Блог

Статус недвижимости у подводных гидротехнических сооружений как цель НИОКР

Дмитрий Некрестьянов, партнер, руководитель практики по недвижимости и инвестициям «Качкин и Партнеры», рассуждает о статусе недвижимости у подводных гидротехнических сооружений как цели НИОКР.

На днях попалась на глаза актуальная закупка Росморпорта, где внимание привлекла заявленная цель НИОКР — «обоснование необходимости оформления вещных прав на подводные гидротехнические сооружения, созданные в ходе проведения дноуглубительных работ».

Здесь можно найти более подробное ТЗ: http://zakupki.gov.ru/223/purchase/public/purchase/info/documents.html?regNumber=31807047684.

При прочтении технического задания появляется много вопросов.

Согласно ТЗ подводные гидротехнические сооружения (далее – ГТС) классифицируются следующим образом: акватории, операционные акватории, подходные каналы, морские судоходные каналы, ковши, каналы фарватеров, рейды.

При этом из ТЗ следует, что Росморпорт осуществляет строительство таких ГТС и регистрирует права на них. В ТЗ также указано: «какие-либо конструктивные элементы, характерные для иных объектов капитального строительства, у данных объектов отсутствуют. Физически подводное гидротехническое сооружение состоит из природных материалов – воды и донного грунта. Основными пространственными характеристиками данного объекта являются площадь и глубина».

Причиной заказ НИОКР является тот факт, что после создания подводных ГТС приходится строить новые объекты недвижимости (причалы и т. п.), что меняет характеристики зарегистрированных ГТС и в терминологии ГрК РФ является реконструкцией. Росморпорт же говорит, что так как нет конструктивных характеристик объекта, то надо обосновать, что должна быть не реконструкция, а по аналогии с земельными участками надо говорить о «разделе» объекта без реконструкции, что существенно упрощает процедуру и решает множество вопросов.

С большим удивлением для себя я читал это ТЗ и думал, что задача НИОКР это продажа «юридической совести» дьяволу…

Представляется очевидным, что и в правоприменительной практике, и в ТЗ в кучу смешано все, и проблемы множат сами себя. Прежде всего, представляется неясным принципиальный смысл учета подводных ГТС в качестве объектов недвижимости при полном отсутствии даже надуманной близости этих объектов к признакам недвижимости. Фактически необходимость учета в каком-то виде понесенных затрат бюджета с возможностью передачи этого в оперативное управление (а фактически просто в эксплуатацию) выполнена самым «топорным способом». С учетом того что подводные ГТС не являются оборотоспособными, их вообще нельзя считать самостоятельными объектами права (в данном случае они лишь характеристика / улучшение водного объекта), а уж тем более не ясен правовой смысл признания их недвижимостью. И, как итог, постановка задачи для НИОКР является лишь продолжением этого абсурда – первичная ошибка в учете подводных ГТС как объектов недвижимости порождает необходимость нагромождения каких-то связанных с таким статусом правовых последствий, которые правообладатель хочет избежать.

ПОДЕЛИТЬСЯ

Дмитрий Некрестьянов

Адвокат, к.ю.н.
Партнер
Руководитель практики по недвижимости и инвестициям

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ