Комментарии в СМИ

«Метод АСВ. Собственники МБСП получат свои деньги одними из первых»

Юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Анна Васильева комментирует  дело о банкротстве банка.

Сергей и Татьяна Бажановы, бывшие руководители Международного банка Санкт-Петербурга (МБСП), через суд восстановлены в реестре кредиторов первой очереди своего же банка, проходящего через процедуру банкротства. Банкиры требуют вернуть им как вкладчикам-физлицам почти 1 млрд рублей, застрявших на банковских счетах. АСВ, которое санирует банк, пока не может оспорить решение суда. Закон должен в первую очередь защищать интересы независимых кредиторов банка, а не его собственников, указывают юристы.

В 13-м апелляционном арбитражном суде 1 февраля состоится рассмотрение апелляционных жалоб Агентства по страхованию вкладов (АСВ) и конкурсного кредитора ООО «БЦ «Глобус» на определение суда первой инстанции от 26 октября 2020 года, вынесенное в рамках дела о банкротстве АО «Международный банк Санкт-Петербурга». Тогда суд восстановил экс-владельца и экс-председателя правления банка Сергея Бажанова и его супругу Татьяну (она была вице-президентом и членом совета директоров банка) в реестре кредиторов первой очереди. Общая сумма требований супругов Бажановых как вкладчиков-физлиц составляет почти 1 млрд рублей: 406,5 млн рублей у Сергея Бажанова и 581,2 млн рублей у Татьяны Бажановой.

Это уже второе появление Сергея и Татьяны Бажановой в реестре кредиторов. Впервые они были включены туда в апреле 2019 года, в период работы временной администрации банка. Ее функции после отзыва у банка лицензии с 31 октября 2018 года, в соответствии с приказом ЦБ РФ, выполняли сотрудники Банка России. А через год, после признания банка банкротом и введения конкурсного производства, конкурсный управляющий, которым также стало АСВ, пересмотрел решение своих коллег и исключил требования супругов Бажановых из реестра кредиторов. Те оспорили действия конкурсного управляющего в арбитраже. Судья Буткевич минувшей весной встала на сторону бывших банкиров. Такое решение не устроило АСВ и конкурсных кредиторов-юрлиц, поэтому они обжаловали его в суде апелляционной инстанции.

В то же время на имущество семьи Бажановых каких-либо арестов не наложено как в рамках уголовного дела, так и в рамках дела о банкротстве. Кредиторы тщетно пытаются убедить АСВ предпринять для этого активные действия, в частности обратиться с заявлением о привлечении Бажановых к субсидиарной ответственности, что позволило бы арестовать имущество, включая денежные средства. В противном случае у супругов Бажановых появится уникальная возможность получить из конкурсной массы собственного банка одну из самых крупных выплат (речь идет о сумме до 1 млрд рублей).

ОЧЕРЕДЬ ЗА ДЕНЬГАМИ

По данным отчета АСВ, на 30 ноября 2020 года требования кредиторов к МБСП составляли 22,258 млрд рублей, в том числе требования кредиторов первой очереди — 18,536 млрд рублей, третьей очереди — 3,721 млрд рублей и зареестровые требования — 825,6 млн рублей.

«Включение в реестр кредиторов первой очереди столь значительной суммы, как 1 млрд рублей, существенно понижает шансы на возврат денег для кредиторов-юрлиц, участников реестра третьей очереди и зареестровых кредиторов. Также уменьшится доля погашений в пользу остальных вкладчиков-физлиц», — поясняет партнер юридической фирмы «Апелляционный центр» Владимир Полуянов.

Из материалов дела следует, что основанием для решения АСВ об исключении Сергея и Татьяны Бажановых из реестра кредиторов стало «отсутствие обязательств в указанном размере, подлежащих включению в реестр». При вынесении решения АСВ указало на взаимосвязь банкиров-кредиторов с банком и «наличие признаков искусственного формирования остатков на его счетах».

По мнению конкурсного управляющего, отказ «контролирующих банк лиц» Сергея и Татьяны Бажановых «от истребования вкладов» (хотя они могли сделать это в любой момент) не что иное, как «форма финансирования банка», которая позволила ему продолжить работу, в том числе по приему вкладов от населения.

«В этом случае все риски по утрате компенсационного финансирования ложатся на самих банкиров. Требования о возврате этих денег не могут быть противопоставлены требованиям независимых кредиторов. Они подлежат удовлетворению в очередности, предшествовавшей распределению ликвидационной квоты», — уверен конкурсный управляющий.

«В данном случае речь идет о субординации требований, то есть о возможности понизить банкиров в очереди на возврат денег», — поясняет юрист корпоративной и арбитражной практики адвокатского бюро «Качкин и Партнеры» Анна Васильева.

КРАСНАЯ ТРЯПКА ДЛЯ СУДА

Раньше суды по-разному решали вопрос о возврате денег лицам, которые контролировали бизнес. «Были дела, когда просто отказывали во включении в реестр таким кредиторам или указывали, что их требования будут удовлетворены в последнюю очередь», — вспоминает Анна Васильева.

«До 2020 года сам термин «контролирующее должника лицо» был «красной тряпкой» для судов. Практика складывалась далеко не в пользу этих лиц», — подтверждает старший партнёр коллегии адвокатов Pen & Paper Валерий Зинченко.

В 2020 году президиум Высшего суда РФ утвердил Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц.

«Согласно новым правилам, требования аффилированных и контролирующих бизнес лиц о возврате им компенсационного финансирования (то есть денег, предоставленных в ситуации имущественного кризиса для его преодоления) подлежат субординации», — рассказывает руководитель практики разрешения споров и банкротства Maxima Legal Сергей Бакешин.

А БЫЛ ЛИ КРИЗИС?

Основной причиной, по которой суд первой инстанции вынес решение по данному делу в пользу супругов Бажановых, по мнению Анны Васильевой, стало то, что не был установлен именно компенсационный характер предоставленного ими финансирования.

«Это произошло из-за формального подхода суда к делу. Хотя временная администрация МБСП нашла признаки вывода активов из банка, суд первой инстанции не попытался проанализировать источник происхождения финансов, которые Бажановы вносили в истребуемые вклады», — считает Владимир Полуянов. Кроме того, суд первой инстанции настаивал, что Сергей и Татьяна Бажановы вплоть до даты отзыва лицензии у банка не знали об имущественном кризисе и возможном предстоящем банкротстве банка. «Для руководителей организации это как минимум странно», — говорит Владимир Полуянов.

«В данном случае речь идет не о том, знали ли контролирующие лица об имущественном кризисе на момент предоставления финансирования, а о том, что суд установил отсутствие такого кризиса на момент заключения договоров банковского вклада и до момента отзыва лицензии», — уточняет Анна Васильева. При этом, по ее словам, нужно принимать во внимание не только наличие кризисной ситуации на момент предоставления финансирования, но и то, как развивались события дальше. «Этот вопрос не в полной мере исследован судом первой инстанции», — говорит Анна Васильева.

Еще в июле 2020 года суд кассационной инстанции, отменяя одно из определений в деле МБСП, указал, что «члены правления банка и его руководящий состав не могли не знать действительного финансового положения должника в 2018 году». В 2018 году в банке шла проверка ЦБ РФ, были доначислены значительные резервы и в результате отозвана лицензия. Именно в 2018 году состоялось внесение вкладов супругами Бажановыми на сумму 400 млн рублей. Остальные 600 млн рублей были внесены в 2017 году. Помимо этого, согласно отчету о финансовых результатах, у банка уже в 2016 году был чистый убыток в размере 1,4145 млрд рублей.

По мнению Сергея Бакешина, именно супруги Бажановы, а не конкурсный управляющий, должны доказывать, что спорные вклады не являлись компенсационным финансированием. «Если у кого-то есть разумные сомнения в том, что финансирование, предоставленное банку контролирующим лицом, было компенсационным, опровергать эти сомнения должны те, кто эти деньги давали», — подчеркивает Сергей Бакешин.

«Сложно предсказать, к каким выводам придет суд апелляционной инстанции», — говорит Анна Васильева. Она отмечает, что доводы контролирующих банк лиц, отраженные в решении суда первой инстанции, довольно хорошо проработаны, а само определение аргументировано. «Однако доводы конкурсного управляющего также заслуживают внимания. Это значит, что позиция суда все-таки не является однозначной», — говорит она.

РУКОВОДИТЕЛЬ ПРОХОДИТ В КОНЕЦ ОЧЕРЕДИ

Юристы указывают, что закон «О банкротстве» защищает в первую очередь независимых кредиторов, которые не участвовали в управлении бизнесом. Одним из возможных вариантов продолжения тяжбы между независимыми кредиторами и АСВ с одной стороны и экс-руководителями МБСП с другой юристы считают подачу конкурсным управляющим заявления о привлечении супругов Бажановых к субсидиарной ответственности.

«Если их привлекут к ответственности за то, что довели банк до банкротства, они не смогут удовлетворить свои требования наравне с требованиями других кредиторов», — поясняет Анна Васильева. «Вероятность подачи такого заявления довольно велика», — соглашается Валерий Зинченко.

«Сложность состоит в том, что при банкротстве банка такое заявление может быть подано только конкурсным управляющим, то есть АСВ», — отмечает Владимир Полуянов. «То, что оно еще не подано, может означать две вещи. Первая: АСВ собирает материалы, необходимые для обоснования субсидиарной ответственности (и время на подачу заявления у них еще есть). Вторая: АСВ не видит оснований для привлечения банкиров к ответственности», — рассуждает Анна Васильева. Второй вариант сомнителен. Достаточно вспомнить, что на днях Следственный комитет заочно обвинил Сергея Бажанова в фальсификации финансовых документов учета и отчетности финансовой организации (ст. 172.1 УК РФ). «В такой ситуации отсутствие оснований для субсидиарной ответственности кажется маловероятным», — говорит Владимир Полуянов.

Кредиторы же, в свою очередь, недоумевают, почему такое заявление до сих пор не подано: уже 3 февраля 2021 года Бажановы смогут получить из своего банка 350 млн рублей, а аресты на их счета до сих пор не наложены. В такой ситуации бездействие АСВ нельзя оправдать одной лишь подготовкой документов, считают кредиторы МБСП.

СПРАВКА «НОВОГО ПРОСПЕКТА»:

Международный банк Санкт-Петербурга создан в 1989 году. Тогда он назывался Ленмебельбанк. Затем он был переименован в Петербургский лесопромышленный банк. Свое настоящее название он получил в 1999 году, после того как его приобрел Сергей Бажанов. Банк являлся участником системы страхования вкладов с 2004 года. По данным ЦБ РФ, на 1 октября 2018 года банк занимал 116-ю позицию в рейтинге банковской системы страны.

31 октября 2018 года ЦБ отозвал у МБСП лицензию: регулятор выявил в балансе банка «дыру» размером в 15,5 млрд рублей. Тогда, в 2018 году, причиной плачевного положения дел в банке ЦБ РФ назвал «использование рискованной бизнес-модели», из-за которой на балансе кредитной организации «образовался значительный объем проблемных активов», что привело к «полной утрате банком собственных средств». До этого ЦБ РФ, по его собственному заявлению, дважды в течение года применял в отношении МБСП «меры надзорного воздействия», в том числе вводил ограничения на привлечение денежных средств населения. Но «руководство и собственники банка не предприняли эффективных действий» для нормализации его деятельности.

В результате через год, 3 октября 2019 года, арбитражный суд Петербурга и Ленобласти признал МБСП банкротом и ввел в отношении него процедуру конкурсного производства. Как указано в материалах дела, конечным бенефициаром банка является Сергей Бажанов, он владеет 92,28% голосующих акций компании.

Ольга Вильде

Материал  опубликован на сайте «Новый Проспект» 28.01.2020

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Анна Васильева

Адвокат
Юрист корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Анна Васильева

Адвокат
Юрист корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ