Комментарии в СМИ

«Не дать затянуть процесс: правила, тенденции, приемы»

Старший юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Ольга Дученко рассказывает о случаях, когда отложение рассмотрения дела может быть выгодным. 

Одним надо получить «преюдицию» для другого процесса. Другие растягивают время, чтобы истекли сроки привлечения к ответственности. Цели могут быть разные, как и способы их достижения. Некоторых представителей ловят на злоупотреблениях. Они имитируют плохое самочувствие или просят о ненужных экспертизах. Как затягивают процессы и как с этим бороться, рассказали юристы-практики.

Причины для отложений, которые прописаны в ГПК и АПК, можно условно поделить на две категории. В первой суд обязан перенести заседание. Если нет сведений о надлежащем извещении участника спора, нужно кого-то обязательно привлечь к участию в разбирательстве, либо оппонент подаст встречный иск. Вторая часть просьб об отложении остается на полное усмотрение суда, который оценивает уважительность причины. По закону максимальный срок отложения не должен превышать один месяц, но если сторонам нужно время для мирного урегулирования спора, суд может предоставить им на такие переговоры до двух месяцев. При этом время, на которое отложили разбирательство, не включается в срок рассмотрения дела.

Главные поводы отложиться

Когда суды решают отложить процесс, чаще всего они используют формулировку «дело невозможно рассмотреть в текущем заседании». По словам Кирилла Коршунова из Линия Права, это «резиновое» обоснование, под которое можно подвести множество ситуаций: от технических неполадок при аудиопротоколировании или видео-конференц-связи до необходимости предоставить дополнительные доказательства. При этом суды обычно не пишут конкретную причину для переноса, добавляет управляющий партнер Варшавский и партнеры Владислав Варшавский.

Роман Речкин, старший партнер INTELLECT:

«Отложить процесс по закону можно в любом случае, когда этого хочет суд. Это касается в том числе рассмотрения дел в апелляционной и кассационной инстанциях. У меня недавно окружной суд отложил рассмотрение спора без всяких ходатайств сторон, просто чтобы «подумать над делом».

Но иногда причину указывают. Одна из самых частых – кого-то из участников спора не известили о дате процесса. Обычно это происходит на начальном этапе разбирательства, когда предварительное заседание назначается незадолго после возбуждения производства по делу, объясняет Коршунов.

Чуть реже дела откладывают из-за неявки экспертов, свидетелей и переводчиков. Бывает, что исследование проводили несколько экспертов, а на заседание явился только один и не смог ответить на все вопросы, приводит пример юрист. Тогда суд переносит процесс и просит явиться всех авторов заключения.

По статистике, собранной через Caselook, видно, что суды все меньше соглашаются откладывать разбирательства. Если пять лет назад одобрялся 81% таких просьб, то сейчас удовлетворяют лишь 57% ходатайств о переносе заседания. То есть суды стали внимательнее относиться к соблюдению процессуальных сроков и не позволяют затянуть процесс без серьезных оснований.

В гражданских делах ходатайств об отложении меньше, а также меньше удовлетворяется. Это можно объяснить тем, что гражданские дела в основном проще арбитражных (особенно банкротных) и слушаются они быстрее. Но в целом тенденции такие же: суды все реже выполняют просьбы участников дела об отложении. Если в 2015 году удовлетворяли 62% ходатайств, то в 2019-м – 38%.

Другое самостоятельное основание для отложения – болезнь судьи. Но на практике приставы обычно устно ставят перед фактом, никаких определений о переносе никто не показывает, рассказывает Коршунов: «Говорят, что о дате следующего судебного заседания мы узнаем через КАД. Такое объяснение не внушает никакого доверия. В голове появляется мысль, что уйдешь, а дело рассмотрят без тебя». В таком случае эксперт советует настаивать на том, чтобы дело отложили по закону. Это может сделать другой судья в порядке взаимозаменяемости, председатель суда, его заместитель или глава судебного состава.

Кто чаще всего «откладывается»

По статистике Caselook, больше всего отложений в спорах о банкротстве. Из них самыми долгими выходят дела о несостоятельности застройщиков и привлечении к субсидиарной ответственности, рассказывает партнер Nasonov, Pirogov & PartnersАлексей Насонов. Порой Агентство по страхованию вкладов затягивает отложениями такие арбитражные процессы, чтобы получить решение по уголовному делу и использовать доказательства и выводы оттуда в споре по «субсидиарке», констатирует Жихаренко.

Обычно выгоднее всего «откладываться» ответчикам. Во-первых, чтобы попытаться вывести активы, во-вторых, чтобы заплатить позже и продолжать пользоваться имуществом, извлекать выгоду, объясняет Насонов. А по мнению старшего партнера INTELLECT Романа Речкина, статистика отложений зависит не от категории спора, а от менталитета судей и загруженности судов.

Поэтому реже стоит ждать переносов от столичных арбитражных судов из-за их загруженности, предупреждает эксперт. Гораздо спокойнее на это идут уфимские и челябинские судьи, которые вообще подходят к рассмотрению дел достаточно неторопливо, рассказывает юрист. «Рекордсменом по отложениям» он называет Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа, который «рассматривает налоговый спор в первой инстанции без экспертиз и приостановлений почти год».

Выгодно «откладываться» и в том случае, когда есть шанс договориться с оппонентом мирно или когда нужно больше времени для сбора доказательств и обоснования позиции, добавляет старший юрист корпоративной и арбитражной практики Качкин и Партнеры Ольга Дученко.

Отложения в эпидемию

Волну отложений весной 2020 года вызвала пандемия. С 19 марта и до середины мая текущего года российские суды рассматривали только безотлагательные споры. Что касается других процессов, то суды сами решали, следует их разбирать во время «вынужденного карантина» или нет. Президиум Верховного суда в своем тематическом обзоре указал, что вопросы об отложении дел и приостановлении производства по ним должны решаться индивидуально, учитывая конкретные обстоятельства споров. Если ситуация позволяет, то можно провести самые разные процессы.

Тем не менее некоторые суды официально объявили, что все заседания, кроме безотлагательных, откладываются на период после 30 апреля. Подобным образом поступил Верховный суд Республики Татарстан. Впрочем, если стороны просили рассмотреть спор в их отсутствие, суды это делали, утверждает партнер Шаймарданов, Ялилов и Сабитов Айнур Ялилов.

По его словам, в подобном режиме работали Арбитражный суд Центрального округа и 8-й ААС. Некоторые суды поступали иначе, рассказывает эксперт. Если в Арбитражный суд Поволжского округа и 14-й ААС не подавали ходатайств об отложении, то они проводили эти процессы. Юрист отмечает, что некоторые арбитражные апелляции и вовсе отклоняли ходатайства об отложении слушания со ссылкой на пандемию. Так поступали 6-й ААС, 19-й ААС и 20-й ААС.

На практике действительно проявился индивидуальный подход судов к каждому делу по вопросу отложения в пандемию. В споре № А45-38296/2019 третье лицо, ООО «Экология-Новосибирск», попыталось отложить разбирательство. Заявитель сослался на необходимость ознакомления с материалами дела, потому что это было невозможно в период «нерабочих дней», а также из-за других ограничений.

Но Арбитражный суд Новосибирской области отказался переносить заседание. Суд вспомнил, что компанию привлекли к участию в процессе еще в конце января, а 26 февраля по делу состоялось заседание, в котором общество «Экология-Новосибирск» участвовало. Суд решил, что на подачу всех необходимых документов и ознакомление с материалами дела у компании имелось больше месяца (с момента февральского заседания до начала «нерабочих» дней). Кроме того, заявитель не смог доказать, что меры, принятые в регионе для борьбы с коронавирусом, помешали ему реализовать свои процессуальные права. Поэтому судья отказал в ходатайстве и рассмотрел спор по существу.

Торопиться суды тоже не хотели. В рамках дела № А17-990/2020 суд отказался удовлетворить заявление третьего лица об ускорении рассмотрения. «Срок отложения не является чрезмерным и определен исходя из объективных обстоятельств», – указал суд и сослался в том числе на разъяснения ВС. А в разбирательстве № А50-1147/2020 АС Пермского края в ответ на аналогичное заявление указал: «У суда отсутствуют основания для ускорения рассмотрения дела с установлением иной даты судебного заседания с учетом сложившейся ситуации на территории РФ и Пермского края, связанной с ограничением личного приема граждан в судах, рекомендаций по рассмотрению дел и материалов безотлагательного характера, перечисленных в соответствующих разъяснениях высшей судебной инстанции».

Как рассказал Александр Сарапин, исполнительный директор PravoTech (разработчик сервиса «Картотека арбитражных дел»), согласно статистике, суды выполнили предписания и отложили несрочные заседания в условиях «вынужденного карантина». С 23 по 27 марта арбитражные суды всех уровней и субъектов вынесли 111 000 определений об отложении судебного заседания. Для сравнения, за аналогичный промежуток в марте 2019 года (с 25 по 31 марта) таких определений оказалось почти в четыре раза меньше – 31 800.

Необычные причины для переносов и специальные приемы

Сложнее всего судьям приходится, когда их просят об отложении по разным неординарным поводам. Им приходится оценивать, уважительная ли причина. Наиболее распространенный сценарий, когда один из участников разбирательства жалуется на плохое самочувствие. Но это не всегда правда. Такой случай был в практике партнера Павлова и партнеры Сергея Солдатенко. Он рассказывает, что представитель оппонента в процессе исследования доказательств вдруг «почувствовала себя нехорошо» и попросила получасовой перерыв. Суд сделал паузу, но через 30 минут пришел знакомый оппонента и сказал, что представителю стало плохо, она вызвала скорую помощь и ждет ее на улице, вспоминает Солдатенко. «Заседание отложили. Но когда я выходил из суда, то увидел представителя, как говорится в «добром здравии». Да она и сама потом призналась, что все подстроила», – делится юрист.

Насонов говорит, что однажды тоже столкнулся с «очень артистичным оппонентом». Тот на финальном судебном заседании начал проявлять признаки недиагностируемого заболевания: кашель, темнота в глазах, потеря ориентации в пространстве. Как потом оказалось, здоровью этого «таланта» ничего не угрожало, поясняет эксперт. В практике Дученко имел место случай, когда оппонент упал в обморок прямо в зале суда, из-за чего разбирательство перенесли.

Дмитрий Жихаренко, управляющий партнер ЛЕКСФОРТ:

«Одна из экзотических причин для отложения – нахождение в суде в состоянии алкогольного опьянения директора (доверителя) без представителя. К сожалению, в СОЮ такое встречается. Суды обычно не знают, как правильно поступить, поэтому предпочитают заседание отложить».

Иногда участники спора задействуют более изощренные методы, чтобы добиться отложения. С одним из таких столкнулся Солдатенко, когда представлял клиента в деле о взыскании судебных расходов. Процесс шел непросто: девять заседаний в первой инстанции, сотни страниц возражений, многочисленные попытки отложить заседание. Когда разбирательство уже шло к концу, оппонент попросил пять минут перерыва для похода в уборную, вспоминает юрист: «Судья дал время, но оппонент, когда вернулся, уведомил, что его в туалете побили, он просит вызвать пристава, вынести частное определение в отношении неустановленных лиц, а также отложить рассмотрение, так как выступать он больше не может – стресс». Видимых признаков «побоев» на лице я не заметил, да и судья обратил на это внимание, но заседание отложил, говорит Солдатенко. «На следующий день у меня было другое дело с участием того же человека. Он прекрасно себя чувствовал и улыбался», – рассказывает он.

А у Насонова представитель оппонента в день судебного заседания подал ходатайство об отложении, потому что якобы попал в жуткое ДТП: «Даже приложил какие-то извещения в адрес страховой. Но такую просьбу «пострадавший» подал лично за час до начала заседания через канцелярию суда».

Есть и более сложные способы затянуть процесс отложениями. Один из них – инициировать множество экспертиз. Насонов вспоминает, как в простом деле о взыскании займа по расписке должник настоял, чтобы суд назначил комплексную почерковедческую и психофизиологическую экспертизу с использованием полиграфа, потому что ответчик уверял, будто подписал расписку под давлением.

Еще один вариант – когда недобросовестный оппонент утверждает в суде, что якобы договорился напрямую с противоположной стороной заключить мировое соглашение прямо перед заседанием, потому ее юрист еще не в курсе этого, рассказывает Дмитрий Жихаренко, управляющий партнер фирмы ЛЕКСФОРТ. «Когда ты представляешь большую компанию, то за несколько минут перерыва бывает невозможно даже по телефону узнать, правда ли это», – говорит юрист.

Сергей Коновалов, юрист Saveliev, Batanov & Partners:

«Когда есть взаимосвязанные споры, отложения часто позволяют синхронизировать процессы: одно запустить вперёд и «рассмотреться» по существу, чтобы получить квазипреюдицию, а другой спор, напротив, немного задержать с помощью отложений и обжалований промежуточных судебных актов».

Другой популярный способ отложения – затягивать с предоставлением доказательств. Оппоненты предоставляют большой объем информации только на судебном заседании или за несколько дней до него, объясняет Коршунов: «Это делается в надежде, что противоположная сторона сама будет ходатайствовать об отложении или суд, увидев большой объем документов, сам решит отложить процесс».

Специфика «уголовных» отложений

В УПК есть целый ряд оснований для отложения уголовного разбирательства. Но наиболее частая причина – это неявка вызванных свидетелей, утверждает старший партнер Адвокатское бюро «Торн» Сергей Токарев. Если они несколько раз не приходят, то зачитывают те показания, которые они давали ранее. Не менее частая ситуация – суд откладывает заседание, когда нужно дождаться, чтобы в дело вступил адвокат по соглашению.

Еще процесс откладывают, чтобы дать возможность обвиняемому помириться с потерпевшим. Адвокат АБ Забейда и партнеры Николай Яшин столкнулся с ситуацией, когда стороны не просили суд об этом и все возможности для примирения были исчерпаны. Но судья по своей инициативе объявил о переносе для примирения, так как считал, что нет оснований удовлетворить ходатайство защиты о прекращении дела за деятельным раскаянием, рассказывает Яшин: «Из разряда «вот вам еще время подумать».

Адвокатам выгодны отложения, когда нужно в короткие сроки собрать документы в пользу доверителя. Например, следователь ходатайствует отправить задержанного в СИЗО, а защитнику нужно время, чтобы собрать бумаги против этой меры пресечения. Иногда защита пытается затянуть процесс отложениями, чтобы дождаться истечения срока давности привлечения за преступления своего доверителя, поясняет Токарев. По его словам, «прием некрасивый, но иногда действенный». Просят об отложениях и гособвинители. Они ссылаются на необходимость ознакомиться с новыми доказательствами защиты, хотя на деле им может потребоваться дополнительное время для согласования позиции с руководством, объясняет Яшин.

Судья может перенести заседание и по собственной инициативе, если он загружен по другим делам. Когда такое решение принимается в процессе с участием сторон, то действительная причина отложения может маскироваться, говорит Яшин: «Формально это может быть предлог истребовать дополнительные документы или повторно вызвать свидетелей». Но не стоит рассчитывать на то, что судья всегда пойдет навстречу сторонам процесса. В практике Токарева была история, когда его коллега из другого адвокатского образования случайно запланировал важную командировку на время предварительного слушания по одному из уголовных дел. Попросил о подмене, вспоминает партнер АБ «Торн»: «Сказал мне, мол, просто приходи, поддержишь одно ходатайство, дождешься даты рассмотрения по существу и уйдешь». В итоге судья отказала Токареву в проведении предварительного слушания и начала процесс по существу.

Сергей Токарев, партнер Адвокатское бюро «Торн»:

«Я попросил об отложении: новый защитник, дело не знаю, вступил в него только сегодня. Получил жесткую реакцию: «Защитник, знаю я ваши эти штучки! Затянуть процесс пытаетесь? Даю четыре дня. С 9:00 до 18:00 должны быть здесь и знакомиться с делом. Если не явитесь хоть раз, то получите жалобу в палату». То дело через несколько месяцев мы вместе с коллегой довели в итоге до оправдательного приговора».

«Отложиться» точно не получится, если суд настроен заканчивать рассмотрение уголовного дела, резюмирует Яшин: «Практически любые ходатайства защиты об отложении в этом случае оставят без удовлетворения».

Борьба с недобросовестными действиями оппонентов

Дученко рассказывает, что многие необоснованные заявления и ходатайства можно «отбить» по формальным основаниям. Если сторона предъявляет встречный иск, то можно возражать, что его принятие усложнит и затянет процесс, объясняет юрист. Если сторона просит истребовать доказательство, можно возразить, что она не доказала отсутствие возможности самостоятельно получить такие сведения, советует эксперт.

Жалобы и предложения: как бороться с необоснованными отложениями

– Полностью взыскивать судебные расходы с недобросовестного участника спора.

– Считать неоднократные просьбы об отложении злоупотреблением правом (дело № 33-29359/2018).

– Не нужно уменьшать неустойку. Пока же выгоднее нарушать, замечает Ялилов.

– Штрафовать недобросовестного участника процесса (дело № А33-10893/2013).

Бороться с необоснованными отложениями можно двумя популярными способами, которые назвал генеральный директор фирмы Митра Юрий Мирзоев. Первый – заявлять ходатайства об ускорении рассмотрения дела, а второй – просить суд возложить все судебные расходы по делу на сторону, затягивающую процесс (ч. 2 ст. 111 АПК). При этом важно самому заблаговременно направлять в суд и сторонам все процессуальные документы и доказательства, подчеркивает эксперт.

Роман Речкин, старший партнер INTELLECT:

«Наказать недобросовестного оппонента практически нереально из-за неудачной редакции ст. 111 АПК, а также из-за нежелания судей заниматься наложением судебных штрафов. Суды исходят из того, что достаточным наказанием является сам по себе отказ в отложении по ходатайству недобросовестного лица».

Точно не получится «отложиться», если судья в конкретном деле твердо намерен вынести решение в этом заседании, уверяет Речкин. По его мнению, невозможно установить жесткие и подробные правила для переноса процессов. Кроме того, и в апелляции с кассацией «отложиться» практически нереально, предупреждает партнер МКА «Солдаткин, Зеленая и Партнёры» (SZP Law) Ольга Зеленая: «Несмотря ни на что, будь то болезнь или тяжелые личные обстоятельства». Эксперт считает необходимым смягчить столь жесткий подход.

Кроме того, законодателю стоит исключить возможность раскрывать доказательства оппоненту не заблаговременно, а прямо в ходе судебного заседания, настаивает Дученко. И суд не только приобщает такие сведения к материалам дела, но и отказывается дать перерыв или отложение, чтобы была возможность предоставить пояснения.

Алексей Малаховский

Материал опубликован на портале «Право.Ru» 22.07.2020

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ