Комментарии в СМИ

«Будь проще, закон, и банкроты потянутся»

Старший юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Александра Улезко отмечает, что до вступления в силу изменений в законодательстве о личном банкротстве не был урегулирован вопрос о размере средств, остающихся в распоряжении гражданина.

Процедура личного банкротства со следующего года станет дешевле, а в перспективе — проще. Чтобы должник не стеснялся и охотнее шел примерять на себя ярлык потерпевшего финансовый крах.

За год действия в России закона о личном банкротстве избавиться от долгов сумели немногим более тысячи граждан. Поправки в 222-й ФЗ начали принимать еще летом, спустя восемь месяцев после его вступления в силу. Некоторые из них начнут действовать с нового года, однако ряд изменений приобретают статус закона уже с этой недели. В частности, несостоятельному должнику, который проходит банкротство, вернули право на частную жизнь — по крайней мере, потребительскую. Теперь он может открыть отдельный счет в банке, разместить на нем до 50 тысяч рублей и распоряжаться этими средствами на свое усмотрение, без ведома финансового управляющего. Более того, вместительность этого кошелька может быть увеличена, если его владельцу удастся разжалобить суд. Это первое в цепи изменений, которые должны сделать закон эффективнее.

До 21 декабря гражданину предоставлялись средства на личные нужды в разумных пределах из его собственных активов. «Законом был не урегулирован вопрос о размере средств, остающихся в распоряжении гражданина, – поясняет старший юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Александра Улезко. – Верховный суд уточнил, что при разрешении такого ходатайства суды должны учитывать необходимость обеспечения справедливого баланса между имущественными интересами кредиторов и личными правами должника. Если гражданин тратит средства из конкурсной массы, такие действия могут быть признаны недобросовестными, и гражданин не будет освобожден от долгов». Получалось, что все доходы должника шли на счет, где управляющий аккумулировал средства для расплаты с кредиторами — и именно управляющий определял, сколько денег достаточно выделять его подопечному.

Закон о личном банкротстве заработал в октябре 2015 года. Прошлой осенью эксперты ожидали вала исков от людей, которые захотят списать собственные долги. Однако в данный момент рассматривается примерно 21 тысяча дел (в Петербурге — около 1200). Значительная часть заявлений — по разным оценкам, от 30 до 45% – вообще не принимались судом, при этом лишь в одном случае из пяти инициатором банкротства становился сам должник.

Чаще всего речь идет о реструктуризации долга, то есть постепенном его погашении из доходов банкрота в течение трех лет. По словам юристов, граждане здесь находятся в лучшем положении, нежели юридические лица: кредиторы компании могут отказаться от аналогичной процедуры и настоять на продаже имущества должника, а вот в случае с физлицами все решает суд, и позиция людей, которые заждались своих денег, не является определяющей.

Есть и другой вариант — продать все лишнее и, выплатив лишь часть долга, снять с себя все обязательства. В теории, именно эта процедура могла стать хитом года среди нерадивых должников. Однако статистика finzdor.ru. показывает, что в России списанием закончилось около 1300 дел (при общем количестве в 40 тысяч), а в Петербурге – порядка пятнадцати.

Показателен пример пенсионера Кирилла Б., сумма долгов которого превысила 1,8 млн рублей. После того, как он подал иск о собственном банкротстве, был назначен финансовый управляющий. При пенсии в 11 796 рублей восстановить платежеспособность гражданина сочли невозможным, «конкурсная масса» (стоимость имущества, за счет продажи которого можно расплатиться с кредиторами) составила 10 227 рублей. Так что, вернув двум кредиторам 0,6% от суммы их претензий, пенсионер оказался в долговом отношении совершенно чист. Безработный Александр Е., расставшись с 17 тысячами рублей, разобрался с долгом почти в полтора миллиона. АО «Банк «Интеза»» и ООО «ХКФ Банк» пытались взыскать с Андрея Л. более 700 тысяч рублей, однако тот в итоге выплатил порядка 40 тысяч — менее 6%. А Юрий Ш. и вовсе отбился от 30-миллионного долга банку «Санкт-Петербург» за 500 тысяч. Впрочем, не стоит думать, что личное банкротство — удел исключительно пенсионеров и безработных. В конце ноября перечень «финансово несостоятельных» в Петербурге пополнил бывший глава JFС Владимир Кехман, теперь его имущество будут распродавать в течение полугода (хотя сам предприниматель настаивал на процедуре реструктуризации). Продолжается также дело о банкротстве бывшего главы ВЕФК Александра Гительсона.

И все же статистика по личным банкротствам в России крайне скромная. Достаточно сказать, что, по оценке Объединенного кредитного бюро, формально под эту процедуру могут попасть около 600 тысяч человек. Проблема, как часто бывает с относительно новыми законами, в неустоявшейся практике — а также в дороговизне.

Верховный суд 20 декабря опубликовал обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства. Это довольно специальная область банкротного законодательства, предполагающая присутствие госорганов в качестве одной из сторон разбирательства и касающаяся, в частности, налоговых вопросов при банкротстве. Однако даже здесь пришлось вносить 28 объемных уточнений для судов, у которых еще не полностью сформировался аппарат для принятия универсальных решений.

Юристы указывают и на более явные проблемы в судебной практике. По закону кредиторы могут обратиться в суд, если сумма долга достигла 500 тысяч рублей, а период просрочки — трех месяцев. Однако пленум ВС определил, что человек может попробовать объявить себя банкротом и до достижения этого порога — если понимает, что не сможет обслуживать свой кредит в будущем. Это вызывает путаницу, и перспективы человека с задолженностью в 50 – 400 тысяч рублей не до конца ясны.

Нет общего судебного понимания и в том, что касается банкротства супружеской пары. Одни суды готовы рассматривать его в рамках одного дела, в других – супругам приходится по отдельности подавать заявления и нести расходы.

Кроме того, положение человека, который заявляет о собственном банкротстве, крайне неустойчиво. «Арбитраж может отказать в освобождении от долгов гражданина по результатам проведенных процедур, – говорит Сергей Лисин, советник BGP Litigation. – Для этого достаточно доказать, что банкрот повел себя недобросовестно — к примеру, опоздал с представлением какого-то документа, или что подлинной целью его заявления в суд является бегство от долгов». Именно поэтому почти всегда суд сначала назначает реструктуризацию, растягивая выплату задолженности на три года, и уж затем переходит к продаже имущества заявителя, если становится понятно, что даже его доходов за этот период на погашение не хватит.

В Петербурге, как говорят эксперты, суд растягивает процедуру банкротства на 8 – 9 месяцев. Отсюда и более чем скромная городская статистика — около 15 списаний против 165 в Новосибирской области, где укладываются в полгода.

Наконец, процедура просто слишком дорогая — особенно для тех, кто по умолчанию испытывает финансовые затруднения. Необходимо внести госпошлину в размере 6 тысяч рублей. Надо оплатить услуги финансового управляющего: только депозит составляет 25 тысяч рублей, но за такие деньги мало кто согласится ходить за вас по судам и кредиторам в течение нескольких месяцев, так что, как правило, управляющий требует надбавки. Услуги юриста при необходимости, получение выписок из Росреестра, рассылка уведомлений, размещение обязательных публикаций — все это грузом лежит на бюджете должника, и так уже, как нетрудно догадаться, весьма потрепанном. Опрошенные эксперты рассказали, что в крупнейших городах стоимость банкротства составляет порядка 200 тысяч рублей.

«И ведь вы ставите эти деньги на кон, еще только надеясь, что суд решит ваши проблемы, – говорит Сергей Лисин. – Нынешний закон работает не на должника, а на кредитора. Раньше было как: задолжали вы 2 млн рублей, на вас подали в суд, вы переписали квартиры-машины на родственников — и приставы могут ходить к вам с исполнительным листом до скончания веков. А закон о банкротстве позволяет кредиторам оспаривать ваши операции с имуществом последнего времени, не давая самому должнику существенных возможностей».

Все это объясняет, почему законом о банкротстве более чем за год воспользовались менее 10% тех, кто теоретически мог это сделать. Разъяснения Верховного суда и поправки в законодательство показывают попытки урегулировать проблемные моменты. Пошлину в 6 тысяч с нового года будут уплачивать только юрлица, для физлиц ее соответствующим законом понизили до 300 рублей. Однако все прочие перемены пока находятся в стадии обсуждения. Депутаты и министерство экономразвития сообщают, что в 2017-м намерены поставить вопрос об исключении финансового управляющего в качестве обязательного участника процедуры и о принятии упрощенной схемы банкротства.

Николай Кудин

Материал опубликован в Интернет-газете «Фонтанка.ру» 22.12.2016

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ