Комментарии в СМИ

«Компенсация для призывника и допуслуги нотариуса: новые дела ВС»

Александра Улезко, руководитель группы по банкротству АБ Качкин и Партнеры, пишет о вероятном исходе дела о банкротстве, которое будет рассматриваться в ВС.

На неделе с 12 по 16 апреля Верховный суд рассмотрит около 80 дел. Гражданская коллегия разъяснит, может ли призывник с хронической болезнью взыскать компенсацию морального вреда за то, что его признали годным к службе, и вправе ли нотариус отказаться заверять документ, если клиент не стал оплачивать дополнительные услуги. Экономколлегия ответит, может ли третье лицо выплатить долг за банкрота, а еще оценит добросовестность должника, который не передал деньги от аннулированной сделки в конкурсную массу.

Президиум ВС 14 апреля рассмотрит три вопроса, большинство из которых вернулось из ЕСПЧ, в том числе дело № 21П21. Сергей Кривов – один из фигурантов «Болотного дела», которых обвиняли в участии в массовых беспорядках и в применении насилия к полицейским. В феврале 2014 года суд приговорил Кривова к четырем годам лишения свободы, позднее срок сократили на три месяца. ЕСПЧ обязал выплатить Сергею Кривову €2000 за незаконное содержание в СИЗО. Под стражей он провел шестнадцать месяцев и дважды держал голодовку.

Из 14 запланированных апелляционной коллегией дел есть одно судейское.

Магомедзагир Омаров проработал судьей 18 лет. Начинал карьеру в Дахадаевском районном суде Дагестана, а после его упразднения перешел в Кайтагский райсуд. Его карьера закончилась осенью 2020 года. Судьбоносным для него оказалось гражданское дело, где директор предприятия «Полевод» оспаривал постановку земельных участков на кадастровый учет (№ 2-603/18), а ответчиками были сын и племянник судьи. Они не могли получить от администрации подтверждение ликвидации предприятия «Полевод». Тогда судья решил помочь им и написал обращение от своего имени. Сразу после этого на судью в ВС республики пожаловался глава администрации района. Обращение дошло до местного Совета судей, который просил ККС привлечь Омарова к дисциплинарной ответственности. Квалифколлегия лишила его мантии. Судья пытался оспорить решение в ВС, но дисциплинарная коллегия отказалась удовлетворить его жалобу. 13 апреля спор рассмотрит апелляционная коллегия ВС (дело № АПЛ21-2Д).

Коллегия по административным делам рассмотрит 13 споров. В том числе дело № АКПИ21-77. Заявители пытаются признать недействующим постановление правительства от 31 января 2020 года № 66, которое включило COVID-19 в список опасных для окружающих болезней. Согласно карточке дела, в истцах числится больше полутора тысяч человек. Они считают, что коронавирусом заразилось меньше людей, чем гриппом или ОРВИ, которых нет в списке опасных для окружающих болезней (см. «ВС принял иск ковид-диссидентов к властям»). 1 апреля ВС отклонил иск об отмене мер из-за COVID-19. Соистцами по делу тоже выступило более полутора тысяч человек.

Экономколлегия с 12 по 16 апреля рассмотрит 12 дел.

В 2008 году Александр Манайлов* устроился на работу в «Инвестгазпром». В этом же году работодатель дал ему 700 000 руб. взаймы под 2% годовых на покупку машины. Тот получил деньги и на третий день уволился. Тогда работодатель подал в суд. В 2015 году Заволжский райсуд взыскал с ответчика 700 000 долга и почти 93 000 руб. процентов. Вскоре после решения суда Манайлов продал машину и подарил жене земельный участок. Деньги он так и не выплатил, «Инвестгазпром» решил его обанкротить. В январе 2017-го АС Ульяновской области возбудил дело о несостоятельности. В третью очередь реестра суд включил требование «Инвестгазпрома» в размере 793 000 руб. – долг и проценты по займу. Финуправляющий оспорил сделки по дарению земли и продаже машины. Покупателя обязали вернуть сумму, деньги он отдал Манайлову, но тот не передал их в конкурсную массу. После этого банкротиться начал сам «Инвестгазпром», управляющим назначили Алексея Бормотова. В 2020 году суды завершили процедуру Манайлова и списали с него все долги. Суд не нашел доказательств того, что должник пытался уклониться от расчета с кредиторами. Бормотов оказался против, но обжаловать решение ему не удалось ни в апелляции, ни в кассации. Тогда он отправился в ВС. Экономколлегия решит, можно ли в таком случае не освобождать банкрота от долгов (дело № А72-18110/2016).

Антон Красников, партнер ЮК ЗАО «Сотби» , полагает, что ВС по делу Манайлова может обратить внимание нижестоящих судов на поведение должника, а именно – отвечает ли его поведение критериям добросовестности и целям потребительского банкротства.

В декабре 2015-го общество «Туполев» договорилось с авиакомпанией «РедВингс», что подготовит комплект технической документации почти за 4 млн руб. В июне 2017-го «Туполев» свои обязательства исполнил, а вот авиаперевозчик заплатил только 500 000 руб. Тогда общество обратилось в суд, чтобы взыскать недостающие 3,5 млн руб. и проценты за пользование чужими деньгами с июля 2017-го по день исполнения решения суда. «Туполев» выиграл в трех инстанциях. Тогда «РедВингс» обратился в Верховный суд. Авиакомпания посчитала, что не должна выплачивать проценты с 6 апреля 2020-го по 7 января 2021 года, так как относится к особо пострадавшим от коронавируса отраслям и на нее распространяется банкротный мораторий. На период его действия кредиторам не только нельзя инициировать несостоятельность должников, еще и есть запрет на финансовые санкции по обязательствам, которые возникли до введения моратория. Причем неважно, находится ли должник на грани банкротства. Кассационную жалобу изучил судья ВС Сергей Самуйлов и направил ее вместе с делом для рассмотрения коллегии по экономическим спорам (дело № А40-54774/2020).

Сергей Левичев, партнер, руководитель практики по банкротству АБ Павлова и партнеры считает, что исправление ошибок нижестоящих судов не входит в задачи ВС, но периодически высшей инстанции приходится этим заниматься, и это, по всей видимости, как раз тот случай. Левичев говорит, что, скорее всего, коллегия отменит решения судов, и без передачи дела на новое рассмотрение ВС вынесет новое решение.

Виталий Чернов* взял несколько кредитов в Газпромбанке. В 2016 году он решил, что за него долг банку вернет Фархат Саттуров*, а потом они рассчитаются между собой. Саттуров заплатил 17,8 млн руб. В апреле 2018-го Чернова признали банкротом, началась реализация его имущества. Финансовый управляющий решил оспорить переводы Газпромбанку от Саттурова. Он посчитал, что этими операциями банку оказано предпочтение в погашении требований по сравнению с другими кредиторами. Первая инстанция с этим согласилась и признала спорные переводы недействительными, а банк обязала вернуть в конкурсную массу 17,8 млн руб. Апелляция и кассация «засилили» решения, тогда банк пожаловался в ВС. В кассационной жалобе он отметил, что должник ему ничего не платил. Переведенные за Чернова 17,8 млн руб. – это деньги Саттурова. То есть конкурсная масса от этих переводов не пострадала. Экономколлегия ответит, оказано ли кредитору предпочтение, если долг за банкрота выплатило третье лицо (дело № А40-199320/2016).

Елена Меркуль, старший юрист ЮФ Нечаев и партнеры , полагает, что в этой ситуации речь идет не о предпочтительной сделке за счет имущества должника, а о платеже, который можно сравнить с выкупом третьим лицом долга у банка за счет собственных средств. По словам эксперта, на практике вероятность оспаривания такого платежа как сделки с предпочтением напрямую зависит от наличия обязательства третьего лица перед должником. Исполняя обязательство должника, третье лицо таким образом гасит свой долг перед ним. Следовательно, уменьшается дебиторская задолженность, на которую могли бы претендовать другие кредиторы. Такой платеж признается совершенным за счет имущества должника и может быть оспорен как сделка с предпочтением (дело № А76-26594/2015). Если же платеж третьего лица не изменил объем имущества должника или объем его обязательств, то нет оснований для его оспаривания как сделки с предпочтением (дела № А07-27906/2016, № А70-7722/2014).

«ВС, на мой взгляд, поддержит возможность погасить отдельные требования кредиторов в деле о банкротстве физического лица как до, так и после возбуждения дела о банкротстве, то есть отменит судебные акты о признании сделок недействительными» — комментирует Александра Улезко, руководитель группы по банкротству АБ «Качкин и Партнеры». По словам Улезко, ранее ВС уже высказывал общее мнение о том, что нельзя лишать кредиторов возможности хотя бы частично удовлетворить свои требования за счет погашения их третьими лицами (дела № 306-ЭС18-26294 и № А40-113580/2017).

Верховный суд рассмотрит 18 гражданских споров. Самые интересные из них.

13 февраля 2020 года Михаил Шеин* обратился к нотариусу из Пензы Евгению Терехову, чтобы заверить копии свидетельств о рождении детей. По тарифу в регионе за такие действия нотариусы берут 100 руб. за одну страницу, но в эту цену входят еще и правовые, и технические услуги. Они не нужны, поэтому нотариусу полагается 10 руб. за лист, как установлено в пп. 9. ч. 1 ст. 22.1 Основ о нотариате («Размеры нотариального тарифа»). Но нотариус заверять документы за эту цену не стал. Терехов обжаловал отказ в суде. Он просил обязать нотариуса удостоверить копии за 10 руб. за одну страницу. Первая инстанция сослалась на позицию Конституционного суда 2011 года (определение № 272-О-О) о том, что услуги правового и технического характера у нотариусов являются дополнительными. Суд решил, что навязать их нельзя, и иск удовлетворил (дело № 2-280/2020). Другого мнения оказалась апелляция. Она указала, что в определении КС от 2011 года речь идет о другом – о предоставлении таких услуг вне рамок нотариального действия. Исходя из этого, апелляция решила, что Терехов мог требовать оплаты правовых и технических услуг при удостоверении копий свидетельств о рождении. В иске суд отказал. Решение «засилила» кассация, тогда Шеин пожаловался в ВС (дело № 29-КГ21-1-К1).

Наталья Корнилевская, адвокат АК Бородин и Партнеры , говорит, что в подобных спорах ВС обращает внимание судов на определение КС от 2011 года № 272-О-О, согласно которому предоставляемые нотариусами услуги правового и технического характера по своей сути являются дополнительными и требуют согласия заявителя. Поэтому можно предположить, что коллегия отменит обжалуемые акты и оставит в силе решение районного суда о признании отказа нотариуса в совершении нотариального действия без оплаты услуг правового и технического характера незаконным, говорит Корнилевская.

У Дмитрия Шептухина* в 15 лет выявили хроническую болезнь почек. После этого он ежегодно обследовался и проходил лечение. Когда ему исполнилось 18 лет, ему как призывнику пришла повестка из военкомата. В указанное время Шептухин пришел на медицинское освидетельствование, призывная комиссия признала его годным с незначительными ограничениями. Его отправили в армию, но во время прохождения срочной службы парню стало плохо. Его госпитализировали и отправили на повторное освидетельствование. На этот раз врачи заключили, что он ограниченно годен. В итоге с военной службы его уволили. Тогда Шептухин обратился с иском к призывной комиссии. Суд он просил признать незаконным решение о его годности к службе и выплатить компенсацию морального вреда 500 000 руб., а еще расходы на юриста и оплату госпошлины. Он решил, что из-за неправильного определения его категории годности болезнь обострилась, а здоровье ухудшилось. Врачам, по его словам, он сообщал о хроническом заболевании, но значения этому они не придали. Первая инстанция решила, что у призывника было 3 месяца для обжалования решения призывной комиссии, но он этого не сделал. В то же время суд взыскал компенсацию морального вреда 100 000 руб., расходы на представителя 4 000 руб. и 300 руб. за оплату госпошлины, всего 104 300 руб. Апелляция заняла другую позицию: так как призывная комиссия не входит в организационную структуру Министерства обороны, то и не может «расплачиваться» за его ошибки. Суд отказал Шептухину в компенсации, в остальном решение оставил без изменения. Кассация поддержала. Тогда призывник пожаловался в ВС. Коллегия по гражданским делам решит, может ли военнослужащий взыскать компенсацию за ошибку призывной комиссии (дело № 67-КГ21-1-К8).

В коллегии по делам военнослужащих запланировано 7 споров, в том числе дело о крупном мошенничестве на закупках для Министерства обороны. Бывший начальник отдела планирования управления связи Вооруженных сил полковник Александр Шевченко, экс-гендиректор общества «403 Центральный ремонтный завод средств связи» Александр Морозов и совладелец ООО «Ибис» Игорь Дудин взялись поставить подведомственному Минобороны ОАО «Воентелеком» три партии запчастей и комплектующих для средств связи. Под видом нового оборудования они поставили старое и причинили ущерб государству на 147 млн руб. Московский гарнизонный военный суд приговорил Шевченко, Морозова и Дудина к лишению свободы на 7 лет, 7 лет и 5 лет соответственно. Приговор пересмотрит ВС (дело № 222-УДП21-9-К10).

Коллегия по уголовным делам на неделе рассмотрит 15 дел.

Сотрудники уголовного розыска Смоленска Павел Геращенко, Николай Смолин и Дмитрий Гузнов получили от наркоторговцев взятку 300 000 руб. за «общее покровительство». Сразу после передачи денег Геращенко, Смолина и Гузнова задержали. Суд признал троих виновными в получении взяток и распространении наркотиков (запрещенные вещества при обыске обнаружили и у самих сотрудников). Им назначили наказание от 7 до 10 с половиной лет лишения свободы. Приговор они попытаются обжаловать в ВС (дело № 36-УД18-3).

* Имена и фамилии изменены редакцией

Синченкова Анастасия

Материал  опубликован на сайте «Право.ру» 12.04.2021

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ