Комментарии в СМИ

«Скайнет среди нас», или об искусственном интеллекте как авторе»

Андрей Алексейчук, юрист практики по интеллектуальной собственности / информационным технологиям «Качкин и Партнеры», затронул одну из наиболее обсуждаемых тем в сфере интеллектуальной собственности в последние годы – создание произведений или объектов патентных прав искусственным интеллектом.

Одна из наиболее обсуждаемых тем в сфере интеллектуальной собственности в последние годы – создание произведений или объектов патентных прав искусственным интеллектом. Эта тема является предметом различных научных статей, в том числе юридических, активно обсуждается на конференциях и профессиональных интернет-ресурсах. Например, в декабре прошлого года IPClubпроводил дискуссионный круглый стол по этой проблеме – IPBattle, в котором и я принимал участие. Видеозапись «баттла» выложена на YouTubeв свободном доступе [1].

Вместе с тем проблема перестает быть теоретической. В ноябре 2019 года Патентный офис США запросил мнение общественности [2] по широкому кругу вопросов, касающихся возможного создания искусственным интеллектом самостоятельных объектов авторского или патентного права.

В Великобритании группа креативных ученых подала заявку на регистрацию патента в отношении нескольких изобретений, указав в качестве автора этих изобретений искусственный интеллект [3].

А в начале 2020 года многие издания [4] написали, что суд в Китае признал тексты статей, сгенерированные искусственным интеллектом, объектами авторского права. Хотя на самом деле, насколько я понимаю, речь не идет о признании охраняемыми объектов, полностью созданных искусственным интеллектом – суд признал, что спорная статья создана командой новостного портала компании-истца, а искусственный интеллект выступил в качестве инструмента.

Существуют различные взгляды на проблему квалификации объектов, созданных искусственным интеллектом, которые очень условно можно разделить на две группы: одни выступают за то, чтобы не признавать объекты, созданные с использованием искусственного интеллекта в качестве охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, другие, скорее, считают, что такие объекты должны охраняться как произведения, возможно, с какими-либо ограничениями по объему правомочий в отношении объекта или сроку действия исключительного права. При этом в первой группе могут встречаться мнения о предоставлении охраны таким объектам с помощью норм антимонопольного законодательства или возможности охраны таких объектов на условиях «права публикатора» (статья 1337 ГК РФ). Во второй группе, в свою очередь, активно спорят, за кем следует закреплять права на созданный искусственным интеллектом объект – за разработчиками искусственного интеллекта или за его пользователями. То есть, спектр различных взглядов правоведов и подходов к решению проблемы очень широк.

Некоторые даже считают, что сам искусственный интеллект следует рассматривать в качестве автора и первоначального правообладателя созданных произведений. Причем даже внутри этой позиции существует разделение – одни считают, что искусственный интеллект обладает естественной правосубъектностью – «мыслит, значит существует». Другие же предлагают в целях стабилизации оборота наделить ИИ искусственной правосубъектностью (как у юридического лица) и назначить ему представителей и опекунов, которые будут помогать распоряжаться правами.

У меня тоже есть собственный взгляд на эту проблему — я считаю, что автором произведения или патентуемого объекта всегда является тот человек, чьей творческой деятельностью создано произведение или патентуемое решение, даже если при создании произведения или иного такого объекта использовался искусственный интеллект.

Несмотря на некоторые смелые утверждения разработчиков искусственного интеллекта и ажиотаж среди журналистов, на мой взгляд, современный искусственный интеллект все-таки не обладает истинной или мнимой самостоятельностью своей деятельности, в том числе той, которая стороннему наблюдателю кажется творческой. Сейчас искусственный интеллект – это программно-аппаратный комплекс, в котором реализованы достаточно сложные алгоритмы, основанные, в том числе, на технологиях обучения и самообучения. Однако поведение искусственного интеллекта в своей основе все равно закладывает человек – и именно человек определяет задачи, которые будет решать искусственный интеллект, границы его деятельности.

То есть, искусственный интеллект – это только лишь техническое средство, которое может использоваться для создания произведений и иных охраняемых объектов. Фактически при использовании искусственного интеллекта происходит опосредованное создание произведения, где искусственный интеллект — лишь усложненный элемент кисти в руках художника.

И несмотря на высокую сложность алгоритмов, используемых для реализации искусственного интеллекта, и разнообразие порождаемых ими объектов, к квалификации таких объектов следует применять тот же подход, что и к квалификации произведений, созданных с использованием любых иных технических средств – то есть, определить, существует ли изначальная творческая деятельность человека, направленная на создание объекта, который в конечном счете зафиксирован искусственным интеллектом.

Верховный суд РФ в принятом в прошлом году постановлении Пленума «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» [5] закрепил несколько выводов, касающихся создания произведений с использованием технических средств. В пункте 80 постановления указано следующее:

«Творческий характер создания произведения не зависит от того, создано произведение автором собственноручно или с использованием технических средств. Вместе с тем результаты, созданные с помощью технических средств в отсутствие творческого характера деятельности человека (например, фото- и видеосъемка работающей в автоматическом режиме камерой видеонаблюдения, применяемой для фиксации административных правонарушений), объектами авторского права не являются».

Соответственно, для того чтобы определить, является ли созданный с помощью искусственного интеллекта объект охраняемым результатом интеллектуальной деятельности, мы должны понять, создан ли этот объект именно творческой деятельностью человека – и, если да, то кого именно: разработчика искусственного интеллекта или его пользователя.

Если искусственный интеллект изначально направлен на создание определенных объектов, причем действия, определяющие то, какие объекты должны быть созданы в результате работы алгоритма, совершили авторы искусственного интеллекта как программы для ЭВМ, то автором созданных объектов являются авторы программы для ЭВМ. В некоторых случаях созданный таким искусственным интеллектом объект можно даже рассматривать как аудиовизуальное отображение, порождаемое программой для ЭВМ – то есть, как объект, не имеющий самостоятельного значения и являющийся частью программы.

В качестве примера объектов, созданных в результате творческой деятельности разработчиков искусственного интеллекта, можно рассмотреть серию портретов вымышленной французской семьи Белами, созданных искусственным интеллектом – один из таких портретов был продан в 2018 году на аукционе Christie’s [6]. Как следует из описания процесса создания искусственного интеллекта и в последующем серии портретов, разработчики (студия Obvious [7]) самостоятельно определили жанр и стилистику создания объектов, установили необходимые параметры обучения искусственного интеллекта и корректировали эти параметры в процессе его работы для достижения нужного результата, осуществили выбор конкретных портретов среди всего множества созданных искусственным интеллектом. Совокупность указанных действий можно рассматривать как творческую деятельность, направленную именно на создание портретов, а не на создание искусственного интеллекта.

В случае же если искусственный интеллект создан разработчиками в форме пользовательского инструмента, предназначенного для использования другими лицами, то есть параметры создаваемых с помощью такого искусственного интеллекта объектов определяют не его разработчики, то автором таких объектов являются пользователи искусственного интеллекта как программы для ЭВМ.

Пример – нейронная сеть GauGAN [8], созданная компаний NVidia. Эта нейронная сеть позволяет пользователю нарисовать простой эскиз или набросок и с помощью самообучающегося алгоритма превратить этот набросок в фотографически реалистичный пейзаж, основываясь на выбранных пользователем параметрах и стиле. Поскольку именно пользователь как рисует эскиз, так и определяет, с помощью каких параметров он должен быть преобразован, можно сделать вывод, что конечный объект несет в себе индивидуальность именно пользователя, а не разработчиков программы для ЭВМ.

При этом признание за пользователем прав на объекты, созданные с использованием искусственного интеллекта, не лишает разработчика нейросети принадлежащих ему прав на сам искусственный интеллект. Искусственный интеллект по своей природе можно сам по себе рассматривать как программу для ЭВМ – «совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата» (статья 1261 ГК РФ).

Конечно, может быть ситуация, когда искусственный интеллект генерирует абсолютно случайные объекты, вне каких-либо рамок, заданных разработчиком или пользователем. И тогда можно говорить, что созданные объекты не являются результатами интеллектуальной деятельности – так же, как не являются охраняемыми результатами интеллектуальной деятельности рисунки, созданные морем на песке, фотографии, сделанные животными, и иные подобные объекты.

Но в любом случае определять, кому принадлежат права на созданный объект, следует исходя из наличия отсутствия творческого характера в каждом конкретном случае – и использование искусственного интеллекта не каким-либо образом влияет на возникновение прав. По этой же причине, на мой взгляд, не следует законодательно закреплять права на объекты, созданные искусственным интеллектом, за каким-либо лицом: пользователем, разработчиком, «опекуном искусственного интеллекта» или кем-либо еще. Возможные ситуации слишком разнообразны для конкретного законодательного правила и решаются на основании существующих норм. И с учетом того что созданные искусственным интеллектом объекты могут быть результатом творческой деятельности как разработчика искусственного интеллекта, так и его пользователя, закреплять права во всех случаях за кем-то одним из них несправедливо.

В равной степени может быть несправедливым признание объектов, созданных искусственным интеллектом, во всех случаях неохраняемыми или перешедшими в общественное достояние. В определенной степени такое решение может оказаться экономически нецелесообразным – разработчики и пользователи будут отказываться от использования искусственного интеллекта для создания своих работ, понимая, что созданные объекты автоматически лишаются правовой охраны.

Мне также кажется не совсем правильной идея признать искусственный интеллект в качестве самостоятельного автора. Как я уже говорил выше, искусственный интеллект в настоящий момент не является самостоятельным в прямом смысле этого слова, он только лишь инструмент, служащий для проявления идей и воли человека – своего создателя или пользователя. Нет смысла, на мой взгляд, и создавать для нейросети искусственную правосубъектность по аналогии с юридическим лицом – это по сути означает закрепление всех прав, принадлежащих искусственному интеллекту, за тем или иным человеком-«опекуном» искусственного интеллекта. В конечном итоге это опять же приведет к закреплению прав за разработчиком искусственного интеллекта (кого еще признавать «опекуном»). Это, как я указывал выше, несправедливо и не имеет какого-либо экономического объяснения.

Когда-нибудь, возможно, Скайнет захватит мир, лишит нас права на творчество и сам будет решать, кто является автором, а кто — нет. Или он просто обратится в Конституционный суд РФ с требованием признать неконституционными нормы ГК РФ, не позволяющие рассматривать его в качестве субъекта права и автора произведения.

Но пока все-таки следует рассматривать именно человека как автора произведения, даже если при его создании использовалась нейросеть. И, на мой взгляд, определять автора в таких ситуациях следует исходя из того, кто на самом деле предпринял творческие усилия к созданию произведения, закрепленного в своем итоговом виде с помощью искусственного интеллекта.

[1] https://www.youtube.com/watch?v=LM4BNec1zJQ&fbclid=IwAR19fiE4jeH8L5PDFM_FBGRtB9nOJAWC_7zTCV_xjhDDaYYO60upzMdLXYg

[2] https://www.patentdocs.org/2019/11/uspto-seeks-comments-on-intersection-of-intellectual-property-and-artificial-intelligence-in-second-.html

[3] https://www.bbc.com/news/technology-49191645

[4] https://rg.ru/2020/02/06/v-pogone-za-sverhrazumom-mozhno-li-schitat-iskusstvennyj-intellekt-avtorom.html

[5] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

[6] https://www.christies.com/features/A-collaboration-between-two-artists-one-human-one-a-machine-9332-1.aspx?sc_lang=en

[7] http://obvious-art.com/

[8] http://nvidia-research-mingyuliu.com/gaugan

Материал опубликован на сайте Regforum.ru 25.02.2020

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ