Блог

Правовые последствия решения о признании права собственности отсутствующим для других судебных процессов

Дмитрий Некрестьянов, партнер, руководитель практики по недвижимости и инвестициям «Качкин и Партнеры», рассуждает о перспективах спора о признании права собственности на земельный участок отсутствующим.

К идее написать об этом вопросе меня подтолкнула конкретная ситуация: мне принесли проанализировать документы по идущему спору и оценить перспективы..

Краткая фабула дела: со ссылкой на наличие зарегистрированного права собственности на большой земельный участок Минобороны заявляет в суд общей юрисдикции требование о признании отсутствующими прав нескольких лиц на более мелкие участки, которые входят в его территорию. В рамках заседания выясняется, что за год до этого Минобороны обращалось с подобным требованием в арбитраж к иному не участвующему в деле лицу и оно в рамках защиты своего права предъявило встречный иск о признании права Минобороны на «большой участок» отсутствующим. Встречный иск был удовлетворен, решение устояло во всех инстанциях, включая попытку надзора. В свою очередь, в новом деле суд игнорирует данное решение арбитража о признании права собственности отсутствующим, ссылаясь на то, что «преюдициального характера данное решение не имеет», так как в нем участвовали иные стороны, и выносит на основе оспоренного ранее права решение против ответчиков.

Такой подход суда, на первый взгляд, представляется абсолютно необоснованным. Однако п. 4 Пленума 10/22 ограничивает преюдициальное значение решений по иску о правах на имущество, указывая, что в споре с иными лицами данные обстоятельства исследуются судом заново и оцениваются отдельно с учетом ранее вынесенных решений.

Необходимо отметить, что п. 4 Пленума 10/22 носит характер общего правила и не определяет специфику для конкретных исков. Строго формально суд, опираясь на данное положение, действительно может прийти к выводу о том, что спор о признании права отсутствующим является иском о праве на имущество, а, следовательно, преюдиции не порождает.

Однако последствием решения о признании права отсутствующим является, в том числе, прекращение зарегистрированного права. Если следовать формальному подходу, то суд по каждому делу должен заново анализировать обстоятельства «отсутствия права» и делать вывод о его отсутствии и заново исключать из ЕГРП, хотя права там уже нет.

В свою очередь, это явно противоречит п. 1 ст. 2 закона № 122-ФЗ о госрегистрации: «Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права». Если по результатам рассмотрения предыдущего спора право признано отсутствующим, то в силу ст. 13 ГПК РФ (а в АПК РФ аналогичная норма ст.16) судебное постановление является обязательным для всех лиц (единственное исключение предусмотрено только для непривлеченных третьих лиц, чьи права были затронуты, и то в виде возможности оспаривания в рамках этого же, а не самостоятельного процесса).

Представляется, что формулировки ст. 61 ГПК РФ про преюдициальный характер «обстоятельств» не позволяют однозначно определить юридическое значение обстоятельств, установленных именно резолютивной частью судебного постановления (очевидная конкуренция ст. 13 и ст. 61 ГПК), что в совокупности с общим правилам п.4 Пленума №10/22 порождает возникновение на практике таких парадоксальных актов суда…

Искренне надеюсь, что на стадии апелляции «трактовка» правовых последствий решения о признании права отсутствующим, данная судом первой инстанции, все-таки будет признана неверной, хотя шансы на это в суде общей юрисдикции становятся все более и более призрачными…

ПОДЕЛИТЬСЯ

Дмитрий Некрестьянов

Адвокат, к.ю.н.
Партнер
Руководитель практики по недвижимости и инвестициям

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ