Комментарии в СМИ

«90 машин им мало»

Руководитель группы по банкротству «Качкин и Партнеры» Александра Улезко отмечает, что залог недвижимого имущества является более надежным обеспечением по сравнению с залогом транспортных средств.

Банк «Таврический» добивается банкротства Михаила Чумакова, владельца ООО «КТС+», предоставляющего автомобили в прокат. Ранее банкиры обанкротили само «КТС+».

Арбитражный суд СПб и ЛО принял к рассмотрению заявление ПАО «Банк «Таврический» о несостоятельности Михаила Чумакова, бенефициара ООО «КТС+», компании, оказывающей услуги по прокату автомобилей и автосервису. Размер требования к ответчику составляет 81,8 млн рублей. Решение об обоснованности претензий банка судом пока не принято.

Ранее, еще в декабре 2017 года, банк обратился в Арбитражный суд СПб и ЛО с заявлением о банкротстве самого «КТС+». В конце 2018 года суд признал компанию банкротом и открыл в отношении нее конкурсное производство на 6 месяцев.

Поводом к требованию стали нарушения условий кредитных договоров между финансовым учреждением и предприятием. Банк открыл «КТС+» несколько кредитных линий с размером лимита 5–13 млн рублей. Кроме того, кредиты, по данным материалов арбитражного дела, брал и бенефициар компании Михаил Чумаков. При этом поручителем по ним выступило «КТС+». В рамках банкротства компании банк предъявил требование на 143 млн рублей. В залоге у банка, согласно данным СПАРК, находится более 90 иномарок компании и оборудование для автосервиса. Все залоги СПАРК указывает как действующие. Суд включил в реестр требований кредиторов 135,4 млн рублей.

Однако ответчик обжаловал это решение, дойдя до кассационной инстанции и настаивая на пропуске сроков исковой давности. Арбитражный суд Северо–Западного округа отказал в удовлетворении жалобы.

Руководитель группы по банкротству «Качкин и партнеры» Александра Улезко отмечает, что залог недвижимого имущества является более надежным обеспечением по сравнению с залогом транспортных средств. «Такой предмет залога (автомобили. — Ред.) в приведенной ситуации обусловлен спецификой деятельности заемщика. Данный вариант обеспечения зависит исключительно от договоренности банка и заемщика. Стоимость транспортных средств со временем меняется, риски случайной гибели предмета залога больше, чем в случае с недвижимым имуществом», — уточнила Александра Улезко.

Заложенное имущество, как говорит юрист, подлежит реализации на торгах, по результатам которых с победителем заключается договор купли–продажи имущества, а сам залог подлежит прекращению. Полученные в рамках торгов денежные средства направляются на погашение требований кредиторов в определенной пропорции. «Банк по общему правилу вправе рассчитывать минимум на 80% от полученной в конкурсную массу от реализации предмета залога суммы. Кроме того, если торги дважды не состоялись, то залогодержатель вправе оставить за собой предмет залога, перечислив в конкурсную массу также часть стоимости предмета залога для удовлетворения требования более приоритетных очередей (20% от цены реализации)», — добавляет она.

Дмитрий Маракулин

Материал опубликован в газете «Деловой Петербург» № 081 от 05.06.2019

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ