Блог

Допустим ли перевод долга внутри группы в преддверии банкротства?

Об этом в своем блоге рассуждает руководитель группы по банкротству «Качкин и Партнеры» Александра Улезко.

23 мая будет рассмотрен обособленный спор о признании недействительными сделок в деле о банкротстве ООО «ЖК-Ресурс» (определение ВС РФ от 22.04.2019 № 305-ЭС19-924 (1, 2), судья Корнелюк Е. С.). По сути речь идет о переводе долга перед Банком с одной несостоятельной компании на другую, более финансово-устойчивую. Процесс перевода долга произошел по следующей схеме:

  1. Банк изначально имел право требования к компании АО «Алеутстрой» по нескольким кредитным договорам, финансовое положение которой было явно неустойчивым.
  2. После того как стало очевидным, что АО «Алеутстрой» не сможет исполнить свои обязательства, появилась компания ООО «ЖК-Ресурс», входящая в группу компаний с АО «Алеутстрой», которая непосредственно до возбуждения в отношении нее дела о банкротстве и сразу после этого взяла в Банке несколько целевых кредитов и выкупила долги компании АО «Алеутстрой» перед Банком, расплатившись кредитными средствами.
  3. В итоге банк стал кредитором ООО «ЖК-Ресурс» по кредитному договору, а ООО «ЖК-Ресурс» — кредитором АО «Алеутстрой» в результате покупки права требования к АО «Алеутстрой» у банка.

Конечно, кредиторам и конкурсному управляющему ООО «ЖК-Ресурс» это не понравилось, поскольку, не будь данной цепочки сделок, у ООО «ЖК-Ресурс» не было бы Банка в качестве кредитора (кстати, по части требования – текущего), при этом актив в виде права требования к аффилированной компании-банкроту выглядит сомнительным, поскольку под вопросом в принципе нахождение такого кредитора в реестре в плане субординации этого требования.

В этом деле хотелось бы увидеть выводы Верховного Суда РФ вот по каким вопросам.

Суд первой инстанции в деле ООО «ЖК-Ресурс» (определение АС Московской области от 13.06.2018 по делу № А 41-97272 / 15) ограничился формальным указанием на то, что «заявителем не доказана как неплатежеспособность и недостаточность имущества у должника на момент совершения оспариваемой сделки, так и наличие соответствующих сведений у ПАО «ТРАНСКАПИТАЛБАНК». При этом из самой нормы п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве следует, что неплатежеспособность или недостаточность имущества являются лишь одним из обстоятельств, при которых предполагается цель причинения вреда кредиторам. То есть, наличие этой цели может быть установлено любыми средствами доказывания, но об этом Верховный суд РФ уже высказывался, в частности в определении от 12.03.2019 № 305-ЭС17-11710 (4) по делу о банкротстве АО «СУ-83 Мосфундаментстрой».

Интересно вот что. В развитие вопроса об осведомленности банка о финансовом состоянии должника в определении о передаче дела в коллегию судья Корнелюк Е. С. приводит как заслуживающие внимания доводы жалобы о том, что «о финансовом состоянии должника и общества «Алеутстрой» банк был осведомлен надлежащим образом, так как данные общества имели открытые счета в банке, являлись его клиентами». То есть, Верховным судом РФ будет рассмотрено, может ли в принципе банк говорить о том, что он не знал об обстоятельствах неплатежеспособности и недостаточности имущества компании-контрагента, если только со стороны последней не имели место обман и предоставление недостоверных сведений и документов.

При этом, на мой взгляд, здесь речь должна идти не о том, был ли открыт счет в данном банке у должника, а о том, что банк в силу распространяющихся на него специальных правил должен проверять финансовое состояние заемщика (см., например, Положение о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, ссудной и приравненной к ней задолженности» (утв. Банком России 28.06.2017 № 590-П). Об этом высказался Верховный суд РФ и в известном деле АО «Национальный банк «Траст» (определение ВС РФ от 05.03.2019 № 305-ЭС18-15540). И такие рассуждения приводят нас к тому, что банки не могут в принципе ссылаться не только на свою неосведомленность о признаках неплатёжеспособности и недостаточности имущества должника при оспаривании сделок, но и не могут привлекать к ответственности контролирующих лиц за неподачу заявления о признании должника банкротом (ст. 61.12 Закона о банкротстве), так как банк не может относиться к лицам, которые не могли знать о том, что на момент вступления в правоотношения с должником были основания для подачи заявления о признании должника банкротом (если, конечно, не имел место умышленный обман со стороны контрагента).

Правда, суд апелляционной инстанции в деле ООО «ЖК-Ресурс» (постановление 9ААС от 29.08.2018 по делу № А41-97272/15) указывает, что в бухгалтерской документации должника сведения о финансовых затруднениях компании отсутствовали. И тем не менее, как мне кажется, тот факт, что банк должен проверять не только бухгалтерскую документацию должника, а может и должен запрашивать любые сведения, необходимые для проверки финансового состояния компании и оценки кредитного риска, имеет важное значение.

Хотелось бы также, чтобы Верховный Суд РФ высказался относительно значения общности экономических интересов и выгоде при совершении сделок группой компаний. Суд кассационной инстанции в рассматриваемом деле (постановление АС Московского округа от 30.11.2018 по делу № А 41-97272 / 15) указывает: «оспариваемые кредитные договоры были заключены в целях приобретения прав требования банка к акционерному обществу «Алеутстрой», входящего в одну группу лиц с должником, в связи с чем предполагается заключение оспариваемых сделок с общей экономической целью для данной группы лиц». Однако такое структурирование отношений внутри группы компаний, на мой взгляд, не является обычной практикой, совершаемой к выгоде компаний группы и их кредиторов (не только банка) и отличается от ситуации заключения обеспечительных сделок. Между переводом долга и получением кредита с обеспечением в виде поручительства нельзя поставить знак равенства. В деле о банкротстве ООО «Гарант-Строй» (определение Верховного Суда РФ от 15.02.2019 № 305-ЭС18-17611) суд делает вывод, что «принятие в обеспечение нескольких поручительств от входящих в одну группу лиц, имущественных масс каждого из которых недостаточно для исполнения обязательства, но в совокупности покрывающих сумму задолженности, является обычной практикой, структурирование отношений подобным образом указывает на разумный характер поведения кредитора». При переводе долга такая выгода для группы совсем не очевидна и ее необходимо раскрывать перед судом, чего, видимо, в деле ООО «ЖК-Ресурс» сделано не было.

В другом деле с похожей фабулой (предоставление кредита банком для выкупа заемщиком задолженности другой компании, входящей с ним в группу, перед тем же банком) судья Капкаев Д. В. (определение Верховного Суда РФ от 27.06.2018 № 309-ЭС18-3920) отказал в передаче кассационной жалобы на рассмотрение коллегии и поддержал отказ в признании сделок недействительными, мотивировав это следующим: «взаимосвязанные сделки (кредитные договоры, договор уступки) заключены для финансирования модернизации производства должника в рамках группы лиц, действующих с единой целью. Неплатежеспособность должника на момент заключения договора уступки не доказана, при этом заключение спорной сделки фактически освобождало должника от выплаты процентов и неустойки как поручителя и залогодателя по кредитному договору за общество «ОТК». То есть, в данном случае при отсутствии цепочки сделок должник все равно отвечал бы перед банком как поручитель и залогодатель, при этом в большем объеме c учетом штрафных санкций, которые были бы начислены. Суд кассационной инстанции (постановление АС Уральского округа от 20.12.2017 № Ф 09-9023 / 16 по делу № А 71-9861 / 2015), отказывая в признании сделки недействительной, подробно рассматривал выгоду группы компаний от выданного кредита, обеспеченного залогом и поручительством должника. Но, на мой взгляд, большой вопрос, можно ли менять долговую нагрузку компаний внутри группы по кредитным договорам в преддверии банкротства, даже если заключение кредитных договоров и обеспечительных сделок было выгодно кредиторам изначально.

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер, Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер, Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ