Комментарии в СМИ

«Нет имущества – нет банкротства?»

Старший юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Александра Улезко обращает внимание, что при применении норм о банкротстве граждан нередко встает вопрос, не будет ли являться злоупотреблением правом гражданином, который при отсутствии имущества инициирует собственное банкротство с целью получить освобождение от долгов.

Верховный Суд указал, что отсутствие у гражданина имущества само по себе не является основанием для прекращения производства по делу о банкротстве этого гражданина.

Эксперты отметили, что чаще всего суды отказывают в принятии заявлений о начале процедуры банкротства, если ее некому оплачивать, поэтому выраженная Верховным Судом позиция важна для практики. Особенно примечательно указание Суда на то, что один лишь факт подачи гражданином заявления о собственном банкротстве нельзя признать безусловным свидетельством его недобросовестности, заметил один из них.

Согласно материалам дела, включенного в очередной Обзор судебной практики Верховного Суда, суд первой инстанции вынес определение о прекращении производства по делу о банкротстве гражданина. Данное определение было оставлено без изменения постановлениями суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа. В обоснование суды ссылались на то, что отсутствие у гражданина имущества исключает введение процедуры реализации его имущества, так как не достигается ее цель – пропорциональное удовлетворение требований кредиторов.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ не согласилась с выводами нижестоящих судов и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Верховный Суд указал, что по результатам формирования конкурсной массы, а также на основе доказательств, представленных должником и его кредиторами, суд должен оценить причины отсутствия у должника имущества. В случае установления недобросовестности поведения должника суд вправе указать в определении о завершении конкурсного производства на неприменение правил об освобождении гражданина от исполнения долговых обязательств. Действующее законодательство исключает возможность банкротства испытывающего временные трудности гражданина, который в течение непродолжительного времени может выполнить в полном объеме свои обязательства, исходя из размера его планируемых доходов. Тем самым устанавливается баланс между социальной реабилитацией должника при списании с него долговых обязательств и защитой прав кредиторов. Таким образом, вывод судов о том, что процедура реализации имущества гражданина сводится к формальной констатации отсутствия у него имущества и автоматическому освобождению от обязательств, является ошибочным.

Председатель КА «Сазонов и партнеры» Всеволод Сазонов обратил внимание на то, что решения о прекращении производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием имущества должника встречаются редко. «Гораздо чаще суды процедуру не начинают вообще, если некому ее оплачивать: у физического лица нет на это денег, и кредитор не хочет платить», – сказал адвокат.

Управляющий партнер КА «Старинский и партнеры» Владимир Старинский подчеркнул, что для принятия решения о том, имеет ли гражданин право воспользоваться механизмом банкротства, должна быть соблюдена определенная процедура. По его мнению, отказывая в подобных случаях в принятии заявлений о банкротстве, суды защищают права кредиторов, которые и так уже находятся под охраной законодательства. «На практике единой позиции по этому вопросу нет. Все зависит от конкретного судьи и его видения целей процедуры банкротства», – отметил Владимир Старинский.

Старший юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Александра Улезко отметила, что рассмотренный Верховным Судом вопрос важен для практики, поскольку при применении норм о банкротстве граждан нередко встает вопрос, не будет ли являться злоупотреблением правом гражданином, который при отсутствии имущества инициирует собственное банкротство с целью получить освобождение от долгов. По ее мнению, высшая судебная инстанция проявила довольно взвешенный подход к проблеме, указав, что один лишь факт подачи гражданином заявления о собственном банкротстве нельзя признать безусловным свидетельством его недобросовестности.

Светлана Рогоцкая

Материал опубликован на сайте «Новой адвокатской газеты» 05.05.2017

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ