Комментарии в СМИ

«Бенефициар без номинала»

Руководитель группы по банкротству «Качкин и Партнеры» Александра Улезко отмечает, что привлечь к ответственности фактического бенефициара, который не входит в состав органов управления должника, довольно сложно, поскольку это упирается в вопрос доказывания его возможности определять действия должника.

Апелляция приняла жалобу предпринимателя Игоря Белявского, которого привлекли к субсидиарной ответственности как бенефициара ресторана, де–юре ему не принадлежащего. Потому что он сам об этом рассказывал.

В 2016 году ООО «22.13» признали банкротом, в следующем году конкурсный управляющий просил привлечь к субсидиарной ответственности в размере 20 млн рублей Ирину Парфенову, которая начиная с 2010 года была единственным участником и директором этой компании. Еще через год к субсидиарной ответственности попросили привлечь Игоря Белявского как конечного бенефициара «22.13», хотя юридически оформленных отношений у него с этой компанией не было.

Представитель Парфеновой старший партнер адвокатского бюро «Торн» Александр Погорелов заявил суду, что его клиентка была номинальным руководителем и компанией не управляла. В обоснование своей позиции представители Парфеновой привели в том числе материалы из открытых источников, где Игорь Белявский позиционирует себя как фактического руководителя группы Global Point Family, в которую наравне с рестораном «22.13» входили рестораны «Счастье», «Барбареско», «Американо», «Фанки Китчен». «Это подтверждает тот факт, что именно Белявский не только являлся фактическим руководителем ООО «22.13», контролирующим должника, и определял его поведение, но и сам не скрывал этого в медийном пространстве», — отмечает Погорелов. Кроме того, в арбитраж были представлены заверенные объяснения свидетелей о том, что именно Белявский являлся фактическим руководителем компании–должника.

Арбитражный суд Санкт–Петербурга и Ленобласти не стал привлекать Парфенову, но привлек Белявского. При этом вопрос о размере субсидиарной ответственности не был рассмотрен.

Пока судебная практика еще не выработала алгоритм доказывания привлечения/непривлечения бенефициаров, чья связь с компанией–должником не очевидна, к субсидиарной ответственности, отмечает адвокат Погорелов. Игорь Белявский указывает в жалобе, что был ресторанным консультантом, а значит, не может и не должен нести имущественную ответственность по обязательствам компании «22.13».

Руководитель группы по банкротству «Качкин и партнеры» Александра Улезко считает довольно неожиданным отказ первой инстанции в привлечении к субсидиарной ответственности именно Парфеновой: «Такое решение не соотносится со сложившейся судебной практикой. Суд отказал в привлечении к ответственности номинального руководителя по причине неисполнения им фактически своих функций, а не возложения ответственности на фактического бенефициара. Привлечь к ответственности фактического бенефициара, который не входит в состав органов управления должника, довольно сложно, поскольку это упирается в вопрос доказывания его возможности определять действия должника. Тем не менее в последнее время такая практика начала складываться не только по громким делам».

Дмитрий Маракулин

Материал опубликован в газете «Деловой Петербург» № 040 от 26.03.2019

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ