Комментарии в СМИ

«Право на десерт. Суд поддержал франчайзи в споре с совладелицей сети «Север-Метрополь»

Юрист практики по интеллектуальной собственности / информационным технологиям «Качкин и Партнеры» Андрей Алексейчук оценил перспективы разрешение спора сети кондитерских кафе с предпринимателем-франчайзи. 

Опрошенные «ДП» юристы говорят, что в итоговом вердикте арбитража есть лазейки, которые могут позволить ответчикам обжаловать решение.

В Арбитражном суде Петербурга и Ленинградской области завершился первый раунд разбирательства между совладелицей кондитерского объединения «Север-Метрополь» Еленой Шевченко и предпринимателем Вадимом Долгобородовым, который оспаривал отказ от договора коммерческой концессии с предприятием.

Франчайзи-партнеру сети знаменитых кафе удалось доказать в первой инстанции, что соглашение было расторгнуто неправомерно. Ответчики по делу заявляют, что суд не полностью разобрался в деталях конфликта, и готовятся подать апелляционную жалобу. Подробности и комментарии экспертов — в материале dp.ru.

В одностороннем порядке

Как указано в резолютивной части решения, опубликованного в базе «Электронное правосудие», Вадим Долгобородов и Елена Шевченко еще в 2017 году договорились о сотрудничестве. Предприниматель получил право использования товарных знаков «Север-Метрополь» и секрет производства фирменной продукции в обмен на определенное вознаграждение. Проблемы у франчайзи возникли в феврале прошлого года, когда в ряд принадлежащих Долгобородову кафе нагрянули представители бренда. Проверка выявила нарушения, однако все они были быстро устранены, о чем ответчика сразу же оповестили. Тем не менее Елена Шевченко направила уведомление о расторжении договора в одностороннем порядке.

«Суд первой инстанции, рассматривавший иск господина Долгобородова В. Г., решил, что основания для расторжения договорных отношений с ИП Долгобородовым В. Г., представленные ответчиком, являются недостаточными. При этом целому ряду доказательств позиции ИП Шевченко Е. С. суд в мотивировочной части решения почему-то вообще не дал оценку, несмотря на то что они были приобщены к материалам судебного дела. Мы считаем, что, безусловно, данное решение суда является субъективно оценочным, вынесенным с нарушениями, не соответствует имеющимся в деле документам и реальным обстоятельствам конфликта», — сообщили dp.ru представители Елены Шевченко.

В «Север-Метрополе» попросили учесть, что решение суда пока не вступило в законную силу, правовых оснований для восстановления расторгнутого договора нет. «Уже в самое ближайшее время вынесенное решение будет, конечно же, оспорено, юристы готовят апелляционную жалобу. Претензии, которые послужили основанием для принятия решения о расторжении договорных отношений с ИП Долгобородовым В. Г., сохранены, поскольку ничего не изменилось. Продолжение сотрудничества в сложившейся ситуации уже давно неинтересно и не представляется возможным», — добавили в компании.

По итогам 2019 года популярная франчайзинговая сеть кафе-кондитерских «Север-Метрополь» значительно расширилась, еще большие задачи поставлены на 2020 год. «Конфликтная ситуация с нарушителем концессии ИП Долгобородовым В. Г. носит скорее локальный характер и никаким образом не влияет на наши коммерческие планы и их последующую реализацию», — заверили в организации.

Ответные меры

По мнению юриста практики по интеллектуальной собственности и информационным технологиям «Качкин и Партнеры» Андрея Алексейчука, оценить перспективы обжалования сложно, основываясь только лишь на обстоятельствах, изложенных в судебном решении, и не зная позиции каждой из сторон.

«Можно только сказать, что само по себе решение суда выглядит достаточно полным и обоснованным, можно четко проследить, на основании каких доказательств и правовых норм суд пришел к таким выводам. Тем не менее есть несколько моментов, которые могли бы, на мой взгляд, заинтересовать суд апелляционной инстанции при рассмотрении жалобы на решение. Например, как мне кажется, суд не обосновал признание нотариальных протоколов, представленных ответчиком в качестве доказательств, недопустимыми доказательствами», — отметил Андрей Алексейчук.

По его словам, можно попробовать поспорить с позицией суда и о том, что двукратное нарушение условий использования товарного знака не являлось систематическим.

«Есть также некоторые вопросы к позиции суда о злоупотреблении ответчиком своими правами, подтверждающимся открытием ответчиком соседней кондитерской до момента расторжения договора: ответчик мог, зная о расторжении договора, предпринимать меры, для того чтобы постоянные покупатели кондитерской продукции сети могли приобрести продукцию и после прекращения работы заведения франчайзи. Опять же хочу оговориться, что это только лишь предположения, основанные на общедоступной информации. Возможно, все указанные выше вопросы должным образом были рассмотрены судом первой инстанции, просто в итоговом судебном акте они не были настолько подробно отражены судом», — говорит эксперт.

Юрист практики разрешения споров Rightmark Group Мария Крюкова согласна с коллегой. «Сложно говорить об успехе ответчика в апелляции. В большинстве споров вышестоящие суды соглашаются с оценкой доказательств, произведенной судом первой инстанции, в особенности если речь идет о таких оценочных понятиях, как добросовестность и злоупотребление правом», — подчеркнула Мария Крюкова.

«Интересно, что обычно правообладатели настолько жестко составляют договор коммерческой концессии, что найти нарушения и основания для отказа от договора для них не составляет труда. В данном случае, возможно, сказалась позиция франчайзи в переговорах или просто нежелание «закручивать гайки» на этапе переговоров. Возможно, на руку франчайзи сыграло и то, что представители другой стороны слишком торопились собрать нарушения и инициировать отказ от договора. Как результат, не все доказательства были оформлены идеально (суд поставил под сомнение факт проведения проверок, хотя можно было бы подтвердить это видеозаписью и т. п.), и они не устроили суд для признания отказа от договора обоснованным», — рассуждает руководитель практики интеллектуальной собственности и информационного права Maxima Legal Максим Али.

Как уточнил собеседник dp.ru, на этапе апелляционного обжалования представители Елены Шевченко уже не могут представлять новые доказательства нарушений, если только не докажут, что раньше к этому были какие-то препятствия. Поэтому им придется работать уже с тем, что есть.

Немаловажные нюансы

Параллельно в рамках другого дела Елена Шевченко добивалась того, чтобы Вадим Долгобородов снял вывески «Север-Метрополь» со своих кондитерских. Список заведений, которым запрещалось использовать товарный знак, включал примерно 20 адресов. На данный момент разбирательство по этому спору приостановлено.

«Да, можно предположить, что с учетом решения, вынесенного по первому делу, у франчайзи сохраняется право использования товарных знаков на основании договора коммерческой концессии. Однако нужно учитывать, что согласно закону решение арбитражного суда первой инстанции вступает в силу по истечении месяца со дня изготовления текста в полном объеме, если не будет обжаловано в суд апелляционной инстанции. Полный текст решения изготовлен 3 февраля, соответственно, минимум до 3 марта решение по первому делу не вступит в законную силу, и суд, рассматривающий второе дело, в этот период не сможет руководствоваться обстоятельствами, установленными судом по первому делу», — пояснил Андрей Алексейчук.

От решения по спору о правомерности отказа от договора коммерческой концессии будет зависеть, имелись ли у Вадима Долгобородова основания для использования товарных знаков Елены Шевченко, подтверждает Максим Али.

«Однако стоит обратить внимание еще на два нюанса. Во-первых, в споре о запрете использования товарных знаков Елена Шевченко, помимо прекращения договора коммерческой концессии, привела «иные» основания, в числе которых нарушения стандартов качества. Возможно, договор структурирован так, что правомерным использованием товарных знаков со стороны франчайзи является лишь такое использование, которое соответствует установленным в договоре стандартам качества. Соответственно, их нарушение гипотетически может расцениваться и как нарушение товарных знаков», — предполагает Максим Али.

По его словам, Елена Шевченко, скорее всего, ссылалась на те же нарушения, на которые указывали ее представители в споре по поводу отказа от договора. «Если апелляция прямо скажет, что нарушений не было (сейчас суд первой инстанции лишь сказал, что они не доказаны), то данный факт будет иметь характер преюдиции. Это значит, что господину Долгобородову не придется доказывать отсутствие нарушений вновь — он сможет сослаться на те факты, которые будут установлены в судебном акте», — добавил Али.

Во-вторых, как заметил руководитель практики интеллектуальной собственности и информационного права Maxima Legal, один из товарных знаков, которые защищает Елена Шевченко в параллельном споре, не охватывается договором коммерческой концессии с Вадимом Долгобородовым.

«То есть формально права на его использование ИП Долгобородову не предоставлялись. Поэтому здесь суду еще предстоит понять, почему этот знак оказался в обосновании иска: был ли это факт недобросовестной регистрации (чтобы создать формальное основание для предъявления претензий к франчайзи) либо франчайзи действительно вышел за пределы действия договора и самовольно использует тот логотип, о котором стороны не договаривались», — подытожил Максим Али.

Антон Тарануха

Материал опубликован на сайте газеты «Деловой Петербург» 07.02.2020

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер, Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ