Комментарии в СМИ

«Заклятые соистцы»

Дмитрий Некрестьянов, партнер, руководитель практики по недвижимости и инвестициям «Качкин и Партнеры», отмечает периодичность возникновения на практике ситуаций, в которых сторона сомневается, что государственный орган может уверенно защититься от претензий градозащитников.

«Газпром нефть» пытается оспорить приказ Минкульта по Охтинскому мысу.

«Газпром нефть», недавно представившая концепцию застройки Охтинского мыса, обратилась в Верховный суд РФ с иском о признании недействующим неопубликованного приказа Минкульта о включении части своей территории в Единый государственный реестр объектов культурного наследия, а по факту — с целью получить финальное решение о границах ОКН до начала строительства общественно-делового центра на собственном участке. Это произошло спустя несколько дней после подачи градозащитниками аналогичного иска к Минкульту в суд высшей инстанции. По мнению экспертов, с процессуальной точки зрения решение «дочки» Газпрома грамотное: фактически это единственный способ для компании получить право голоса в суде, так как теперь иски заявителей могут объединить для совместного рассмотрения.

В начале этой недели стало известно о том, что АО «Газпромнефть Восточно-Европейские проекты» (далее «Газпром нефть») направило иск в Верховный суд РФ о признании недействующим неопубликованного приказа Минкультуры России от 06.03.2019 № 250 о включении выявленного объекта культурного наследия на участке компании на Охтинском мысе в реестр ОКН и утверждении границ его территории. Ранее в конце мая с аналогичным иском в суд высшей инстанции обратились депутат петербургского ЗакСа Борис Вишневский и градозащитник Павел Шапчиц. На момент публикации заметки дело по иску «Газпром нефти» передано судье, а градозащитников — оставлено без движения после передачи судье. В разговоре с “Ъ” господин Шапчиц уточнил, что это технический момент, связанный с неоплатой госпошлины, и никаких содержательных претензий к иску нет.

Представитель «Газпром нефти» сообщил “Ъ”, что компания обратилась в Верховный суд с целью получения финального решения о границах ОКН до начала застройки Охтинского мыса, а также для компетентной оценки историко-культурной экспертизы Айрата Ситдикова, которая стала основанием для определения зон, попавших под охрану. Целью же градозащитников является, напротив, недопущение застройки Охтинского мыса: они не согласны с тем, что территория взята под охрану лишь частично — в соответствии с распоряжениями КГИОП, которые, в свою очередь, основаны на приказе Минкульта.

«Развитие любого проекта возможно только при наличии четких и прозрачных правил, установленных государством. Обращение в Верховный суд — это желание получить однозначный и окончательный ответ по границам охранных зон на участке в собственности «Газпром нефти» и продолжить реализацию проекта общественно-делового комплекса с парком в Красногвардейском районе Санкт-Петербурга» — говорится в заявлении «Газпром нефти».

«Процессуально «Газпром» все сделал грамотно»,— говорит Павел Шапчиц. По его словам, несмотря на то, что целью исков является признание недействующим приказа Минкульта, процессуальный интерес у сторон разный. «Базовый сценарий такой: мы вместе с Газпромом будем сидеть на одной стороне и требовать признания незаконности этого приказа. Я с господином Вишневским — искренне и убежденно, а «Газпром» — с процессуальной целью. Я не исключаю, что в ходе процесса могут возникнуть ситуации, при которых «Газпром нефть» будет занимать противоположную нам позицию по разным ходатайствам. Хотя, казалось бы, по делу мы будем являться соистцами»,— предполагает Павел Шапчиц.

«Это билет в участники процесса с правом голоса»,— объясняет Дмитрий Некрестьянов, партнер, руководитель практики по недвижимости и инвестициям адвокатского бюро «Качкин и партнеры». По его словам, на практике такие ситуации периодически происходят, если сторона сомневается, что государственный орган может уверенно защититься от претензий градозащитников. «А что ты говоришь в процессе — это твое право»,— добавляет господин Некрестьянов, уточняя, что рассмотрение подобных дел может длиться два-три месяца в первой инстанции и столько же — во второй.

Мария Кузнецова

Материал опубликован в газете «Коммерсантъ — Санкт-Петербург» № 97 от 03.06.2020

ПОДЕЛИТЬСЯ

Дмитрий Некрестьянов

Адвокат, к.ю.н.
Партнер, Руководитель практики по недвижимости и инвестициям

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ