Комментарии в СМИ

Мария Скрябина, юрист практики по инфраструктуре и ГЧП «Качкин и Партнеры», комментирует законодательные изменения в области обращения с отходами.

В России в декабре 2014 года вернули лицензирование всех видов деятельности по обращению с отходами. Госдума РФ приняла поправки в старый Федеральный закон № 89 «Об отходах производства и потребления», принятый еще в июне 1998 года. Они введены, как это принято, другим, «поправочным» Федеральным законом «О внесении изменений…» № 458-ФЗ от 29 декабря 2014 года. Этот закон вносит существенные изменения в законодательство об обращении с отходами, правда, вступление в силу многих его положений отложено — некоторых до середины 2015, некоторых — до 1 января 2016, а отдельных положений — до 2017 и даже до 2019.

Что нам стоит?

С 1 июля 2015 года ввводится лицензирование всех шести видов деятельности с отходами I – V классов опасности. Если ранее лицензия требовалась только на их обезвреживание и размещение, то теперь сюда добавятся сбор, транспортирование, обработка и утилизация.

Не подлежат лицензированию с 1 июля только две группы работ: по накоплению отходов I – IV класса опасности и все виды обращения с отходами V класса опасности (самого безопасного для окружающей среды).

Таким образом, новый закон — это возврат к нормам, действовавшим еще 3 года назад, которые, однако, были упразднены для упрощения бизнес-процедур, и эти нормы — обратный шаг к ужесточению контроля и к отступлению от принципов саморегулирования.

С лицензиями тоже будут сложности. Аудитор-эколог Игорь Прохоров объясняет: «В 458-ФЗ говорится: «Лицензии на деятельность по обезвреживанию и размещению отходов I–IV классов опасности, выданные до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, действуют до 30 июня 2015 года». Таким образом, ранее выданные бессрочные лицензии вдруг оказались срочными, а предприятия, получившие лицензии недавно, будут вынуждены через несколько месяцев заново начать процесс лицензирования».

Генеральный директор группы компаний «Эко-система» Андрей Якимчук уверен, что лицензирование, во всяком случае, в сфере обращения с отходами — это самый неэффективный и рудиментарный способ госконтроля. «Все, кто работают на рынке, подтвердят, что за соблюдением лицензионных требований никто никогда не следил, было достаточно просто купить лицензию. В регионах она стоила около трех миллионов рублей, в Москве — около восьми миллионов. Правила выдачи новых лицензий только планируется прописать. Как это будет выглядеть на практике, пока непонятно», — предупреждает он.

Впрочем, лицензирование, возможно, будет отложено, т. к. в настоящий момент разработан Проект Федерального закона № 766079–6 «О внесении изменений в статью 24 Федерального закона … № 458», которым предлагается перенести срок вступления в силу новых положений о лицензировании на 1 января 2016 года.

Но, как бы там ни было, все те, кому будут нужны лицензии, скорее всего, их получат (конечно, если захотят), а стимулом для получателей станет то, что специально для «мусорщиков» создается новый внебюджетный фонд. Этот пункт, возможно, самый главный в новом законе: он определяет новую финансовую основу мусоропереработки в России, а, значит, финансовые интересы всех тех, кто намерен работать в отрасли. Во всех цивилизованных странах именно за счет таких фондов отрасль и живет, причем, судя по количеству коррупционных и «мафиозных» скандалов, живет весьма неплохо. Собственно, ради этого почти все отечественные «мусорщики» в отрасль и приходили, и, в зависимости от того, что в момент прихода считалось приоритетным, либо получали лицензии, либо вступали в СРО, либо обзаводились и тем, и другим.

Экологические миллиарды

Мария Скрябина, юрист практики по инфраструктуре и ГЧП адвокатского бюро «Качкин и Партнеры», разъясняет: утилизационный сбор в России существовал и прежде, он был введен еще Федеральным законом от 21.10.2013 № 278-ФЗ и должен был взиматься с поставщиков и производителей транспортных средств; полученные от него деньги должны были направляться на возмещение затрат организаций, осуществляющих утилизацию такого вида имущества. Однако затем начало введения этого сбора было перенесено на 2018 год (что никак не связано с поправочным законом № 458-ФЗ). А 458-м ФЗ введен экологический сбор. Теперь все производители и импортеры любых товаров обязаны обеспечивать утилизацию отходов от использования своих товаров. Эта обязанность может быть исполнена производителями и импортерами либо самостоятельно, либо путем уплаты экологического сбора. Для этого Правительством РФ должны быть установлены нормативы утилизации отходов от использования товаров (продукции), порядок взимания экологического сбора, ставки сбора и др.

По данным Скрябиной, в настоящий момент проекты указанных актов уже разработаны. Так, например, на сегодня принято считать, что экологический сбор за 9 месяцев 2015 года должен быть уплачен до 15 октября 2015 года.

Параметры, определяющие финансовую нагрузку, должны быть установлены постановлениями Правительства не позднее июля 2015 года. В открытых источниках можно встретить информацию, пока не подтвержденную официально, что ставка составит от 1,5 до 4,5% от себестоимости тонны или единицы продукции. По предварительным планам (также не подтвержденным официально), уже в 2015 году сумма сбора может составить около 30 млрд рублей.

Субсидиарные баталии

Согласно ФЗ‑458, средства, поступившие в федеральный бюджет в счёт уплаты экологического сбора, будут расходоваться в форме субсидий, предоставляемых субъектам Федерации на финансирование региональных программ обращения с отходами. Однако региональные власти не смогут впрямую распоряжаться этими деньгами: все операции с отходами на территориях субъектов Российской Федерации с 1 января 2016 года будут осуществлять региональные операторы (в соответствии с региональными программами обращения с отходами). Правда, эти операторы будут подконтрольны региональным властям.

В профессиональном сообществе бытует мнение, что за доступ к этим субсидиям будут сражаться многие претенденты, но в самом выгодном положении, как это принято в России, окажутся доверенные подрядчики региональных операторов (вполне вероятно, что даже аффилированные с ними).

Андрей Якимчук («Эко-система») рассуждает: «Зачем-то регионам поручено создавать и привлекать на конкурсных условиях региональных операторов, которые монополизируют рынок и будут потом на конкурсах разыгрывать подряды. Что такое «региональный оператор», непонятно. Это определение должно быть выведено в отдельном постановлении правительства, но его еще нет. По сути, появится некто, очевидно, близкий к власти человек, который создаст компанию, и она получит монополию на эту отрасль на уровне субъекта федерации».

Напомним: в 2013 году первые слухи о возможном поступлении в отрасль серьезных денежных средств (тогда речь шла об утилизационном сборе) значительно подняли активность компаний-операторов по обращению с отходами. Добавим, что тогда они ожидали введения в отрасли в середине 2015 года обязательного саморегулирования. В результате весь 2013 год и большая часть 2014 прошли под знаком всеобщего вступления операторов по обращению с отходами в СРО: если в декабре 2012 года таковых насчитывалось всего 4, в мае 2013 — 8, в ноябре 2013 — 15, то в январе 2014 уже 26. Более поздних официальных данных пока нет, однако известно, что тогда же, в январе 2014 года, в реестр Министерства юстиции РФ были внесены сведения еще о 82 некоммерческих организациях, сферой деятельности которых было обращение с отходами, которые в течение пары месяцев могли получить статус саморегулируемых организаций.
Теперь процесс создания СРО, разумеется, замедлится, а, может быть, и остановится.

Исполнительный директор Некоммерческой ассоциации «РусПЭК» Любовь Меланевская поясняет: «Вопрос о саморегулировании вообще был снят летом 2014 года, так как положение о создании институтов саморегулирования для операторов по обращению с отходами было исключено из законопроекта».

Однако причина замедления не только в том, что из двух механизмов — лицензирования и саморегулирования — неизбежно должен был победить единственный. Причина, по мнению Меланевской, глубже: после введения экологического сбора, который платят производители и импортеры, механизм саморегулирования уже не может быть прежним, так как «главными по отходам» должны будут стать не операторы, а именно производители и импортеры товаров.

«Если мы обратимся к международному опыту, — говорит Меланевская, — то под саморегулированием, не вдаваясь в детали российского права, я бы понимала такую практику, которая существует за рубежом. Например, в Европе именно производители и импортеры создают такие объединения, которые, не стремясь к получению прибыли, организуют весь процесс: на собственные средства нанимают операторов по обращению с отходами и сами координируют их работу, так как именно производители и импортеры подпадают под действие закона об обращении с отходами. В России же опрераторы по обращению с отходами хотели сами и получать дотации из специального фонда, и возглавлять весь процесс».

Испытано на прочность

Возвращаясь к буму создания «операторских» СРО, нужно отметить, что в тот же момент в отрасли было создано 2 национальных объединения СРО. Так, в Москве было зарегистрировано Национальное объединение саморегулируемых организаций операторов по обращению с отходами производства и потребления (НОСОО), а в Санкт-Петербурге — Национальный союз саморегулируемых организаций операторов по обращению с отходами (НССОО). На тот момент и они сами, и профильные чиновники считали, что в перспективе какое-то из этих нацобъединений сможет взять на себя функции регулятора отрасли. Теперь, несмотря на то, что по закону эта функция им не достанется, московское Объединение и петербургский Союз продолжают располагать огромным багажом законодательных и методических наработок. Они вполне могут быть востребованы при разработке 30 с лишним подзаконных актов, необходимых для реализации 458-ФЗ.

Председатель НССОО Михаил Василенко сообщил о том, что его Союз по поручению Министерства строительства и ЖКХ стал основным разработчиком рекомендаций региональным операторам по заключению подрядных договоров на транспортирование твердых коммунальных отходов. Союз предложил предоставлять преимущества юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, являющимся членами профильных СРО. По мнению Василенко, включение в Правила обращения с твердыми коммунальными отходами указанного положения позволит сконцентрировать средства компенсационных фондов уже существующих СРО в Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства для их инвестирования в развитие ЖКХ, может значительно повысить эффективность контроля соответствия перевозчиков отходов лицензионным требованиям и обеспечит дополнительную имущественную ответственность перевозчиков отходов за причиненный экологический ущерб.

Таким образом, глава НССОО хотел бы, чтобы при выборе подрядчиков региональные операторы использовали их членство в СРО как основной критерий отбора, и вполне убедительно это обосновывает. Сейчас трудно спрогнозировать, поможет ли это членство в получении лицензий, однако, по логике, фирмы, имеющие опыт членства в СРО, должны быть готовы к лицензированию лучше, чем их коллеги, не прошедшие испытаний саморегулированием.

Тем временем:

Тем временем 14 марта ТАСС сообщил, что крупнейшие ассоциации производителей потребительских товаров направили письмо президенту РФ Владимиру Путину с просьбой отложить срок введения платы экологического сбора до 2018 года. Под этим документом, имеющимся в распоряжении агентства, поставили подписи руководители 19 отраслевых союзов.

По сообщению ТАСС, в администрации Кремля не стали комментировать данное письмо, а заместитель министра природных ресурсов и экологии РФ (ведомство курирует вопрос утилизационного сбора) Ринат Гизатулин ответил ТАСС, что министерство пока не получило этого обращения официально. По его словам, министерство рассмотрит эти предложения совместно с коллегами, когда поступит поручение президента.

«Тем не менее, мы заинтересованы в том, чтобы эта отрасль создавалась уже сегодня, а не в 2018 году», — приводит ТАСС слова Гизатулина.

При этом замминистра считает, что главная цель закона достигнута — бизнес впервые серьезно задумался о необходимости переработки отходов.

ПОДЕЛИТЬСЯ

Денис Качкин

Адвокат
Управляющий партнер
Руководитель практики по инфраструктуре и ГЧП Заведующий базовой кафедрой юридического факультета НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ