Комментарии в СМИ

«Пелла» в судебных тисках. Верфь банкротит крымский завод «Море»

Александра Улезко, руководитель группы по банкротству адвокатского бюро «Качкин и Партнeры», комментирует материал о банкротстве судостроительной компании.

Судостроительный завод «Море» намерен обанкротить областное ООО «Интро-Пелла». Подан иск о несостоятельности, который связан с давним спором между предприятиями. «Море» требует от «Пеллы» вернуть около 150 млн рублей за выполненные работы. Эксперты сомневаются, что этот спор приведет к банкротству «Пеллы», но финансовые сложности у компании возникнут.

АО «Судостроительный завод «Море» подал банкротный иск к ООО «Интро-Пелла», входящему в судостроительную ГК «Пелла» из Ленобласти. Сумма требований в иске не указана. Участники рынка говорят, что речь идет о задолженности за выполненную работу в размере 150 млн рублей.

Как пояснили «Новому проспекту» на областном предприятии, «Пелла» не может погасить задолженность полностью из-за того, что Минобороны пока не перечислило заводу средства за строительство опытного судна «Ладога» (около 2 млрд рублей), сданного еще в 2018 году. В ОСК, в которую из «Ростеха» переходит «Море», ситуацию не прокомментировали.

С момента как «Крым наш»

У «Пеллы» и завода «Море», расположенного в Феодосии, давняя история сотрудничества. Она тянется с 2014 года. Семь лет назад областное предприятие курировало работу тогда простаивающего «Моря»: вложило в крымский завод 850 млн рублей, отдав ему часть подрядов. Также на «Море» «Пелла» отправила 250 своих специалистов. Обсуждалась возможность передачи части активов «Моря» в собственность «Пеллы», но в итоге крымское предприятие отошло «Ростеху», а сейчас переходит в собственность ОСК.

До конца прошлого года «Пелла» арендовала у «Моря» часть производственных площадей, где строила три малых ракетных корабля проекта 22800 «Каракурт». Как сообщалось ранее, эти работы выполняются в кооперации с «Морем». За 2020 год завод «Море», по данным СПАРК, получил выручку в 891 млн рублей и убыток в 55 млн рублей.

С 2019 года завод «Море» стал требовать от «Интро-Пеллы» (занимается строительством корпусов судов и монтажом оборудования) средства за проделанные работы, то есть за выполнение подряда по строительству «Каракурта». В частности, в рамках одного иска крымский завод требовал от структуры «Пеллы» более 200 млн рублей. В апреле этого года половина долга была погашена в рамках мирового соглашения.

В другом иске «Море» требует от «Интро-Пеллы» еще почти 50 млн рублей, также за выполненные работы. «В итоге общая сумма долга структур «Пеллы» перед заводом «Море» составляет 150 млн рублей», — комментирует руководитель практики разрешения споров и банкротства Maxima Legal Сергей Бакешин.

Другие юристы напоминают, что возбуждение дела о банкротстве — действенный способ возвращения долгов.

«У кредитора есть два основных пути: возбуждение дела о банкротстве или инициирование исполнительного производства. Учитывая не особенно быструю работу службы судебных приставов, в большинстве случаев банкротство оказывается эффективнее», — комментирует Александра Улезко, руководитель группы по банкротству адвокатского бюро «Качкин и Партнeры».

По ее словам, заявление о признании должника банкротом наносит его бизнесу репутационный урон. Возникает также возможность оспаривания сделок и привлечения контролирующих бизнес лиц к субсидиарной ответственности. «Даже если долг будет выплачен и дело о банкротстве далеко не зайдет, контрагенты ответчика могут начать нервничать и задавать вопросы. Это чревато для бизнеса», — добавляет она.

Эксперты говорят, что 150 млн рублей — довольно крупная сумма для судостроительного завода. «Такой долг вполне может привести к его банкротству. Впрочем, не думаю, что до этого дойдет, поскольку «Пелла» относится к стратегически важным предприятиям», — говорит источник в отрасли.

«Но если вспомнить, что недавно завод «Арсенал» подал заявление о банкротстве головной компании «Пелла», можно говорить о тяжелом финансовом положении всей группы. А поскольку в отношении обеих компаний поданы заявления о банкротстве, они не смогут финансово поддержать друг друга», — говорит Сергей Бакешин.

Правда, по его словам, «Арсенал» нарушил правила публикации уведомления о намерении подать заявление о банкротстве, поэтому суд может его вернуть.

По словам Александры Улезко, если будут возбуждены оба дела о банкротстве и введены процедуры, прямого влияния одного дела на другое не будет, так как банкротства группы компаний в России пока нет. «Но могут быть пересечения по каким-то сделкам. Кроме того, в одном деле могут обнаруживаться значимые для другого дела фактические обстоятельства, достаточные для привлечения к субсидиарной ответственности», — заключила она.

Системные сложности

Эксперты отмечают, что у «Пеллы» может быть сложное финансовое положение в связи с системными проблемами в судостроительной отрасли. «Как известно, все судостроительные предприятия сильно закредитованы, поэтому регулярно возникают ситуации, когда заказов у того или иного завода много, а средства для их выполнения поступают нерегулярно или с опозданием. Происходят кассовые разрывы, из-за которых верфи не могут вовремя расплатиться с подрядчиками», — комментирует гендиректор Выборгского судостроительного завода (ВСЗ) Александр Соловьев.

«Проблема «Пеллы» может быть в том, что компания набрала слишком много заказов на строительство судов (рыболовецкие суда, ледокол мощностью 18 МВт ледового класса Icebreaker7). Объемы большие, финансовых ресурсов на выполнение не хватает, рентабельность производства низкая», — говорит другой собеседник «НП» в отрасли.

Госпомощь и убытки

Некоторым верфям, входящим в госструктуры и получающим помощь от государства, может быть несколько проще, чем частным судостроителям, к которым относится «Пелла».

Например, ВСЗ удалось частично поправить свое финансовое положение за счет поддержки головной компании: недавно ОСК докапитализировала завод на 1,3 млрд рублей, а также предоставила заем еще на 2 млрд рублей.

«Кроме того, нам удалось рефинансировать ряд кредитов. Дополнительная поддержка поступила в виде участия в гособоронзаказе», — рассказывает Александр Соловьев.

Тем не менее за минувший год ВСЗ увеличил убыток на 15%, до 2 млрд рублей, а выручка предприятия сократилась на 10%, до 4,6 млрд рублей.

Некоторые верфи Северо-Запада, входящие в ОСК, тоже не могут похвастаться хорошими финансовыми результатами за прошлый год. Так, Балтийский завод увеличил убыток на 22%, до 7,9 млрд рублей по сравнению с 2019 годом, а выручка предприятия сократилась на 8%, до 18,9 млрд. Однако та же Северная верфь, которая ранее несколько лет подряд показывала убытки, закончила год с прибылью в 173,3 млн рублей, но выручка предприятия при этом сократилась на 28% до 14,9 млрд рублей. А оборот Средне-Невского судостроительного завода увеличился с 10 млрд до 11 млрд рублей в 2020 году. При этом чистая прибыль компании сократилась с 952 млн рублей в 2019-м до 189 млн рублей в 2020 году. Лучшие результаты оказались у Адмиралтейских верфей: выручка превысила 39 млрд рублей в 2020 году (против 35 млрд годом ранее), а чистая прибыль выросла почти в 2 раза, до 3,5 млрд рублей.

По данным исследования Infoline «Судостроительная промышленность России», в прошлом году количество переданных заказчикам крупных и средних судов и кораблей в гражданском судостроении сократилось (было передано 73 судна против 77 в 2019 году). А в военном секторе был рост (35 кораблей против 25 в 2012 году). По итогам 2020 года совокупная стоимость сданных гражданских и военных объектов составила 214 млрд рублей.

СПРАВКА НОВОГО ПРОСПЕКТА

ГК «Пелла» производит буксиры, рыболовецкие суда, а также малые боевые корабли «Каракурт». Помимо двух производственных площадок в Ленобласти у «Пеллы» действует завод Pella Sietas в Гамбурге, где строятся инновационные суда специального назначения и плавучие транспортные средства.

Выручка ООО «Интро-Пелла», входящего в группу компаний, согласно СПАРК, за прошлый год составила 2 млрд рублей, прибыль — 118 млн рублей. Однако выручка головного предприятия, ОАО «Пелла», снизилась с 13 млрд до 10 млрд рублей в 2020 году. Убыток составил 1,1 млрд рублей против 29 млн рублей прибыли в 2019 году.

По данным Центра раскрытия корпоративной информации, основной акционер компании с долей в 79% — это ее гендиректор Герберт Цатуров.

В марте этого года на заводе компании в Отрадном произошло ЧП — на бок завалился рыболовный траулер «Скорпион» с рабочими на борту. Несколько человек погибли, возбуждено уголовное дело.

Екатерина Фомичева

Материал опубликован на сайте «Новый Проспект» 21.07.2021

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ