Комментарии в СМИ

«ВС распределил бремя доказывания в спорах о деловой репутации»

Юрист практики IP/IT АБ «Качкин и Партнеры» Андрей Алексейчук разъясняет особенности оценки судами порочащего характера сведений в делах о защите деловой репутации.

Компания подала иск о защите деловой репутации после одного электронного письма. Но три инстанции решили, что в таких спорах истец должен подтверждать свою сформированную репутацию, и не стали обязывать ответчика опровергать распространенные сведения. Верховный суд с этим не согласился: репутация у компании есть «по умолчанию» и доказывать ее в таких спорах не нужно. А ответчик, в свою очередь, обязан подтвердить правдивость своих утверждений.
Компания «Рыжий кот» из города Аксай, что в Ростовской области, занимается производством и продажей детских игрушек по всей России. А еще активно судится с ИП и магазинами, которые продают контрафактную продукцию с логотипами «Рыжего кота». Только за последние два года количество таких исков превысило сотню.

20 мая 2020-го одному из ответчиков по такому иску — московскому ИП Павлу Утехину — поступило на почту письмо от юриста и патентного поверенного Алексея Кудакова. Он уже принимал участие в судебных спорах против «Рыжего кота» в качестве представителя, поэтому в письме предложил свою помощь «в защите от незаконных претензий».
«Мы уже несколько лет успешно боремся с ними как с нарушителями авторских прав наших клиентов и по опыту знаем, что «Рыжий кот» занимается фальсификацией доказательств, в том числе представляя сфабрикованные доказательства принадлежности им авторских прав», — указал в письме Кудаков. Он предположил, что и для спора с Утехиным компания также сфабриковала доказательства.

«Рыжий кот» узнал об этом письме и предъявил Кудакову иск о защите деловой репутации (дело № А41-54681/2020). Компания попросила признать распространенные патентным поверенным сведения не соответствующими действительности. Кудакова потребовали обязать опубликовать опровержение на двух своих сайтах.

Не доказал репутацию

К заседанию в Арбитражном суде Московской области «Рыжий кот» подготовил заключение специалиста, который провел лингвистическое исследование слов Кудакова и нашел в них «порочащие сведения». Но судья Роман Солдатов решил, что это недопустимое доказательство. Первая инстанция сослалась на Обзор практики ВС за 2017 год, пункт 21 которого устанавливает: истец по спорам о защите деловой репутации должен подтвердить наличие «сформированной репутации в той или иной сфере деловых отношений» и доказать, что для него наступили «неблагоприятные последствия». Ничего из этого «Рыжий кот» не сделал, а поэтому суд отказал ему в иске.

10-й ААС и Арбитражный суд Московского округа подтвердили это решение, после чего «Рыжий кот» обратился с жалобой в Верховный суд. Юристы общества заявили, что истец в подобных спорах должен лишь доказать факт распространения порочащих сведений. Подтверждать репутацию заявитель не обязан.

Стандарты доказывания

Заседание по этому делу состоялось 17 ноября (подробнее — Верховный суд решал, может ли электронное письмо навредить репутации). После экономколлегия опубликовала мотивировочную часть своего определения и объяснила, каким образом распределяется бремя доказывания по репутационным спорам.

ВС напомнил: у юридических лиц есть возможность заявить два вида требований по таким делам:

  • о признании сведений порочащими деловую репутацию, их опровержении;
  • о взыскании компенсации репутационного вреда.

К таким разным искам предъявляется и разный стандарт доказывания.

Чтобы заявить первое требование, истец должен доказать факт распространения сведений ответчиком и их «порочащий характер». Обязанность доказывать правдивость утверждений лежит на ответчике.

Письмо на один адрес может опорочить

«Рыжий кот» свою обязанность исполнил: он рассказал судам об электронном письме. Судьи напомнили о тематическом постановлении Пленума ВС от 24.02.2005 № 3, которое допускает возможность распространения порочащих сведений через интернет. Пункт 7 этих разъяснений также устанавливает, что для «распространения» достаточно довести информацию хотя бы до одного человека.

Информация о недобросовестном и незаконном поведении «Рыжего кота» доведена до сведения постороннего лица. Она направлена на формирование негативного мнения об истце как о неком лице, которое ведет себя недобросовестно и незаконно.

Поскольку адресат письма и «Рыжий кот» были в состоянии конфликта, информация от Кудакова в таких обстоятельствах в «более существенной степени» способна сформировать негативный образ компании и отрицательное мнение о нем, указали судьи. А следовательно, опорочить его репутацию.

Сам патентный поверенный никак не доказал правдивость своих утверждений. В своем письме он указывал на «большое число споров», в которых компания якобы фальсифицировала доказательства, то есть совершала преступление, предусмотренное ст. 303 УК. Но автор письма ничем не подтвердил свои слова.

Репутация: доказывать или нет?

Исправил ВС и другую ошибку судов. Те неправильно указали, что для иска о защите репутации нужно подтвердить, что у компании есть эта репутация. Но это не так.

Для защиты своей репутации общество не должно ее заработать, она есть у него «по умолчанию».

Деловая репутация — это нематериальное благо, которое наряду с честью, достоинством и добрым именем является неотъемлемым элементом правового статуса лица, напомнили судьи.

Но если истец взыскивает возмещение из-за вреда репутации, подтверждать ее все-таки нужно. Не для того, чтобы получить защиту, а чтобы суд мог назначить справедливую компенсацию.

С учетом этих разъяснений ВС отменил решения нижестоящих судов и направил спор на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области. Дата нового заседания на момент публикации материала еще не определена.

Мнения экспертов

Определение ВС поможет судам правильно распределять бремя доказывания по репутационным спорам, ожидают эксперты.

Суды часто воздерживаются от самостоятельной оценки порочащего характера сведений, рассказывает юрист IP-практики АБ «Качкин и Партнеры» Андрей Алексейчук. Вместо этого они назначают судебную экспертизу либо же просят истца представить внесудебное заключение специалиста-лингвиста. С другой стороны, суды могут «вслепую» принимать заключение лингвиста от истца или ответчика, не анализируя самостоятельно, являются сведения порочащими или нет.

В любом случае подготовка такого заключения де-факто стала стандартом при обращении в суд с иском о защите репутации » — комментирует Андрей Алексейчук.

При этом суды уделяют излишнее внимание оценке сложившейся деловой репутации заявителя. Например, в деле № А40-34888/2021 предпринимателю отказали в иске к сайту-агрегатору потребительских отзывов «Отзовик», сославшись, в частности, и на отсутствие сформировавшейся деловой репутации заявителя. Существует в практике и необходимость доказывать «неблагоприятные последствия» для деловой репутации, например в делах № А52-3769/2019 и № А52-3828/2019 на это обращал внимание Арбитражный суд Северо-Западного округа.

Поэтому Артем Берлин, старший юрист Borenius Attorneys Russia , отмечает ценность замечания ВС, что в зависимости от вида требования, предъявляемого по делу о защите деловой репутации, применяются различные стандарты доказывания.

Кроме того, ВС сформулировал и новую правовую позицию, признав отправку электронного письма третьим лицам распространением спорных сведений, отмечает Берлин.

Максим Вараксин

Материал опубликован на сайте «Право.ру» 07.12.2021

ПОДЕЛИТЬСЯ

Денис Качкин

Адвокат
Управляющий партнер
Руководитель практики по инфраструктуре и ГЧП
Заведующий базовой кафедрой юридического факультета НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург

Cкачать VCARD
Денис Качкин

Адвокат
Управляющий партнер
Руководитель практики по инфраструктуре и ГЧП
Заведующий базовой кафедрой юридического факультета НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ