Блог

Кредитор исключен из ЕГРЮЛ – исключать его требование из реестра требований или проводить процедуру банкротства, не учитывая его требование и размер его голосов на собрании?

На этот вопрос пытается в своем блоге ответить Александра Улезко, старший юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры».

Фабула дела: Кредитор (назовем его «Кредитор А»), требования которого включены в третью очередь реестра требований кредиторов должника и составляют более 70 % требований всех кредиторов третьей очереди, ликвидирован по требованию уполномоченного органа, добровольно или по иным основаниям и исключен из ЕГРЮЛ. Правоспособность Кредитора А, очевидно, прекратилась, и голосовать на собрании кредиторов он не может. Кредиторы, у которых в совокупности менее 30% требований, не могут принимать решения на собрании. При этом даже повторно созванное собрание без Кредитора А будет неправомочно, поскольку на нем присутствуют кредиторы, обладающие менее 30% от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, включенных в реестр.

Возникает вопрос: подавать заявление в суд об исключении требований Кредитора А из реестра требований кредиторов должника или просто не учитывать требования этого кредитора при определении кворума на собрании кредиторов? Как известно, в процедурах банкротства нередко счет идет на минуты — кто раньше подал в суд, предъявил требование, инициировал собрание кредиторов и т.д., тот и получил свои «кровные». Например, кредитор c правами требования к должнику более 50% исключен из ЕГРЮЛ как недействующее юридическое лицо и первыми это заметили другие кредиторы, у которых вследствие этого появилась возможность принимать нужные им решения на собрании кредиторов и «развернуть» процедуру, пока в реестр не включился правопреемник исключенного из ЕГРЮЛ кредитора (странная ситуация, но она имела место в реальном деле о банкротстве).

Судебная практика по данному вопросу достаточно противоречивая.

С одной стороны,  исключение из реестра требований кредиторов Кредитора А будет противоречить порядку пересмотра вступивших в законную силу судебных актов и принципу обязательности судебных актов, гарантированному ст. 16 АПК РФ. Возможность исключения требования из реестра требований кредиторов, предусмотренная п. 6 ст. 16 Закона о банкротстве, реализуется в исключительных случаях, в частности, в результате отмены судебного акта, на основании которого требование было включено в реестр, признания недействительным решения налогового органа о взыскании недоимки, в случае замены кредитора, по заявлениям кредиторов об исключении их собственных требований из реестра кредиторов (п. 8 постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).  При этом сама по себе ликвидация кредитора не препятствует проведению процедуры конкурсного производства и является основанием для ее проведения без участия такого кредитора с соответствующим пересчетом голосов.  Такую логику можно встретить, например,  в постановлении Федерального арбитражного суда поволжского округа 10.04.2012 № 12-25918/2009, постановлении Восьмого арбитражного апелляционного суда от 02.09.2010 № 08АП-5574/2010, постановлении Третьего арбитражного апелляционного суда от 15.05.2009 № А33-5801/2008к3-03АП-1481/2009.

С другой стороны, можно рассуждать иначе. Отсутствие в Законе о банкротстве прямого указания на такое основание для исключения требований кредитора из реестра, как исключение его из ЕГРЮЛ и прекращение правоспособности, не может быть убедительным основанием для отказа суда в удовлетворении заявления об исключении требований кредитора из реестра должника, поскольку в подобной ситуации это означало бы невозможность проведения собрания кредиторов (в случае наличия у ликвидированного кредитора наибольшего числа голосов на собрании), принятия на нем решений, относящихся к исключительной компетенции собрания и, в конечном счете, проведения самой процедуры банкротства. Некоторые суды поддерживают невозможность проведения собрания кредиторов до исключения ликвидированного кредитора из реестра. Такие выводы содержатся, например, в постановлении Шестого арбитражного апелляционного суда от 12.09.2011 № 06АП-3536/11, определении Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.03.2013 по делу № А56-42089/2010.

В моем понимании, оба варианта действий являются не только  вполне приемлемыми, но могут и должны реализовываться параллельно. Если признать, что кредитора можно исключить из реестра, тогда  до рассмотрения судом соответствующего заявления в реестре будут находиться требования лица, не обладающего правоспособностью. Конкурсный управляющий со ссылкой на соответствующую судебную практику будет уклоняться от проведения собраний, ведь в силу ст. 16 Закона о банкротстве собрание правомочно, только если присутствуют кредиторы и уполномоченные органы, обладающие более 50% всех требований, включенных в реестр. Формально требования Кредитора А из него не исключены. В то же время, если никто из участвующих в деле о банкротстве лиц с заявлением об исключении не обращается либо требуется оперативное решение вопросов по процедуре на собрании кредиторов, такое собрание должно быть проведено. Применять буквальное толкование нормы Закона о банкротстве об определении кворума на собрании в данном случае абсурдно, поскольку учет «мертвых душ» при проведении процедур банкротства не имеет ничего общего с общим смыслом Закона о банкротстве.

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер, Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер, Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ