Комментарии в СМИ

«ВС напомнил о возможности возбуждения банкротного дела на основании неисполненного требования о реституции»

Комментирует возможность возбуждения банкротного дела на основании неисполненного требования о реституции руководитель группы по банкротству АБ «Качкин и Партнеры» Александра Улезко.

Как пояснил Верховный Суд, принудительное исполнение судебного определения о возврате в конкурсную массу переданного по недействительным сделкам имущества допустимо путем возбуждения дела о банкротстве должника.

По мнению одного из адвокатов, в рассматриваемом деле ВС подтвердил общую тенденцию максимального возврата имущества и денежных средств в конкурсную массу. Другая выразила удивление, что данный спор дошел до Верховного Суда, но объяснила это тем, что суды на уровне округов продолжают сомневаться, являются ли реституционные требования основанием для возбуждения дела о банкротстве.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 305-ЭС20-15076 по делу о банкротстве организации-должника по реституционному требованию конкурсного управляющего банка-банкрота.

В январе 2018 г. АС г. Москвы признал недействительными 10 внутрибанковских операций ООО «МЕТРОПОЛЬ» (дело № А40-71548/2014 о банкротстве банка ООО КБ «ЯР-БАНК»). В частности, были признаны недействительными взаимные денежные переводы между обществами «МЕТРОПОЛЬ» и «ЮбериБридж» с их счетов в указанном банке с 5 по 7 мая, а также 24 июня 2014 г. Тогда суд установил, что такая цепочка взаимосвязанных платежей прикрывала сделку дарения банком денежных средств обществу «МЕТРОПОЛЬ». В связи с этим суд обязал общество возвратить в конкурсную массу банка переданные им денежные средства на общую сумму 419 млн руб.

В связи с неисполнением обществом обязательств по возврату денежных средств конкурсный управляющий банка обратился в суд с заявлением о банкротстве должника. АС г. Москвы отказал во введении наблюдения в отношении общества, и производство по делу было прекращено. В дальнейшем апелляция и кассация поддержали определение первой инстанции.

Суды исходили из отсутствия у банка реституционного требования к должнику ввиду того, что в актах по делу № А40-71548/2014 спорные сделки не были квалифицированы в качестве дарения, а также не были применены последствия недействительности ничтожной сделки дарения. Кроме того, на должника была возложена обязанность возвратить в конкурсную массу банка денежные средства, поступившие от его клиентов. Суды также указали на отсутствие у банка денежного требования к должнику и установили отсутствие к последнему требований иных кредиторов. В дальнейшем конкурсный управляющий банка направил кассационную жалобу в Верховный Суд РФ.

Изучив материалы дела № А40-297160/2019, Экономколлегия ВС напомнила, что перечень денежных обязательств, на основании которых допускается возбуждение дела о банкротстве, не является исчерпывающим. Исключением служат обязательства, прямо установленные законом и содержащиеся в закрытом перечне. «Заявленное в рассматриваемом деле реституционное требование о возврате в конкурсную массу полученного по цепочке взаимосвязанных платежей, прикрывающих собой сделку дарения банком денежных средств должнику, к числу такого рода исключений ни Законом о банкротстве, ни иными законами не отнесено. Следовательно, принудительное исполнение судебного определения о возврате в конкурсную массу переданного по данным недействительным сделкам допустимо путем возбуждения дела о банкротстве должника», – отмечается в определении.

Верховный Суд пояснил, что выводы нижестоящих инстанций и аргументы представителей должника об обратном (в том числе об обязанности должника возвратить на расчетный счет банка денежные средства, поступившие от клиентов) ошибочны и являются результатом недопустимой переоценки вступивших в силу судебных актов по делу о банкротстве банка и установленных фактических обстоятельств.

Экономколлегия сочла необоснованным вывод судов о том, что заявленное требование, по сути, является убытками банка, во взыскании которых ранее было отказано вступившим в силу решением суда по делу № А40-14029/2015. Основанием для отказа в данном иске, в частности, стала недоказанность оспаривания договора купли-продажи простых векселей от 15 апреля 2014 г. Дело в том, что впоследствии договор был оспорен в деле о банкротстве банка и признан недействительной сделкой, совершенной за месяц до даты назначения временной администрации в отсутствие равноценного предоставления для кредитной организации. В обособленном споре по делу № А40-71548/2014 суд согласился с доводами конкурсного управляющего банка о том, что 18 простых векселей ООО «ПАРИТЕТ ГРУПП» фактически не были переданы банку как покупателю.

Такие векселя, отметил ВС, не были обеспечены имуществом векселедателя и не имели какой-либо ценности, в то время как в пользу последнего как продавца были перечислены принадлежащие банку денежные средства. Поскольку часть собственных денежных средств банка в размере 419 млн руб. в конечном итоге оказалась на счете должника, восстановивший свое нарушенное право банк справедливо претендует на их получение с общества-должника.

Судебная коллегия ВС также не согласилась с выводами нижестоящих судов о том, что право банка в лице его конкурсного управляющего на возврат в конкурную массу принадлежащих должнику денежных средств не нарушено в связи с удовлетворением в гражданском деле № 2-450/2018 Дорогомиловского районного суда г. Москвы иска банка о взыскании с четырех физлиц причиненного преступлением материального ущерба в размере 569 млн руб.

«До настоящего времени указанное решение суда общей юрисдикции не исполнено, причиненные банку убытки не возмещены, в связи с чем его нарушенное право нельзя признать восстановленным. В этой связи, до момента фактического возмещения имущественных потерь вышеуказанными физическими лицами, банк вправе требовать получения собственных денежных средств с общества (в том числе через инициирование дела о его несостоятельности (банкротстве)), что вопреки ошибочным аргументам представителей должника нельзя рассматривать в качестве ничем не обусловленной финансовой санкции», – заключил Верховный Суд, отменив акты нижестоящих инстанций и вернув дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Адвокат АП Самарской области Кирилл Щербаков в комментарии «АГ» отметил, что в рассматриваемом деле Верховный Суд подтвердил общую тенденцию максимального возврату имущества и денежных средств в конкурсную массу должника. «Определение ВС соотносится с общей практикой по обеспечению прав наиболее широкого количества кредиторов в ходе процедуры банкротства организации, так как в данном случае судом уже установлено наличие задолженности организации перед банком-банкротом. Тем самым решался вопрос о правомерности взыскания этих средств через процедуру банкротства уже коммерческой организации», – пояснил он.

По мнению адвоката, нижестоящие суды отказали во введении наблюдения и прекратили производство по делу о банкротстве организации, сославшись на отсутствие у банка денежного требования к ней, однако Верховный Суд указал на ошибочность данных выводов и отменил указанные решения судов. «ВС подчеркнул, что до момента фактического возмещения имущественных потерь банк вправе требовать получения собственных денежных средств с коммерческой организации, том числе путем инициирования дела о ее банкротстве», – резюмировал Кирилл Щербаков.

Адвокат, руководитель группы по банкротству АБ «Качкин и Партнеры» Александра Улезко выразила удивление, что рассматриваемый спор дошел до Верховного Суда. «Несмотря на четкие разъяснения в п. 12 Обзора судебной практики ВС № 1 за 2018 г. о том, что перечень денежных обязательств, на основании которых допускается возбуждение дела о банкротстве, не является исчерпывающим, суды на уровне округов продолжают сомневаться, являются ли реституционные требования основанием для возбуждения дела о банкротстве. Ярким примером тому является рассмотренный ВС спор о возбуждении дела о банкротстве ООО “Монт-Сталь-Рус” (Определение от 3 августа 2020 г. № 307-ЭС20-2237 по делу № А21-8956/2018)», – пояснила она.

В рассматриваемом деле, добавила адвокат, интересен вывод Суда о том, что взыскание с бенефициаров должника ущерба, причиненного преступлением, не препятствует взысканию ущерба и возбуждению дела о банкротстве в отношении должника-юрлица, пока требования не исполнены фактически. «В любом случае, при возбуждении дела о банкротстве важно наличие неисполненного денежного обязательства, которое, по общему правилу, должно быть подтверждено решением суда и не исполняться в течение трех месяцев. По большому счету, вопрос двойного взыскания на этом этапе интересовать суд не должен», – подчеркнула Александра Улезко.

Зинаида Павлова

ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD
Кирилл Саськов

Адвокат
Партнер
Руководитель корпоративной и арбитражной практики

Cкачать VCARD
Александра Улезко

Адвокат
Руководитель группы по банкротству

Cкачать VCARD

ПРОЕКТЫ