Комментарии в СМИ

«Без инвентаризации невозможно привлечь работника к материальной ответственности»

Комментирует дела о привлечении работника к материальной ответственности Ольга Дученко, адвокат, старший юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры»

Иначе, по мнению Верховного Суда, нельзя установить факт наступления ущерба и определить, кто именно виноват в его причинении.

По мнению одной из экспертов «АГ», определением ВС можно пользоваться как инструкцией – в нем перечислены те обстоятельства, которые должен доказать работодатель при взыскании с работника материального ущерба. Другая отметила, что Суд в очередной раз напомнил о важности тщательного служебного расследования и корректной фиксации его результатов.
В деле № 4-КГ20-28-К1 Верховный Суд обратил внимание на важность инвентаризации в спорах о привлечении работника к материальной ответственности.

В октябре 2018 г. в Подольский городской суд Московской области поступило исковое заявление Елены Шулькиной к ЗАО «Климовский специализированный патронный завод». Женщина просила признать ее увольнение незаконным, восстановить ее на работе, взыскать с ответчика задолженность по заработной плате и компенсацию морального вреда.

Истец пояснила, что с июля 2015 г. работала на заводе главным бухгалтером. В декабре 2015 г. работодатель предоставил Елене Шулькиной 1,5 млн руб. беспроцентного займа, которые та обязалась вернуть в течение четырех лет. В феврале 2018 г. трудовой договор с Еленой Шулькиной был расторгнут по ее инициативе. Однако в суде при оспаривании своего увольнения женщина заявила, что написать заявление «по собственному желанию» пришлось потому, что она не могла погасить долг перед работодателем, а тот угрожал взыскать сумму займа в судебном порядке.

Еще до этого, в августе 2018 г., завод действительно подал иск о взыскании невыплаченной части займа. 17 октября Подольский городской суд удовлетворил требования (решение устояло в апелляции), сразу после этого Елена Шулькина подала свой иск о признании увольнения незаконным. В тот же день, как следует из определения ВС, работодатель уведомил женщину о том, что проводит служебную проверку по факту необоснованного перечисления денежных средств завода на банковские счета Елены Шулькиной.

Затем, в ходе рассмотрения иска о признании увольнения незаконным, работодатель предъявил встречное требование – о возмещении прямого действительного ущерба. По результатам той самой проверки ответчик пришел к выводу, что Елена Шулькина, используя служебное положение, в 2016–2017 гг. безосновательно перечислила себе с его расчетных счетов почти 1 млн руб.

Подольский городской суд отказался удовлетворять требования и Елены Шулькиной, и завода. Относительно встречного иска первая инстанция отметила, что работодатель не доказал совокупность условий, при которых на работника может быть возложена материальная ответственность. Суд обратил внимание на отсутствие договора о полной материальной ответственности, а также на тот факт, что служебная проверка проводилась уже после увольнения. При этом, заметила первая инстанция, у Елены Шулькиной не взяли объяснения и не выяснили причины возникновения ущерба.

Однако Московский областной суд согласился не со всеми выводами первой инстанции. По его мнению, умышленное причинение ущерба работодателю подтверждалось платежными поручениями о перечислении денежных средств со счетов завода на счета Елены Шулькиной. Женщина как бухгалтер не могла не понимать, что получила деньги без законных оснований, пояснила апелляция. При этом работодатель в ходе служебного расследования направлял Елене Шулькиной письма с предложением дать объяснения, но та не отвечала. В итоге областной суд отменил решение первой инстанции в части отказа в удовлетворении встречных исковых требований завода и взыскал в его пользу 600 тыс. руб. Сумма ущерба была снижена, так как апелляция учла материальное положение Елены Шулькиной.

Поскольку решение областного суда устояло в первой кассации, истец обратилась в Судебную коллегию по гражданским делам ВС РФ.

Сославшись на ряд норм Трудового кодекса и Постановление Пленума ВС от 16 ноября 2006 г. № 52, Судебная коллегия напомнила, что, по общему правилу, необходимыми условиями для наступления материальной ответственности работника являются наличие прямого действительного ущерба, противоправность поведения работника, его вина в причинении ущерба, а также причинно-следственная связь между поведением работника и причиненным ущербом.

При этом, подчеркнул Суд, именно работодатель должен доказать наличие всех этих обстоятельств. А до принятия решения о возмещении ущерба конкретным лицом – провести проверку, в ходе которой нужно истребовать от работника письменные объяснения для того, чтобы установить вину такого лица, а также размер и причины ущерба.

Проанализировав материалы дела, судебная коллегия сформулировала предмет доказывания по данному спору:

  • наличие у работодателя прямого действительного ущерба;
  • противоправность действий или бездействия Елены Шулькиной;
  • наличие у нее полномочий по распоряжению денежными средствами работодателя, то есть права снимать деньги со счета работодателя и выдавать их другим работникам;
  • причинная связь между поведением Елены Шулькиной и наступившим у работодателя ущербом;
    вина Елены Шулькиной в причинении ущерба;
  • размер ущерба;
  • соблюдение порядка определения такого размера работодателем;
  • наличие оснований для привлечения работника к материальной ответственности в полном объеме;
    соблюдение работодателем до принятия решения о возмещении ущерба ст. 247 Трудового кодекса об обязательном истребовании от работника письменного объяснения.

Областной суд не установил эти обстоятельства, а значит, вывод о том, что Елена Шулькина причинила умышленный ущерб работодателю, не является правомерным, решил ВС РФ.

Судебная коллегия также отметила, что при выявлении факта хищения или злоупотреблений работодатель обязан провести инвентаризацию имущества. «Отступление от этих правил влечет невозможность с достоверностью установить факт наступления ущерба у работодателя, определить, кто именно виноват в возникновении ущерба, каков его размер, имеется ли вина работника в причинении ущерба», – пояснил ВС. При этом, заметил он, в деле нет сведений о том, что завод проводил инвентаризацию, бухгалтерскую сверку имущества или аудиторскую проверку.

По мнению Суда, то, что главный бухгалтер перечислила себе деньги работодателя в счет заработной платы, само по себе о наличии материального ущерба не свидетельствует. Необходимо выяснить, на какие цели перечислялись эти денежные средства. ВС также обратил внимание на слова Елены Шулькиной, которая утверждала, что проводила все операции исключительно по письменному распоряжению гендиректора завода.

Все это свидетельствует о существенных нарушениях норм материального и процессуального права, решил Верховный Суд. На этом основании дело в части встречного иска было направлено на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Юрист Елена Карсетская заметила, что выводы областного суда о факте причинения ущерба и его размере основываются только на информации, указанной в платежных документах, и данных служебного расследования работодателя. «Получается, что, если есть платежка о перечислении денежных средств на собственный счет, – это уже доказанный факт и размер имущественного ущерба. Выглядит весьма нелогично», – считает эксперт.

ВС в этом году уже неоднократно говорил, напомнила эксперт: в подобных ситуациях необходимо провести инвентаризацию, именно так можно установить размер причиненного организации ущерба (Определения № 85-КГ19-12 и № 74-КГ20-1). «Данным же определением на практике можно руководствоваться как инструкцией. В нем перечислены те факты и обстоятельства, которые должен представить работодатель в суд в качестве доказательств причинения работником материального ущерба компании», – указала Елена Карсетская.

Адвокат, старший юрист корпоративной и арбитражной практики адвокатского бюро «Качкин и Партнеры» Ольга Дученко считает, что привлечь работника к материальной ответственности в принципе непросто. «Если речь идет о полной материальной ответственности, а не об ограниченной пределами среднего месячного заработка, задача работодателя тем более усложняется. Определение ВС в очередной раз напоминает о важности тщательного проведения служебного расследования и корректной фиксации его результатов», – полагает эксперт.

Так, пояснила она, по мнению высшей судебной инстанции, работодатель не доказал факт причинения ущерба, поскольку при выявлении факта перечисления денег бухгалтером на свои банковские счета не провел инвентаризацию имущества и финансовых обязательств либо аудиторскую проверку деятельности. «С подобным выводом сложно не согласиться, поскольку сам по себе факт перечисления денежных средств бухгалтером на собственные счета не означает, что работодателю был причинен материальный ущерб. Тем более, что бухгалтер утверждала о наличии договора займа с работодателем», – заметила Ольга Дученко.

Екатерина Коробка

Материал опубликован на сайте «Адвокатской газеты» 23.10.2020

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Ольга Дученко

Адвокат
Старший юрист корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Ольга Дученко

Адвокат
Старший юрист корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ