Комментарии в СМИ

«На финишной прямой. «Севкабель» начал массовые увольнения персонала»

Александра Улезко, адвокат, руководитель группы по банкротству АБ «Качкин и партнеры», комментирует подробности процедуры банкротства завода «Севкабель».

«Новому проспекту» стали известны подробности процедуры банкротства завода «Севкабель», старейшего российского предприятия кабельной промышленности. Похоже, планы банка «Траст» сохранить производство так и останутся нереализованными.
Как сообщили «Новому проспекту» в комитете по труду и занятости населения Петербурга, в конце прошлой недели с завода «Севкабель» уволились 148 человек. Всего предприятие намерено уволить 478 сотрудников.

Проблемы у «Севкабеля» начались весной 2019 года, когда его владельца, компанию «Росскат», стал банкротить банк «Траст». Чуть раньше «Севкабель» заключил договоры поручительства по кредитам «Росската» перед Сбербанком и банком «Траст» на 5,5 млрд рублей, из-за чего и сам попал в затруднительное положение.

В конце октября прошлого года совет директоров «Севкабеля», куда уже входили представители банка «Траст», принял решение о ликвидации предприятия. Чуть позже банк инициировал процедуру банкротства завода.

И НЕ ОСТАЛОСЬ НИКОГО

Как рассказал «Новому проспекту» источник, знакомый с ситуацией на «Севкабеле», профессиональные кадры, «кабельщики», уже давно покинули предприятие, а специалисты коммерческого блока разошлись по кабельным компаниям: часть из них ушла в московский кабельный холдинг «Альянс».

Но самое главное — уже нет оборудования, которое работало на «Севкабеле». «Его либо продали, либо распилили на металлолом и продали», — говорит собеседник «Нового проспекта». Юристы напоминают, что наличие оборудования и его стоимость определят в рамках конкурсного производства на предприятии. Конкурсный управляющий Елена Савчук запрос «Нового проспекта» о дальнейшей судьбе «Севкабеля» проигнорировала.

По данным Единого федерального реестра сведений о банкротстве (ЕФРСБ), в конце февраля состоялось собрание кредиторов предприятия. На нем было решено создать комитет кредиторов. Кроме того, рассматривался вопрос об организации дальнейшей хозяйственной деятельности должника. Решение по нему не было принято, так как «конкурсному управляющему единственный участник собрания, обладающий правом голоса, сдал незаполненный бюллетень», отмечается в ЕФРСБ.

СТРАННОЕ БАНКРОТСТВО

Некоторые эксперты удивлены таким поворотом событий. «По общему правилу введение конкурсного производства влечет прекращение деятельности должника. Но по решению собрания кредиторов должник может продолжить деятельность. В случае с заводом, у которого есть текущие обязательства и работники, продолжение деятельности логично», — говорит руководитель практики антикризисного управления и банкротства «Дювернуа Лигал» Карина Епифанцева. Она предположила, что участвующим в собрании от «Траста» лицам, возможно, не знакома специфика деятельности должника. «Поэтому они не могут оперативно принять решение», — добавляет она.

«Судя по остальным принятым решениям собрания кредиторов и по оперативности действий конкурсного управляющего, можно предположить, что он и кредитор-заявитель стремятся быстрее провести процедуру, в том числе реализовать имущество должника и распределить вырученные средства между кредиторами. В частности, управляющий уже обратился с заявлениями об оспаривании сделок и о привлечении контролирующих лиц — Сергея Ярмилко и Александра Вознесенского — к субсидиарной ответственности», — говорит руководитель практики разрешения споров и банкротства Maxima Legal Сергей Бакешин.

По словам руководителя группы по банкротству компании «Качкин и партнеры» Александры Улезко, если контролирующие лица будут привлечены к субсидиарной ответственности, то появится шанс удовлетворить требования кредиторов (в случае, если у них есть ликвидное имущество). «Кредиторы могут также получить право требования к лицам, привлеченным к ответственности, и взыскивать задолженность самостоятельно», — добавляет она.

Между тем Карине Епифанцевой доводы конкурсного управляющего для привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности кажутся неубедительными. «Участник общества по закону не обязан обеспечивать сохранность документов общества, тем более участник УК этого общества. Также нельзя признать обоснованными требования о передаче материальных ценностей», — говорит она.

Так что в целом, по мнению Карины Епифанцевой, поданное заявление больше похоже на ходатайство об истребовании документов должника. Она отмечает и другие особенности банкротства «Севкабеля». «Важно, что «Траст» является и кредитором-заявителем, и контролирующим лицом участника должника — АО «Росскат». Это ненормальная ситуация, так как банкротство призвано защищать внешних кредиторов, не участвовавших в управлении должником», — говорит она. Карина Епифанцева считает, что вопрос о том, почему АО «Росскат» не рассчиталось по кредитам, по которым выдано поручительство «Севкабеля», надо задавать непосредственно «Трасту». «Имея контроль над основным заемщиком, можно, например, специально допустить дефолт по кредиту, чтобы как кредитор получить требование к поручителю», — рассуждает Карина Епифанцева.

Между тем пресс-служба банка «Траст» фактически не комментирует свои планы по «Севкабелю». В конце прошлого года в «Трасте» сообщали, что планируют сохранить производство на «Севкабеле», а в начале этого года посоветовали «Новому проспекту» обратиться с этим вопросом к конкурсному управляющему.

ВЫХОДА НЕТ

По данным Сергея Бакешина, доля конкурсных производств, которые завершаются для должника сравнительно благополучно, составляет около 5%. «В отношении «Севкабеля» принято решение о ликвидации, поэтому его шансы продолжить работу ещё ниже», — добавляет он.

«Как правило, выход из процедуры банкротства в российских реалиях связан с появлением инвестора, который может обеспечить выкуп большей части долгов и заключить мировое соглашение. В остальном восстановление платежеспособности банкротящейся компании — это крайне редкие случаи. Обычно они связаны с заключением мирового соглашения. Для этого необходимо согласие большинства кредиторов», — говорит Александра Улезко.

В качестве примера она привела ЗАО «Металлургический завод «Петросталь», где была ведена процедура банкротства. Там было заключено мировое соглашение с кредиторами, и завод продолжает работать. «Однако не похоже, что «Севкабель» станет одним из таких примеров», — считает Александра Улезко.
Интересно, что покупатель на активы самого «Росската» уже фактически нашелся. В начале года СМИ сообщали о том, что его намерен купить ГК Akron Holding (занимается переработкой меди и производством кабельной продукции).

В пресс-службе Akron планы приобрести «Росскат» и его активы не прокомментировали. Тем не менее источники на рынке знают, что Akron действительно проявляет интерес к «Росскату», в частности к его подразделению по переработке цветных металлов и производству медных кабелей. «Но интереса к петербургской площадке «Росската» у Akron нет», — отмечает собеседник «НП». Так что «Севкабель» это не спасет.

Екатерина Фомичева, Ольга Вильде

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ