Новое в регулировании

Толкование законодательства о банкротстве

21 декабря 2017 г. было принято Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее – Постановление).

Напомним, что согласно нормам главы .2 Закона о банкротстве [1], вступившим в силу с 30.07.2017, контролирующие компанию лица несут субсидиарную (то есть, дополнительную) ответственность своим имуществом по долгам юридического лица, признанного банкротом, в следующих случаях:

1. действия контролирующего лица привели к невозможности полного погашения требований кредиторов, в частности если:

  • компания была доведена до банкротства действиями (бездействием) контролирующего лица;
  • причинен существенный вред имущественным правам кредиторов в результате совершения контролирующим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника;
  • утрачены документы должника, что существенно осложнило проведение процедур банкротства и поиск имущества, за счет которого должны осуществляться расчеты с кредиторами;
  • должник стал отвечать признакам неплатежеспособности не вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, однако после этого оно совершило действия и (или) бездействие, существенно ухудшившие финансовое положение должника.

2. если руководитель должника, ликвидатор, член ликвидационной комиссии не подали заявления о банкротстве должника в суд при наступлении соответствующей обязанности, на них может быть возложена субсидиарная ответственность по долгам юридического лица [2].

Под контролирующими лицами Закон о банкротстве понимает физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий. То есть, контролирующим лицом может быть признано судом любое лицо, определявшее действия должника вплоть до возбуждения дела о банкротстве, даже если формально такое лицо не было связано с компанией (не являлось учредителем, генеральным директором, главным бухгалтером и даже никогда не состояло в трудовых отношениях с юридическим лицом).

Постановление разъясняет указанные выше нормы законодательства о банкротстве и обобщает правовые позиции, сложившиеся в судебной практике в период действия более ранней редакции Закона о банкротстве, также предусматривающей ответственность контролирующих лиц [3].

Наиболее важные положения, которые необходимо учитывать в хозяйственной деятельности топ-менеджменту и бенефициарам компаний, приведены в настоящем обзоре:

1. Исключительный характер субсидиарной ответственности

Верховный Суд подчеркнул, что институт субсидиарной ответственности руководителей и иных контролирующих должника лиц является исключительным механизмом восстановления нарушенных прав кредиторов, поскольку конструкция юридического лица предполагает его имущественную автономность от своих участников, способность самостоятельно нести ответственность, а также наличие у его участников свободы в принятии деловых решений. Данное разъяснение призвано ограничить необоснованное привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих лиц и защитить разумные экономически обоснованные деловые решения топ-менеджмента компании.

2. Разъяснения в части оснований отнесения лиц к числу контролирующих должника

Приведены примеры осуществления лицами фактического контроля над должником, например, путем оказания реального воздействия на принятие сделок, изменивших экономическую и (или) юридическую судьбу должника. Контролирующим может быть признано лицо, извлекшее существенную (относительно масштабов деятельности должника) выгоду в виде увеличения (сбережения) активов, которая не могла бы образоваться, если бы действия руководителя должника соответствовали закону, в том числе принципу добросовестности. При этом установления формально-юридических признаков аффилированности лица с должником недостаточно для признания его контролирующим. Суду необходимо устанавливать степень вовлеченности лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, в процесс управления должником и проверять, насколько значительным было его влияние на принятие существенных деловых решений относительно деятельности должника.

3. Ответственность за неподачу заявления должника о собственном банкротстве

  • Постановление расширяет круг лиц, ответственных за неподачу заявления о банкротстве должника и указывает, что по смыслу закона помимо руководителя должника, ликвидатора, члена ликвидационной комиссии по данному основанию несут ответственность лица, которые являлись контролирующими, имели полномочия по созыву собрания для принятия решения об обращении в суд и знали о наступлении соответствующей обязанности по обращению в суд и непринятии предусмотренных законом действий уполномоченными лицами.
  • Руководитель может быть освобожден от ответственности за неподачу заявления о банкротстве на период, когда он добросовестно и разумно рассчитывал и прилагал необходимые усилия для преодоления финансовых трудностей компании в соответствии с разработанным им экономическим планом [4].
  • Постановлением предоставлена возможность руководителю должника ограничить свою ответственность путем публичного сообщения неограниченному кругу лиц о наступлении обязанности обратиться в суд с заявлением о банкротстве. [5] В этом случае руководитель не отвечает по обязательствам должника, возникшим после публикации данного сообщения.

4. Ответственность за действия (бездействие) контролирующего лица, которые привели к невозможности погашения требований кредиторов

  • Верховный суд вводит понятие «объективное банкротство», под которым понимается момент, в который должник стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе об уплате обязательных платежей, из-за превышения совокупного размера обязательств над реальной стоимостью его активов. В Постановлении конкретизируется, что контролирующее лицо несет ответственность за такие действия (бездействие), которые явились необходимой причиной банкротства должника, то есть те, без которых объективное банкротство не наступило бы. Указано, что при определении предпосылок наступления объективного банкротства должника необходимо учитывать не только последнюю инициируемую контролирующим лицом сделку или операцию перед критическим изменением финансового положения должника, но и всю совокупность сделок и других операций, совершенных под влиянием контролирующего лица.
  • Конкретизированы положения Закона об уменьшении размера субсидиарной ответственности. Он может быть снижен, если лицо докажет, что увеличению долговых обязательств компании помимо действий (бездействия) контролирующего лица способствовали также внешние факторы. Такими обстоятельствами являются, в частности, утрата товара в результате непреодолимой силы или неправомерный вывод активов должника другим контролирующим лицом.
  • Одной из новелл Постановления является возможность привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности в долях. В ситуации, когда несколько контролирующих лиц действовали независимо друг от друга и действий каждого из них было недостаточно для наступления банкротства должника, но в совокупности такая деятельность привела к невозможности удовлетворения требований кредиторов, данные контролирующие лица привлекаются к субсидиарной ответственности пропорционально размеру причиненного им вреда. Если действий каждого из контролирующих лиц было достаточно для наступления признаков банкротства должника, такие лица отвечают по обязательствам должника солидарно.

Поскольку Постановление содержит ряд правовых позиций, которые были сформированы в судебной практике до внесения в Закон о банкротстве главы .2, многие положения рассмотренного в настоящем обзоре документа актуальны применительно к действиям контролирующих лиц, совершенным до 30.07.2017. Таким образом, необходимо учитывать разъяснения Постановления при принятии управленческих решений и планировании хозяйственной деятельности.

[1] См. гл. III.2 «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве» Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), а также обзор изменений законодательства о банкротстве в части привлечения к ответственности контролирующих лиц — https://www.kachkin.ru/blog/izmeneniya-zakonodatelstva-obankrotstve-v-chasti-privlecheniya-k-otvetstvennosti

[2] Согласно п. 1 ст. 9 руководитель должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в случае, если: 1) удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами; 2) органом должника, уполномоченным в соответствии с его учредительными документами на принятие решения о ликвидации должника, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника; 3) органом, уполномоченным собственником имущества должника — унитарного предприятия, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника; 4) обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника; 5) должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества; 6) имеется не погашенная в течение более чем трех месяцев по причине недостаточности денежных средств задолженность по выплате выходных пособий, оплате труда и другим причитающимся работнику, бывшему работнику выплатам в размере и в порядке, которые устанавливаются в соответствии с трудовым законодательством.

[3] См. ст. 10 Закона о банкротстве, утратившей силу с 30.07.2017.

[4] Ранее данный вывод был сформулирован, в частности, в определении Верховного Суда РФ от 20.07.2017 № 309-ЭС17-1801 по делу № А50-5458/2015, письме ФНС России от 29.11.2017 № СА-4-18/24213 «О направлении обзора судебных актов».

[5] В соответствии с п. 1 ст. 30 Закона о банкротстве в случае возникновения оснований, влекущих не только обязанность, но и право должника подать заявление о банкротстве, руководитель должника обязан включить сведения о наличии таких обстоятельств в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц в течение десяти рабочих дней с даты, когда руководителю стало или должно было стать известно об их возникновении, а также в разумный срок предпринять все зависящие от него разумные необходимые меры, направленные на предупреждение банкротства должника.

Скачать PDF

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер, Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер, Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ