Комментарии в СМИ

«Взыскать ущерб от порочащего комментария в соцсетях: позиция ВС»

Андрей Алексейчук, старший юрист практики по интеллектуальной собственности и информационным технологиям АБ «Качкин и Партнеры» с комментарием о к статье о порочащих комментариях в соцсетях.

В соцсети опубликовали негативный комментарий об организации, которая работает в сфере ЖКХ. Юрлицо решило, что информация порочит ее деловую репутацию, и обратилось в суд. Три инстанции встали на сторону фирмы и взыскали в ее пользу компенсацию. Верховный суд подчеркнул, что в таких делах заявители могут только возместить ущерб. Истец должен подтвердить, что у него есть определенная репутация, и объяснить, как именно она пострадала. Юристы говорят, что такой подход лишает большинство компаний возможности получить компенсацию.

В соцсети «ВКонтакте» есть группа под названием «АнтиГИТовская коалиция: народ против ЖКХ-спрута». Это сообщество, судя по описанию, создано для борьбы с деятельностью ПАО «Городские инновационные технологии» и организаций, входящих с ним в один холдинг. 3 декабря 2019 года пользователь под именем Наталья Рыжкина* опубликовала комментарий о компании, работающей в сфере городского хозяйства. Рыжкина указала, что организация якобы подделывает протоколы собраний собственников помещений многоквартирных домов. Пользовать сообщил, что «все жильцы хотят избавиться от этих самозванцев».

После этого ПАО «ГИТ» обратилось с иском к автору комментария Рыжкиной. Потом по просьбе заявителя ответчика заменили на Наталью Галкину* — фактического владельца профиля во «ВКонтакте», от имени которого разместили комментарий.

Организация настаивала, что информация в публикации порочит ее деловую репутацию. Требовала опубликовать опровержение, а еще выплатить компенсацию 50 000 руб. и возместить расходы на уплате госпошлины в размере 6000 руб. Компания объяснила, что сообщество, где разместили комментарий, открытое. То есть сообщение мог увидеть неопределенный круг лиц. А в комментарии сказано, что юрлицо подделывало протоколы. Хотя это неправда и вредит деловой репутации истца.

Три инстанции на стороне фирмы

Московский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил требования частично (дело № 2-238/2021). Первая инстанция признала порочащими деловую репутацию сведения из комментария, а именно фразу, что организация подделывает протоколы, и слово «самозванцы». Галкину обязали удалить комментарий и разместить в группе опровержение. Суд снизил размер компенсации вреда, причиненного деловой репутации, до 10 000 руб., а еще присудил 6000 руб., которые юрлицо потратило на госпошлину.

Ответчик пыталась обжаловать это решение. В апелляционной жалобе она настаивала, что в комментарии идет речь не о «ГИТ», а подконтрольной ей организации. В отношении последний действительно возбудили уголовные дела из-за фальсификации протоколов собраний собственников квартир. Но Санкт-Петербургский городской суд решил: из публикации непонятно, что текст относится к другой компании. Апелляция оставила решение без изменения, позже с позицией согласилась и кассация. Тогда Галкина пожаловалась в Верховный суд.

Порочащего сообщения мало

Дело № 78-КГ22-44-К3 изучила тройка судей ВС под председательством Вячеслава Горшкова. Коллегия по гражданским делам в мотивировочной части определения отметила, что юридическое лицо не может испытывать моральные и нравственные страдания, поэтому не вправе требовать компенсацию. Защитить деловую репутацию компании можно именно путем возмещения причиненного ущерба. При этом нужно совпадение трех условий:

  • есть противоправное деяние со стороны ответчика;
  • наступили неблагоприятные последствия этих действий для истца;
  • существует связь между действиями ответчика и возникновением последствий для истца.

ВС объяснил, в чем может выражаться противоправный характер действий ответчика. Он должен сообщить порочащую и ложную информацию хотя бы одному лицу, выступив публично, заявив об этом в СМИ, опубликовав пост в интернете.

«Самого распространения ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца, недостаточно для вывода о причинении ущерба деловой репутации и для выплаты денежного возмещения», — указал ВС.

«Тройка» заметила, что истец в таких спорах должен, во-первых, подтвердить, что у него есть сформированная репутация в той или иной сфере деловых отношений. И, во-вторых, доказать, что распространение порочащих сведений привело к неблагоприятным последствиям, например снизился уровень доверия к бренду или компании.

В итоге ВС отменил акты трех инстанций, а дело вернул в Московский райсуд Санкт-Петербурга. Там его еще пока не рассмотрели.

Не компенсация, а убытки

В 2003 году Конституционный суд указал на возможность присуждения юрлицам компенсации убытков или нематериального вреда, причиненного умалением деловой репутации. На основании этого сформировалась специфическая теория, что существует некая особая компенсация вреда, причиненного деловой репутации организации, не связанная с возмещением убытков, говорит Андрей Алексейчук, старший юрист практики по интеллектуальной собственности и информационным технологиям АБ «Качкин и Партнеры». В рассматриваемом деле Верховный суд опроверг теорию об особой природе компенсации за репутационный вред, поясняет юрист.

ВС продвигает концепцию взыскания вреда, причиненного деловой репутации, по правилам для взыскания убытков. Это, в отличие от компенсации, более сложный состав, требующий доказывания противоправности, негативных последствий и причинно-следственной связи, продолжает Мария Любимова, руководитель практики международного арбитража и трансграничных споров Регионсервис Эксперт отмечает, что такая позиция судов прослеживается в спорах о защите деловой репутации и вызывает определенные сомнения. Прежде всего с точки зрения требования доказать наличие «сформированной деловой репутации».

«Такой подход лишает возможности получить удовлетворение большинству компаний, так как доказать наличие деловой репутации, как ни странно, довольно сложно», — Мария Любимова.

С этим согласна и Дина Шибзухова, партнер, руководитель практики разрешения споров K&P.Law | Канишевская, Озерский, Кочетов, Четвергов, Кукуев Обычно в таких ситуациях компании представляют факты, которые отражают положительный образ юрлица: отзывы контрагентов, информацию об участии в конкурсах, об организации мероприятий, партнерах компании.

Не менее сложно доказать, насколько репутация снизилась из-за порочащей публикации. По словам Любимовой, суды отметают элементарную логику, что если сведения признаны порочащими, то они априори причинили вред деловой репутации.

Поэтому фирмы приводят конкретные доводы: контрагенты отказываются от сотрудничества или сокращается объем выручки, говорит Шибзухова. В случае с крупными компаниями можно провести, к примеру, социологическое исследование степени узнаваемости компании, ее деловой репутации и того, как люди оценивают информацию, распространенную в отношении нее, советует Юрий Воробьев, партнер Пепеляев Групп.

Любимова высказалась и еще об одном нюансе таких споров: взыскиваемые суммы смехотворные. В результате этого компании лишаются главного рычага воздействия на потенциальных нарушителей — экономического, признает юрист.

Фирмы редко защищают деловую репутацию

Любимова считает, что такая категория споров весьма трудозатратная. Нередко требуется проводить лингвистические экспертизы. Поэтому компании не слишком часто инициируют подобные споры именно ради взыскания убытков, уверяет юрист.

Обычно фирмы обращаются в суд только в случаях, когда распространение информации причиняет вред больший, чем негативные последствия от самого спора, объясняет Алексейчук. Например, в случае умышленного черного пиара. Эксперт рассказывает, что при рассмотрении дел о защите деловой репутации суд публично исследует вопрос, соответствуют ли действительности распространенные сведения или нет. Это может быть невыгодно для компании, поскольку во время процесса могут раскрыть конфиденциальные для нее сведения. А многочисленные суды из-за деловой репутации могут просто отпугнуть потенциальных клиентов компании.

Но все равно в последние годы количество исков о защите деловой репутации существенно выросло, делится наблюдениями Воробьев.

Порочащее сообщение в интернете: специфика доказывания

Воробьев рассказал, как доказать причинения вреда деловой репутации именно из-за публикации в интернете. По его словам, сначала нужно подтвердить само распространение негативных сведений. В этом поможет протокол осмотра нотариуса. Эксперт говорит, что обычно его коллеги обращаются к специалисту-лингвисту для получения заключения и доказательства порочащего характера сведений.

«Сложность может возникнуть с поиском лица, отвечающего за распространение порочащей информации. Зачастую сайты администрируются иностранными лицами, а автор публикации может быть анонимом. Но даже в такой ситуации можно защитить деловую репутацию компании, подав заявление об установлении факта распространения порочащей информации», — Юрий Воробьев.

По словам Шибзуховой, в удовлетворении требований отзывают в случаях, когда:

  • по публикации в соцсетях нельзя установить лицо, о котором распространены сведения;
  • публикация в соцсетях содержит оценочные суждения;
  • порочащий характер сведений не подтверждается доказательствами.

* Имена и фамилии изменены редакцией

Анастасия Синченкова

Материал опубликован на сайте «Право.ru» 09.12.2022

Андрей Алексейчук

Адвокат
Старший юрист практики по интеллектуальной собственности / информационным технологиям

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ