Комментарии в СМИ

«Наболевший вопрос: что мешает развитию телемедицины»

Юрист практики по интеллектуальной собственности и информационным технологиям адвокатского бюро «Качкин и Партнеры» Андрей Алексейчук  говорит об основных барьерах для частных компаний в развитии направления телемедицины.

Вчера истёк срок для подготовки изменений в законодательство, направленных на развитие телемедицины. Несмотря на актуальность проблемы, чиновники медлят с конкретными действиями. Врачи и пациенты заждались перемен.

Внести изменения в законодательство до 1 июля поручил президент РФ Владимир Путин. «Обеспечить внесение в законодательство Российской Федерации изменений, предусматривающих развитие телемедицинских технологий», — говорится в перечне поручений главы государства, утверждённых по итогам конференции «Путешествие в мир искусственного интеллекта» в декабре 2020 года.
С тех пор различные государственные структуры неоднократно делились планами и прогнозами, но не спешили подкреплять их документами.

В мае Минздрав сообщал, что до конца года каждая пятая поликлиника будет предоставлять электронные сервисы на «Госуслугах», в том числе телемедицинские консультации. Тогда эксперты говорили, что это может ускорить постановку диагнозов пациентам с редкими заболеваниями.

Депутаты Госдумы в свою очередь заявляли о необходимости законопроекта, позволяющего проходить медосмотры посредством телемедицины работникам энергетической, транспортной и химической отраслей. В январе даже были приняты в первом чтении способствующие этому поправки в Трудовой кодекс. Но основной текст всё ещё находится в стадии обсуждения и не продвинулся дальше рабочих групп.

Представители Минздрава так и не смогли рассказать «ДП» о разработке конкретных нормативно–правовых актов, средствах госбюджета, которые планируется выделить на реализацию мер, и графике внедрения изменений. В течение месяца с лишним на регулярные напоминания «ДП» следовал один и тот же ответ: «Ваш запрос в работе у профильных специалистов».

Между тем в условиях третьей волны пандемии коронавируса вопрос о телемедицине звучит как нельзя более актуально. Особенно для Петербурга, отметившегося печальными рекордами смертности.

Очевидно, что, имея возможность получать медицинскую помощь не выходя из дома, граждане меньше подвергаются риску заразиться. И люди это понимают. В 2020 году число обращений через телемедицинские сервисы в Петербурге выросло более чем в 2 раза.
Для дальнейшего роста необходима законодательная поддержка со стороны государства. В условиях недостатка официальной информации какой она будет — остаётся только гадать.

Консерватизм тормозит

У специалистов нет сомнений, что существующая нормативно–правовая база для растущего рынка телемедицинских услуг недостаточна.

«В частности, отсутствует легальная дефиниция понятия “консультация”. Не проводится чёткая граница между консультацией и лечением, а также не определён перечень случаев, когда возможно дистанционное лечение с применением телекоммуникационных технологий, — поясняет заведующий кафедрой гражданского и трудового права СЗИУ РАНХиГС Николай Разуваев. — Полагаю, что изменения в законодательстве будут связаны с устранением указанных выше проблем, прежде всего с упрощением условий оказания телемедицинских услуг. Сейчас требования к ним чрезмерно строгие».

С тем, что требования слишком консервативны, согласны и специалисты в области законодательства, и практики рынка медицинских услуг. Некоторые из них указывают, что в России правила куда жёстче, чем в других государствах, где телемедицина развивается интенсивнее.

«В таких странах, как Англия, Франция, и многих других законодательство в сфере телемедицины сфокусировано не на ограничении прав врача, а на обеспечении защиты конфиденциальных данных пациента. Это позволяет телемедицине развиваться, так как пользователи могут обращаться за помощью в формате “здесь и сейчас” и получать ожидаемую услугу», — отмечают в пресс–службе ПАО «СК “Росгосстрах”».

Основным барьером для развития направления все в один голос называют запрет на дистанционную постановку диагноза. Первичный приём у врача пациенту необходимо проходить очно, даже если в дальнейшем он планирует пользоваться услугами телемедицины.

«Другой барьер — стандартные требования к оснащению медицинского кабинета, даже когда помощь оказывается дистанционно. Врач может осуществлять телемедицинскую консультацию только со своего рабочего места, которое должно быть оборудовано так же, как и для очного приёма. Это требование нуждается в пересмотре», — отмечает юрист практики по интеллектуальной собственности и информационным технологиям адвокатского бюро «Качкин и Партнеры» Андрей Алексейчук.
Кроме того, оказание таких услуг требует обязательной регистрации пациента в Единой системе идентификации и аутентификации (ЕСИА). Сам механизм интеграции организации с ЕСИА достаточно труден и непрозрачен для частных компаний, обращает внимание Алексейчук. По его мнению, можно было бы разрешить частным организациям обходиться без ЕСИА, но на такой шаг законодатели вряд ли пойдут.

Юрист предполагает, что решить эти вопросы и разработать новое регулирование поможет закон об экспериментальных правовых режимах (так называемый закон о регуляторных песочницах), принятый в 2020 году, и сопровождающий его закон — «спутник», который должен быть принят в этом году.

Управляющий партнёр адвокатского бюро «НБ» Нина Боер считает, что основные опасения Минздраву внушают сложности контроля качества и соблюдения протоколов при оказании медицинских услуг онлайн.

«Хотя и очная форма никак не гарантирует качества и ответственности врача. Видимо, не разрешены также вопросы соблюдения медицинской тайны и идентификации пациентов в онлайн–формате», — отмечает она.

Клиенты готовы, техника — нет

Николай Разуваев предупреждает, что не стоит воспринимать телемедицину как панацею, хотя в текущей ситуации она могла бы снизить нагрузку на стационарные медучреждения Петербурга.

«Главное преимущество такого рода консультаций — ими смогут пользоваться пациенты с другими диагнозами без риска заразиться ковидом. Но способствовать снижению уровня заболеваемости COVID–19 изменения в законодательном регулировании телемедицины не будут», — поясняет он.

Эксперт компании «Нетрика Медицина» Владимир Соловьёв считает, что развитие телемедицины сейчас зависит в большей степени от пациентов и их готовности использовать этот инструмент взаимодействия с врачом.

Сооснователь платформы для анализа медицинских исследований — цифровой лаборатории Lifetime+ Михаил Воробьёв в свою очередь уверен, что клиенты как раз к этому готовы.

«Сейчас люди больше настроены на лечение. На это тратятся средства и страховых компаний, и самих пациентов. Мы поддерживаем изменение структуры трат: большая часть денег должна уходить на диагностику. Именно это позволит выявлять факторы риска для пациента на ранних стадиях», — говорит он.

Ещё одна преграда для развития телемедицины — недостаточное оснащение петербургских клиник IT–инфраструктурой.

«Думается, одна из важных задач законодательного регулирования состоит в том, чтобы обеспечить материальный, финансово–экономический, а также технологический прорыв в этой сфере», — резюмирует Николай Разуваев.

Дарья Дмитриева

Материал опубликован на сайте «Деловой Петербург» dp.ru Деловые новости 02.07.2021

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Андрей Алексейчук

Адвокат
Юрист практики по интеллектуальной собственности / информационным технологиям

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ