полномочия глав регионов.

«В связи с пандемией все меры принимались, что называется, с колёс, вопросы самоизоляции граждан в нашем законодательстве не прописаны. Проходить всю обычную процедуру законотворчества в этих условиях означало рисковать жизнью и здоровьем огромного количества россиян. Всё это делалось впервые, но от подобных ситуаций мы, к сожалению, не застрахованы», — пояснила первый зампредседателя комитета по конституционному законодательству Ирина Рукавишникова.

С этим же мнением согласен Павел Сигал, первый вице-президент общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России».

«Поскольку режим самоизоляции в этом году коснулся практически всех регионов страны, а в законодательстве этот термин не определён, нужны новые юридические обоснования такого режима. То есть под режим самоизоляции необходимо подвести правовую базу, которой ранее не было. Это касается и прав граждан, их обязанностей, полномочий регионов и т. д. Поэтому сейчас и предлагается провести эту работу», — прокомментировал он.

Причём закон «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» всё равно остаётся, просто в нём описаны другие ситуации. Получается, что кроме режима чрезвычайной ситуации в российском законодательстве также появится термин «самоизоляция» с подробным пояснением, когда он применяется и что означает для бизнеса и граждан.

«Закон будет всеобъемлющим: он должен описывать действия властей всех уровней, ситуацию в экономике, ответственность и права граждан России и представителей бизнеса», — дополнил Павел Сигал.

Искусственный термин

Несколько иного мнения придерживается юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнёры» Антон Лалак. По его словам, для того чтобы принять решение о легализации термина «самоизоляция», нужно учитывать множество факторов, и в первую очередь действующую систему правовых норм.

«Сам термин «самоизоляция» — искусственный и по сути является результатом нормотворчества отдельных руководителей регионов страны», — обратил внимание юрист, добавив, что ни в одном из указов президента России, связанных с мерами по коронавирусу, этот термин не употреблялся ни разу.

«Указанный термин стал широко известен с момента издания указа мэра Москвы № 12-УМ «О введении режима повышенной готовности». Какого-либо раскрытия термина приведено не было ни на дату принятия указа, ни при его последующих изменениях. В итоге формулировка о необходимости соблюдения «режима самоизоляции» перекочевала во множество региональных актов в неизменном виде. Данный термин чаще всего сравнивают с термином «карантин», который также на законодательном уровне в России не применяется», — отметил Антон Лалак.

Примечательно, что эти термины равнозначно используются во временном руководстве ВОЗ по коронавирусу («Об основных принципах карантина в домашних условиях»), где указано, что карантин — это ограничение деятельности или отделение лиц, которые не болеют, но могли подвергнуться воздействию инфекционного агента или контакту с заболеванием, с целью мониторинга симптомов и раннего выявления случаев заражения. Карантин отличается от изоляции, которая заключается в отделении больных или инфицированных лиц от других с целью предотвращения распространения инфекции или контаминации. Также термин «карантин» встречается в информации Роспотребнадзора от 19.03.2020 («Об основных принципах карантина в домашних условиях»). Там он используется в значении «выполнения требований по изоляции в домашних условиях» (нахождению в изолированном помещении, позволяющем исключить контакты с членами семьи и иными лицами, не подвергнутыми изоляции).

Таким образом, по существу юридическая разница между терминами «самоизоляция», «изоляция» и «карантин» не является столь существенной, считает Антон Лалак. «На мой взгляд, дополнение действующего законодательства термином «самоизоляция» и, соответственно, определением его отдельного правового режима не требуется, так как это может быть сделано в рамках конкретизации уже имеющихся понятий», — добавил юрист.

Проблема заключается в том, что закрепление термина «самоизоляция» и связанных с ним мероприятий будет происходить параллельно с существующими мероприятиями и терминами закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». Этот закон является базовым при принятии решений по регулированию опасных для здоровья населения ситуаций. Именно опираясь на него власти регулировали ситуацию с COVID-19.

«Скорее всего, законодательное закрепление термина «самоизоляция» повлечет дополнения в положения, регулирующие полномочия органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, то есть в главу II закона. Унификация используемой терминологии на законодательном уровне, безусловно, хороший шаг. Но сложно сказать, нужна ли для этого новая терминология. Гораздо более важными являются устанавливаемые правила поведения граждан и функционирования организаций в таких обстоятельствах. Отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия могут быть установлены только в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом. А это совершенно другой правовой режим», — отметил Антон Лалак.

Так, в условиях ЧС должностные лица могут принимать все необходимые меры для устранения происшествия, но при этом не ограничивая права и свободы человека и гражданина. Однако они также могут приостанавливать деятельность организаций на территории распространения ЧС, но только если существует угроза безопасности жизнедеятельности работников данной организации и иных граждан, находящихся на ее территории. В случае закрепления термина «самоизоляция» граница между необходимыми мерами безопасности и ограничением базовых свобод людей размоется.

«Граждане и юридические лица согласно статье 19 закона обязаны выполнять установленные правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации. Однако такие правила не должны ограничивать конституционные права и свободы. Грань между обеспечением здоровья населения в условиях распространения коронавирусной инфекции и ограничением их конституционных прав очень тонкая и, скорее всего, станет предметом конституционного судопроизводства. Однако можно с уверенностью сказать, что внедрение новых правил на уровне федерального закона сможет существенно затруднить оспаривание действий властей со стороны лиц, которые подвергнутся вводимым ограничениям», — подчеркнул юрист.

Проблема социального напряжения

Частный юрист-консультант Артем Рудаков рассказал dp.ru, что по сути своей самоизоляция — это инструмент, с помощью которого можно решить определенные проблемы. Он также согласен с коллегой, что к законодательному закреплению этого термина нужно подойти осторожно и внимательно.

«В случае легализации этого термина, помимо определения, порядка введения, условий снятия этого режима, должны быть также закреплены меры поддержки граждан и бизнеса. В противном случае, этот инструмент может только усугубить ситуацию и усилить социальное напряжение», — пояснил он.

По его мнению, тот самый закон «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» все-таки нуждается в изменениях, потому что, как показывают последние события, принятие решений с федерального уровня делегируется на региональный. А такой процедуры в нем еще нет.

«Как отмечалось, необходимо не только закрепить понятие самоизоляции, но и утвердить полномочия региональных органов власти. Введение режима, порядок действий граждан и компетентных организаций, снятие данного режима. Как минимум. Сейчас в этой части законодательный пробел, который и вызвал много вопросов к власти со стороны граждан и бизнеса. Граждане и бизнес не столько против посидеть дома, сколько остаться без средств к существованию. Поэтому обязательно необходимо закрепить меры поддержки граждан и бизнеса. Определить перечень организаций, которые могут вести свою деятельность и при каких условиях. Избежать убытков вряд ли получится, однако задача состоит в том, чтобы последствия вынужденного простоя не были больше, чем ущерб от пандемии, например», — подытожил Рудаков.

Карашаш Ногаева

Материал опубликован на сайте газеты «Деловой Петербург» 21.05.2020

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ