Блог

Дело о водокачке и водовозке — анализ спора из концессионного соглашения (Дело № А 04-9249 / 2017)

Андрей Григорьев, старший юрист практики по инфраструктуре и ГЧП «Качкин и Партнеры», разбирает спор, возникший из концессионного соглашения.

Решение суда первой инстанции по делу А 04-9249 / 2017 состоялось 11 декабря 2017 г.

Из текста решения видно, что спор заключался в следующем.  Между истцом (Администрация рабочего поселка (пгт.) Экимчан, далее — Администрация) и ответчиком (ООО «Комфорт», далее — Общество) было заключено концессионное соглашение от 10 сентября 2015 г. в отношении объектов водоснабжения поселка Экимчан Селемджинского района Амурской области по которому Ответчику передавались: водозаборная скважина, водозаборная башня и автомобиль ЗИЛ 131 (именуемый в договоре и судебном решении – «водовозка»).

Согласно соглашению Ответчик за свой счет обязался модернизировать имущество и осуществлять услуги по водоснабжению потребителей поселка. При этом ключевой в этом судебном деле стала роль автомобиля ЗИЛ 131 (водовозка), поскольку в силу пункта 3.2 приложения №3 к соглашению, ООО «Комфорт» было обязано осуществлять подвоз воды населению (видимо с помощью, переданной ему водовозки).

Экспресс-анализ конкурсной документации и проекта концессионного соглашения, размещенный на сайте torgi.gov.ru [1], позволяет сделать вывод, что рассматриваемое концессионное соглашение таковым на самом деле не является, поскольку не отвечает требованиям ч. 1 ст. 3 ФЗ «О концессионных соглашениях» (далее ФЗ-115) и может быть квалифицировано как ничтожная сделка [2], так как в обязанности концессионера входит фактически не реконструкция объекта соглашения, а ремонт кровли зданий и замена глубинного насоса. Однако, несмотря на то что довод о ничтожности договора в части прозвучал в решении кассационной инстанции (правда, прозвучал не совсем внятно и не по указанному основанию – см. далее), суд уклонился от подробного исследования этого вопроса.

Иск был подан в связи с тем, что с сентября 2017 г. Общество не исполняет обязанность по подвозу воды в рабочий поселок и вернуло автомобиль ЗИЛ 131 истцу.

Ответчик в первой инстанции возражал против удовлетворения иска, указывая, что концессионное соглашение не зарегистрировано в установленном порядке (прим. автора — видимо довод заключался в отсутствии регистрации перехода права владения недвижимом имуществом), документы, подтверждающие право собственности на объекты соглашения Администрацией не представлены, в соглашении отсутствует ряд его существенных условий, а автомобиль, являющийся движимым имуществом, необоснованно включен в соглашение.

В ходе рассмотрения дела было установлено (и ответчик это не отрицал), что соглашение выполнялось до сентября 2017 г., а конфликтная ситуация и односторонний отказ ответчика от исполнения обязанности осуществлять подвоз воды населению, возник после того, как Администрация рабочего поселка отказалась отвечать на претензию ответчика (об изменении условий концессионного соглашения), который, в свою очередь, воспользовался правом приостановить исполнение соглашения, предусмотренным ч. 3.7 ст. 13 ФЗ-115.

При этом судом со ссылкой на статьи 3, 4, 10 ФЗ-115 был отвергнут довод Общества о том, что автомобиль как движимое имущество не может передаваться по соглашению.

Также суд проигнорировал отсутствие зарегистрированного права собственности концедента на объекты недвижимого имущества, передаваемые по соглашению, указав со ссылкой на ст. 6 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», что отсутствие государственной регистрации права собственности муниципального образования на объекты концессионного соглашения не означает отсутствие у муниципального образования права собственности на эти объекты недвижимости.

Рассматривая возражения ответчика о том, что соглашением не предусмотрена передача земельного участка и заключение договора аренды, суд сослался на нормы ГК, касающиеся свободы договора, и Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» и сделал вывод, что поскольку такая обязанность соглашением не была установлена, то непередача земельного участка не препятствует ответчику осуществлять права и нести обязанности, предусмотренные спорным соглашением.

Не сработал в суде первой инстанции и довод ответчика о том, что передача концессионеру прав владения и пользования объектами недвижимого имущества, входящими в состав объекта соглашения, в установленном порядке не была зарегистрирована в Едином государственном реестре прав на недвижимость и сделок с ним, в нарушение ч. 15 ст. 3 ФЗ-115. Отвергая данный аргумент, суд указал, что государственная регистрация права владения и пользования концессионера недвижимым имуществом, входящим в состав объекта, лишь ограничивает права собственника на распоряжение объектами в течение срока действия концессионных соглашений и предусмотрена исключительно для защиты прав концессионера, а также не исключает осуществление им деятельности, предусмотренной концессионным соглашением.

На основании пункта 1 статьи 308.3 ГК РФ в целях побуждения должника к своевременному исполнению обязательства в натуре суд, удовлетворяя исковые требования, присудил ко взысканию денежные средства на случай неисполнения судебного акта в пользу кредитора-взыскателя (судебная неустойка). Сумма астрента в размере 4000 рублей в день была рассчитана с использованием ежемесячной суммы расходов по подвозу воды, указанной самим ответчиком.

Апелляция, оставляя в силе решение суда первой инстанции, в целом повторила все выводы, изложенные выше.

Подав жалобу в кассацию, ответчик добился приостановления исполнения решения суда первой инстанции и заявил новый довод со ссылкой на пункты 1.1, 2.1 концессионного и положения статьи 2 Федерального закона от 07.12.2011 № 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении», при системном толковании которых, по мнению Общества, у него отсутствовала обязанность по данному соглашению по подвозу воды населению. Ответчик полагал, что подвоз воды населению, предусмотренный в плане мероприятий по технической модернизации муниципального имущества рабочего поселка Экимчан, на который сослались суды, противоречит предмету концессионного соглашения (так как данная услуга – подвоз воды, не относится ни к модернизации, ни к капитальному ремонту объекта) и является ничтожным [3] (цитата из решения). Однако данный вывод кассационная инстанция отвергла, сославшись, что материалами дела и текстом соглашения подтверждается, что ответчик на себя оспариваемые обязательства взял и исполнял их до определенного момента.

Точку в этом деле поставил Верховный суд РФ, который 08 октября 2018 г. вынес Определение об отказе в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС.

Спор между администрацией и обществом, однако, не ограничился рассмотренным делом. Еще в феврале 2018 г. параллельно с исследуемым судебным процессом в арбитражный суд был подан иск (Дело № А 04-1321 / 2018), в котором уже Общество перешло в наступление и просило суд изменить условия концессионного соглашения, заключенного с администрацией, внеся в текст соглашения обязанность администрации заключить договор аренды земельного участка в течение 60 дней после подписания соглашения и исключив из перечня передаваемого по соглашению имущества водовозку, а также обязать Администрацию обеспечить государственную регистрацию прав концессионера (на объекты недвижимого имущества).

Решением арбитражного суда от 08 августа 2018 г. иск был удовлетворен частично, но при этом Общество переиграло само себя. Надежда истца на то, что при исключении из перечня передаваемого имущества ненавистной ему водовозки отпадет и его обязанность осуществлять подвоз воды, не оправдалась. Ответчик благоразумно заявил в суде, что не возражает против требования об исключении водовоза из перечня передаваемого имущества (фактически признав исковые требования в этой части), поскольку ему не важно, посредством чего истец будет осуществлять подвоз воды населению, так как обязанность Общества, установленная пунктом спорного соглашения, по водоснабжению не снимается.

Отказывая истцу в удовлетворении требования о включении в текст концессионного соглашения обязанности ответчика заключить договор аренды земельного участка, суд сослался на ч. 1 ст. 11 ФЗ-115 и указал, что обязанность заключить договор аренды возникла у ответчика в силу закона. Поэтому данное требование истца основано на ошибочном выборе им способа защиты своего нарушенного права и не соответствует ст. 4 АПК РФ и статьям 11, 12 ГК РФ.

Видимо, в рассматриваемом случае Обществу следовало бы заявить иск о понуждении администрации заключить договор аренды и передать, наконец, так необходимый ему земельный участок. Впрочем, во втором деле стороны, видимо, удовлетворились вынесенным решением и не стали обращаться с жалобой в вышестоящие судебные инстанции.

Выводы

Рассмотренный спор при всей его курьезности отчасти отражает положение дел с концессионными соглашениями на самом нижнем, муниципальном уровне. Под объекты соглашений может передаваться практически любое имущество [4], текст соглашений может содержать нормы, противоречащие ФЗ-115 или, наоборот, не содержать существенных условий, предусмотренных законом. При этом суд, видимо, руководствуясь представлениями о социальной справедливости и стабильности гражданского оборота, готов закрывать глаза на такие «мелкие недочеты» концессионного соглашения.

Примечания:

[1] https://torgi.gov.ru/restricted/notification/notificationView.html?notificationId=9927664&lotId=9927704&prevPageN=24

[2] См., например, решение суда по делу № А 17-1285 / 2018, в котором по иску третьего лица концессионное соглашение было признано недействительным и применены последствия ничтожной сделки

[3] Прим. автора – видимо, ничтожным должен являться пункт приложения к концессионному соглашению, а не подвоз воды

[4] Еще более странным является другое концессионное соглашение, которое должно было заключаться по результатам этого же конкурса. Если посмотреть конкурсную документацию по ссылке, приведенной выше [1], то лот № 3 так же, как и проект соглашения, содержит указание на передачу лишь двух транспортных средств и на обязательства концессионера по сбору и вывозу твердых и жидких бытовых отходов

 

ПОДЕЛИТЬСЯ

Денис Качкин

Адвокат
Управляющий партнер
Руководитель практики по инфраструктуре и ГЧП
Заведующий базовой кафедрой юридического факультета НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ