Коронавирус: правовая поддержка

«Вынужденный карантин»: новый вызов для судебной системы»

Кирилл Саськов, партнер, руководитель корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры», размышляет о том, как юристы могут адаптироваться к сложностям, вызванным «вынужденным карантином» судебной системы.

С 19 марта российские суды будут рассматривать только «безотлагательные» споры. Такой режим будет действовать, как минимум, до 10 апреля 2020 года включительно. В первый день нового порядка юристы столкнулись с неразберихой в судах: одни работали в обычном режиме, другие вовсе оказались закрыты. От такого формата работы серьезно пострадают участники арбитражных дел: кредиторы, участники дел о защите деловой репутации и те, кому нужна срочная экспертиза для приобщения к делу. Сложности впереди ждут и судей: после завершения карантина нагрузка на них резко вырастет.

Первые сложности

Вечером 18 марта Президиум Верховного суда и президиум Совета судей приняли совместное постановление из-за угрозы распространения нового коронавируса. Документ обязывает суды временно приостановить личный прием граждан, а все процессуальные документы рекомендуют направлять в электронном виде или по почте. Постановление ограничивает доступ в суд для всех, кроме непосредственных участников процесса.

В период действия постановления суды должны рассматривать только дела упрощённого производства или «безотлагательного характера» – установление, продление или отмена меры пресечения и решение вопроса о срочном медицинским вмешательстве. При наличии технической возможности заседания рекомендуют проводить в формате видеоконференции. Такой режим судопроизводства установлен на всей территории России до 10 апреля 2020 года.

По словам партнера Качкин и Партнеры Кирилла Саськова, первая трудность, которая возникла из-за этого постановления – неразбериха «на местах». Не все суды стали применять разъяснения ВС и Совета судей единообразно.  Он рассказывает, что утром 19 марта некоторые суды сами не могли понять, как применять соответствующие правила, из-за чего даже проводили внутренние совещания. В каких-то судах утренние заседания провели как обычно – в том же АС Новосибирской области прошли все процессы, назначенные до обеденного времени. Другие, как АСГМ и Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленобласти заранее опубликовали информацию о том, что с 19 марта будут рассматривать только безотлагательные споры.Споры, которые считаются безотлагательными в арбитражных судах

  • О привлечении к административной ответственности (п. 1 гл. 25 АПК).
  • Обособленные споры в рамках банкротства о выплатах из конкурсной массы гражданина-должника денег, необходимых ему и его иждивенцам на дорогостоящие лекарства.
  • О принятии обеспечительных мер или их отмене, назначенных к рассмотрению в судебном заседании.
  • Если все участники дела согласны на проведение неявочного процесса.
Многие юристы накануне утром не знали, как будут работать с этого дня суды. Оперативная информация по этому вопросу у нас отсутствовала, признает партнер Ost legal Вадим Цветков. А в тексте документа не оказалось никаких процессуальных гарантий того, что дела 19 марта отложили бы при неявке сторон, добавляет юрист: «В конечном счете этот вопрос решали судьи в каждом конкретном споре».Онлайн-правосудиеТак как теперь нельзя приходить в суд и все документы нужно отправлять в электронном виде через систему «Мой.арбитр», то нагрузка на нее серьезно вырастет. Во-первых, сложности возникнут с подачей документов, которые нужно подавать в оригинале на бумажном носителе или, подписанные электронной цифровой подписью, предупреждает старший юрист ФБК Право Елизавета Капустина.Список таких бумаг:

  • заявление об обеспечении доказательств (статья 72 АПК РФ);
  • заявление об обеспечении иска (статья 92 АПК РФ);
  • заявление об обеспечении имущественных интересов (статья 99 АПК РФ);
  • заявление об обеспечении исполнения судебного акта (статья 100 АПК РФ);
  • ходатайство о приостановлении исполнения решения государственного органа, органа местного самоуправления, иного органа, должностного лица (статья 199 АПК РФ);
  • ходатайство о приостановлении исполнения судебных актов (статьи 2651, 283 АПК РФ);
  • исковое заявление, заявление, апелляционная жалоба, кассационная жалоба, содержащие ходатайство о принятии обеспечительных мер (статьи 125, 260, 2651, 277, 283 АПК РФ).

Если у представителя нет ЭЦП, то вместо электронной подачи ему нужно отправлять бумаги через «Почту России». А это влечет дополнительные расходы и увеличивает время доставления документов в суд, обращает внимание Капустина. Но для соблюдения процессуальных сроков партнер КИАП Анна Грищенкова рекомендует все же посылать документы именно по почте: «Да, нагрузка вырастет и нельзя исключить ошибки или путаницы, но главное, что у стороны будет надлежащее доказательство отправки на руках». Даже если бумаги по почте не дойдут до судьи вовремя или где-то потеряются.

Учитывая такую ситуацию, юрист Линия Права Кирилл Коршунов советует на время каратнтина исходить из принципа: «Делай, что должен, и будь, что будет». Он предполагает, что пропущенный процессуальный срок, скорее всего, восстановят. Но лишь в том случае, если действие с пропущенным сроком нельзя было совершить по «электронке».

Более того Коршунов не советует полностью полагаться на ту информацию, которая публикуется на сайтах судов: «Несмотря на то, что это официальный портал, который является авторитетным источником, все-таки он не считается процессуальным способом общения суда с участниками процесса». А при электронной подаче руководитель судебной практики Зарцын и партнеры Максим Шедогубов настоятельно рекомендует делать скриншоты отправленных бумаг: «Технические сбои бывали и раньше, а сейчас, при многократно увеличившейся нагрузке они просто неизбежны». Он подчеркивает, что скриншот поможет восстановить срок, пропущенный из-за технической ошибки системы.

Но главная трудность от возникшей ситуации еще впереди, уверена советник Муранов, Черняков и партнеры Ольга Бенедская. В ближайшие, как минимум три недели, практически по всем делам доступ к правосудию будет закрыт на карантин. А после окончания этого периода судам придется рассмотреть накопившиеся споры либо очень быстро, либо с нарушением разумных сроков, замечает эксперты. Больше всего от этого пострадают крупные регионы, где суды итак перегружены. В первую очередь, Москва и Санкт-Петербург. Так что впереди у судей и консультантов будет серьезный вызов, чтобы качественно выполнить свою работу и все успеть, напутствует партнер Делькредере Максим Степанчук.

Дела под ударом

Все экономические споры в той или иной степени для одной стороны влекут негативные последствия, а для другой – позитивные. Но основной урон будет причинен «быстрым» спорам, которые подлежат рассмотрению с вызовом сторон, утверждает партнер Ковалев, Тугуши и партнеры Сергей Кислов. Речь идет о разбирательствах по взысканию долгов и включению в реестр кредиторов банкрота.

Партнер Инфралекс Юлия Карпова добавляет, что «судебный карантин» негативно отразится на тех делах, где требуются экспертизы, которые нужно проводить незамедлительно из-за специфики исследования.

Пострадают те, кто рассчитывал на судебное решение в самое ближайшее время, констатирует Саськов. В частности, участники дел, которые несут репутационные риски от этих процессов. Капустина приводит пример, что до 13 апреля не получится рассмотреть необоснованные заявления о банкротстве, чтобы прекратить их.

Карантин негативно скажется и на большинстве банкротных дел. Владимир Ефремов, партнер Арбитраж.ру рассказывает, что до сих пор нет никаких системных решений по тому, как ограничивать проведения собраний кредиторов. Часть из таких мероприятий может пройти без кредиторов, чьи требования не будут рассмотрены судами в период «судебного простоя».

Процедуру несостоятельности ждут и другие потрясения. Премьер-министр Михаил Мишустин поручил до 1 мая приостановить подачу заявлений о банкротстве со стороны ФНС и госкорпораций. А Минэкономразвития должно до 1 апреля разработать законопроект о введении полного моратория на подачу таких бумаг. Но если заморозить банкротство компаний, которые уже отвечают признакам неплатежеспособности, то это приведет к наращиванию их долгов и дестабилизации гражданского оборота, предупреждает Ефремов.

Серьезные риски есть и для заявителей по искам о защите деловой репутации. За предстоящий «простой» сведения не только никто не опровергнет, но порочащая информация еще сильнее распространится, замечает Капустина. Одним словом, сложившаяся ситуация в пользу тех, кто ожидает проигрыша в деле, объясняет Степанчук: «Победители получат судебные акты позже, чем планировали».

Кредиторы теряют возможность получить вовремя исполлисты по решениям о взыскании долгов.  Это позволит недобросовестным должникам предпринять меры, чтобы скрыть имущество, на которое можно обратить взыскание, говорит Карпова. Вместе с тем, Шедогубов надеется, что заявления о принятии обеспечительных мер все суды также отнесут к неотложным мерам и будут удовлетворять охотнее.

А Владимир Смолярж, партнер Нортия ГКС обращает внимание на другой важный аспект. Большинство арбитражных споров являются «документальными»: они не требуют участия свидетелей, специалистов и зачастую даже личного участия представителей сторон, рассуждает он. Существующая система электронной подачи процессуальных документов позволяет практически полностью обеспечить интересы участников судебных процессов, уверен юрист: «Остается надеяться, что она выдержит многократное увеличение нагрузки».

Проблемы защитников в уголовных делах

Уголовные адвокаты столкнутся только с одной трудностью, уверен управляющий партнер Адвокатское бюро «ЗКС» Денис Саушкин: «Каждый раз при входе в суд придется долго ждать согласование прохода в здание». Некоторые уголовные процессы отложат. Но те, по которым «горят сроки стражи» откладывать не будут, говорит адвокат: «Да и само избрание ареста или его продление предполагает нахождение в суде».

Предполагается, что на заседания будут пускать только участников процессов. Но никто, даже секретарь судьи не знает, кто должен прийти, обращает внимание Саушкин: «Поэтому невозможно сформировать список заранее, чтобы пристав по ним пропускал». Так что по каждому явившемуся будет звонок помощнику судьи, чтобы согласовать проход в суд, отмечает защитник: «Это будет дурдом и нужно приезжать заранее». Партнер Адвокатское бюро «Торн», адвокат по уголовным делам Сергей Токарев рассказывает, что уже сегодня столкнулся с такой ситуации на входе в один из судов Ленинградской области.

Его коллега адвокат АБ Торн Сергей Шулдеев добавляет, что из-за «закрытия» судов и затягивания процессов по уголовным делам неизбежно увеличится срок содержания под стражей обвиняемых в СИЗО. Он опасается, что из-за этого вырастет загруженность изоляторов.

Правильный подсчет сроков

Процессуальные же сроки пока продолжают течь в общем порядке, как и раньше. Все дистанционные способы взаимодействия с судом доступны и работают исправно, так что необходимые процессуальные действия могут совершаться своевременно, отмечает Саськов. Поэтому ситуация скажется исключительно на сроках рассмотрения дел, предполагает Бенедская. Вероятно, что срок с 19 марта по 10 апреля 2020 года не будут учитывать в общем времени рассмотрения дела, когда речь зайдет о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, предполагает Капустина.

Но, по словам Смоляржа, можно предположить, что суды лояльнее будут подходить к возможности восстановить пропущенные в этот период сроки, учитывая чрезвычайный характер сложившейся ситуации. По крайней мере, у участника спора есть право ссылаться на пандемию и ее последствия в такой ситуации как на уважительную причину. Тем не менее, пока нет дополнительных разъяснений от Верховный суд процессуальные сроки необходимо считать без учета изменений в работе судов, настаивает Михаил Степкин из Надмитов, Иванов и партнеры.

Разъяснения, которых не хватает юристам

Юристы как всегда во всеоружии и, на всякий случай, действуют на опережение, успокаивает Саськов. Кто-то, несмотря на совместное постановление ВС и Совета судей, пришел в суды и смог поучаствовать 19 марта в судебном заседании. Кто-то, несмотря на объявления в судах, направляет ходатайства об отложении, кто-то на всякий случай пытается рассмотреть дело по видеоконференц-связи. В любом случае, вне зависимости от поступающей информации литигаторы действуют проактивно, пытаясь предотвратить негативные последствия, констатирует Саськов.

Главное, чтобы «карантин» применялся всеми судами единообразно, а не по усмотрению руководства конкретного суда или судьи, отмечает Цветков. По его словам, необходимо, чтобы ВС принял дополнительное постановление, в котором разъяснил бы процессуальные последствия фактической приостановки работы судов: с учетом отраслевых особенностей. А Бенедскую беспокоит еще и то, что введенная «судебная пауза» ограничивает конституционное право на судебную защиту, которое не подлежит ограничению ни при каких обстоятельствах: «Даже в условиях чрезвычайного положения».

Советник Косенков и Суворов Александр Баев считает, что ВС в своих дополнительных разъяснениях нужно дать ответ и на эти два вопроса:

— Будут ли учитываться ограничения работы судов при определении разумного срока судопроизводства? Если да, то как это соотносится с положениями АПК и ГПК, согласно которым обстоятельства, связанные с работой суда, не могут приниматься во внимание для определения разумных сроков судопроизводства?

— Из чего должны исходить суды при определении необходимости и длительности отложения производства по делам об административных правонарушениях?

Более полную информацию с разъяснением сложившейся ситуации хотелось бы видеть и на сайтах всех других судов, говорит Карпова. Управляющий партнер FTL Advisers Мария Чуманова добавляет, что сейчас с учетом постановления Пленума ВС суды должны определить порядок доступа к заседаниям и техническую возможность об их удаленном проведении.

Необходимо и то, чтобы по каждому делу в системе Мой арбитр и ГАС «Правосудие» суды указали актуальную информацию о том, состоится ли назначенное на период карантина заседание или нет, добавляет пожелание Бенедская. Ведь сейчас не совсем ясно, как будут откладываться заседания, назначенные в период с 19 марта по 10 апреля 2020 года, говорит Капустина. Требуется ли суду ходатайство стороны об отложении или это будет происходить «автоматически» — задается вопросом эксперт: «А если в суд поступило ходатайство одной стороны о рассмотрении в ее отсутствие, а от второй стороны ничего не поступило?».

Безусловно, будут возникать необычные казусы, но в целом, мы не ожидаем «процессуального коллапса», успокаивает Смолярж.

Алексей Малаховский

Материал опубликован на портале «Право.Ru» 20.03.2020

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер, Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер, Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ