Комментарии в СМИ

«Единственное жилье должника: Верховный суд разъяснит правила выселения и размена»

Александра Улезко, адвокат, руководитель группы по банкротству АБ «Качкин и Партнеры» комментирует ситуацию с выселением несостоятельного должника из единственной квартиры.

Можно ли выселить несостоятельного должника из единственной квартиры, если это не элитное жилье, а обычная небольшая «двушка»? Кредиторы одного из банкротов решили так и сделать, а взамен 40-метровой квартиры дать человеку 20-метровую. Ведь семьи у должника нет, а сам он по этому адресу не живет. Суды во мнениях разделились: первая инстанция встала на сторону банкрота, апелляция и кассация приняли решение в пользу кредиторов. А потом дело попало в ВС.

В мае 2018 года Дмитрия Стружкина признали банкротом и назначили реализацию имущества. Из конкурсной массы суд исключил единственное жилье должника, двухкомнатную квартиру (40 кв. м) в центре Ижевска. Это решение кредиторы пытались оспорить, потому что посчитали жилье слишком большим. У Стружкина нет на иждивении детей, он не женат, в квартире фактически не жил, поэтому ему хватило бы помещения поменьше. Спустя почти два года, в сентябре 2019-го, на собрании кредиторы решили, что один из них предоставит должнику взамен квартиру в два раза меньше (19,8 кв. м), но в другом районе, не в центре, стоимостью 850 000 руб. При этом двухкомнатную квартиру должника оценили от 1,6 до 2,2 млн руб. Разницу в стоимости планировали пустить на расчет с кредиторами.

Должник пожаловался в Арбитражный суд Удмуртской Республики, посчитав, что решение собрания кредиторов нарушает его имущественные права. Он указал, что единственное жилье имеет «иммунитет» и его нельзя реализовать. Первая инстанция не согласилась с кредиторами, что двухкомнатную квартиру можно признать «роскошной», она не превышает минимальный разумный размер обеспеченности граждан, проживающих в республике. Заявление Стружкина суд удовлетворил в полном объеме.

Апелляция оказалась другого мнения. Суд посчитал, что норма жилплощади установлена в размере 13,3 кв. м на одного человека (ст. 50 ЖК), поэтому квартира на замену не нарушает имущественные права должника. Она находится в пределах города, в нескольких минутах от остановок транспорта. Суд согласился с кредиторами, что должника обеспечат необходимыми условиями, а кредиторы получат расчет. Позже решение «засилил» суд округа.

Тогда Стружкин обратился в Верховный суд, указав, что из-за подхода апелляции и кассации к разрешению спора он фактически лишился единственного жилья. По его мнению, суды неправильно применили нормы ст. 446 ГПК (имущество, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам). Она не содержит ориентиров для определения жилья как разумно достаточного. Судья ВС Денис Капкаев, рассмотрев кассационную жалобу, решил направить ее вместе с делом на рассмотрение в экономколлегию (дело №309-ЭС20-10004), заседание назначено на 22 октября.

Суды занимают противоположные позиции по приобретению должнику другого жилья, считает Евгений Зубков из Инфралекс . Некоторые проявляют гибкость, полагая, что единственная дорогостоящая недвижимость не может оставаться «неприкосновенной». Как правило, суды разрешают реализовать единственное жилье, если оно более 100 кв. м, говорит Александра Улезко, руководитель группы по банкротству АБ Качкин и Партнеры. Например, по делу № А60-56649/2017 суд разрешил включить в конкурсную массу пятикомнатную квартиру (147,3 кв. м). Другие же суды исходят из того, что «исполнительский иммунитет» в отношении единственного жилья абсолютный, поэтому купить дом «попроще» нельзя. Например, 16-й ААС по делу № А63-12876/2017.

Зачастую суды ссылаются на отсутствие законодательно закрепленного механизма реализации предоставления альтернативной недвижимости, говорит Антон Красников, партнер ЮК ЗАО «Сотби» . Хотя еще в 2003 году Конституционный суд в Определении № 456-О призвал законодателя конкретизировать регулирование, установленное ст. 446 ГПК (имущество, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам), и установить более четкие критерии жилого помещения должника, на которое нельзя обратить взыскание. Но законодатель оставил замечания КС без должного внимания, полагает Зубков. Законопроект вносился на рассмотрение Госдумы, но его отклонили.

По словам Зубкова, определение, которое вынесет коллегия по экономическим спорам по делу Стружкина, станет некоторым ориентиром для нижестоящих судов по аналогичным делам. С этой позицией не согласна Улезко. «Не думаю, что дело Стружкина внесет какую-то ясность в вопрос обращения взыскания на единственную квартиру. Важно, чтобы спор не свелся лишь к тому, чтобы ВС пресек практику приобретения должнику «альтернативного» жилья» — говорит адвокат, руководитель группы по банкротству АБ «Качкин и Партнеры» Александра Улезко.

По мнению Зубкова, вопрос должен решаться на законодательном уровне. Нормы также должны включать в себя и территориальное расположение нового помещения. Улезко полагает, что нельзя установить «универсальные правила на все случаи жизни». Все должно определяться индивидуально. Например, в зависимости от того, в каком регионе работает должник и работает ли вообще, где живет его семья и где он проживал в течение нескольких лет до банкротства. В данном споре, отмечает Улезко, должник не жил в спорной квартире. Экономколлегия ВС, быть может, найдет баланс интересов кредиторов и права должника на единственное жилье, заключил Красников.

Анастасия Синченкова

Материал опубликован на сайте «Право.ру» 29.09.2020

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ