Комментарии в СМИ

«Безответственное пьянство»

Александра Улезко, юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры», пояснила, в каких случаях медицинское учреждение должно переоформлять лицензию.

Петербургские водители, пойманные за рулем в состоянии опьянения, получили шанс уйти от наказания. Крупнейшая экспертная организация Северной столицы – ГБУЗ «Межрайонный наркологический диспансер № 1», по мнению правозащитников и некоторых юристов, не имеет надлежащей лицензии на проведение освидетельствования. Они уверены, что все оформленные ею акты не могут использоваться как доказательство в суде.

После очередных трагических событий (неоднократно уличенный в вождении «под градусом» москвич задавил на остановке пятерых детей и двух воспитателей) законодатели предложили ужесточить наказание за управление автомобилем в состоянии опьянения, в том числе – привлекать нарушителей не к административной, а уголовной ответственности. Инициативу депутатов уже поддержал и глава государства: «Придется ужесточать законодательство … за некоторые вещи нужно карать, по-другому не получается», – заявил Владимир Путин на заседании президентского совета по культуре и искусству.

Патент на измерение

Вот только даже в случае принятия карательного закона его применение на практике, как минимум в Северной столице, может оказаться под вопросом, уверены правозащитники. Ведь почти все экспертизы при рассмотрении и административных, и уголовных дел на сегодняшний день проводит ГБУЗ «Межрайонный наркологический диспансер № 1» (МНД № 1), его филиалы и передвижные лаборатории.

По словам члена координационного совета МООА «Свобода выбора» Александра Холодова, собранные им материалы свидетельствуют, что лицензия этого учреждения не предусматривает оказания таких услуг, как «медицинское освидетельствование на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического)»: «Диспансер должен был переоформить лицензию еще в феврале, когда поменял название. Но реально сделал это только в сентябре, да и то с нарушениями. Конституция России, как известно, не допускает использование полученных с нарушением закона доказательств. Следовательно, акты о том, что водитель находился в состоянии опьянения, составленные в МНД № 1 после 15 февраля, как минимум, весьма сомнительны. По моему мнению, судьи не вправе принимать их как доказательство вины», – убежден правозащитник.

Александр Холодов ссылается на новые правила лицензирования медицинской деятельности, утвержденные правительством России в апреле этого года. Они, в частности, предусматривают и новый перечень услуг: теперь лицензии должны выдаваться на «медицинское (наркологическое) освидетельствование» вместо «медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического)».

Независимые эксперты неоднозначно оценивают ситуацию. Так, по мнению старшего юриста компании Pen&Paper Алексея Добрынина, закон не обязывает переоформлять лицензию в случае изменения наименования государственного учреждения: «А вот постановление, принятое 16 апреля правительством России, изменило перечень видов медицинской деятельности, осуществляемых учреждениями здравоохранения, в том числе и наименование работ. Поэтому у учреждения появилась обязанность не позднее 2 июля 2012 года получить новую лицензию. Указанный в лицензии от 20 сентября вид деятельности также не соответствует действующему положению. Поскольку надлежащая лицензия не получена до сих пор, указанное учреждение, начиная с июля, не вправе осуществлять деятельность по медицинскому освидетельствованию граждан на состояние опьянения», – убежден юрист.

Иного мнения придерживается юрист корпоративной и арбитражной практики компании «Качкин и партнеры» Александра Улезко: «Законом оговорен срок переоформления лицензии только в случае реорганизации в форме преобразования – если компания не подаст соответствующие документы в 15-дневный срок, то не сможет осуществлять соответствующий вид деятельности. Также запрещено работать по адресу, не указанному в лицензии. В иных случаях, в том числе при смене наименования или изменении типа учреждения, что имело место с МНД № 1, никаких конкретных сроков переоформления не определено».

Новая лицензия, по ее мнению, должна была выдаваться по новым правилам. «Однако однозначно утверждать, что использование старой формулировки из перечня услуг влечет ее недействительность, нельзя. К тому же услуги «медицинское (наркологическое) освидетельствование» и «медицинское освидетельствование на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического)» по сути тождественны», – считает Александра Улезко.

Ночь до приказа

В самом диспансере отрицают нарушения, а действия правозащитников называют «происками врагов». Действительно, в феврале в рамках реформы бюджетного законодательства в учредительные документы государственного учреждения были внесены изменения, в том числе в название (оно стало именоваться бюджетным). Но, по утверждению его главного врача Павла Сурмиевича, 20 сентября была оформлена новая лицензия, полностью соответствующая действующему законодательству: «Мы ждем разъяснения Министерства здравоохранения РФ о порядке применения новых правил лицензирования. Пока их нет – ничего менять не имеем права, на сегодняшний день действуют ранее принятые правила и, соответственно, список лицензируемых видов медицинских услуг», – поясняет он.

Его позиция косвенно подтверждается информацией, размещенной в соответствующем разделе на официальном портале госуслуг: в соответствующем правовом акте, регламентирующем выдачу лицензий на медицинскую деятельность, указано постановление 2007 года, а не новое, вступившее в силу минувшей весной.

В комитете по здравоохранению Санкт-Петербурга, которому подведомственен МНД № 1, пока не смогли прояснить вопрос правомерности осуществляемой им деятельности.

Презумпция опьянения

По мнению Александра Холодова, в административном производстве судьи не всегда обращают внимание на формальные погрешности при проведении освидетельствования, а вот в уголовном деле детали имеют значение: «В уголовном деле ситуация иная, и полученный от нелицензированной клиники акт должен быть отвергнут. В итоге реально пьяный водитель, виновный в страшном ДТП, может оказаться на свободе. Тогда как сейчас недобросовестные врачи указанного диспансера порой и трезвого признают пьяным».

Алексей Добрынин придерживается противоположной точки зрения: «Акт освидетельствования, проведенного не имеющим соответствующих полномочий экспертом, при рассмотрении административного дела будет являться ненадлежащим доказательством. А вот в уголовном деле такой акт может быть принят судом в качестве доказательства как иной документ, дополнительно свидетельствующий об имеющих значение обстоятельствах».

В любом случае неточность формулировок поставит легитимность проведенного освидетельствования под сомнение, которое, по закону, всегда должно толковаться в пользу как подозреваемого в совершении административного проступка, так и подсудимого. Но на практике служители Фемиды порой игнорируют даже достаточно грубые нарушения процессуальных норм, в том числе, например, отсутствие номера лицензии в акте, задержку в передаче протокола и т.п.

Для справки

В среднем ежемесячно мировыми судьями Северной столицы рассматривается примерно по 800 дел по статье 12.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях (управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения), при этом доля освобожденных от ответственности составляет всего 4,3 процента. Более 90 процентов уличенных в пьянстве лишаются водительских прав, еще почти 9 процентов отправляются под административный арест. За июль-сентябрь, в течение которых, по мнению Александра Холодова и Алексея Добрынина, ГБУЗ «МНД № 1» неправомерно проводило освидетельствования на состояние опьянения, водительских удостоверений уже лишились около двух тысяч петербуржцев.

Павел Нетупский

 

Ссылка на источник

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ